Поиск - новости науки и техники

Без плана по валу. Квоты для диссоветов осложнят их работу.

Научно-педагогическая общественность страны в последнее время активно обсуждает проблемы аттестации ученых. В печати появляются различные предложения по оптимизации, реформированию порядка защиты, аттестации. Обоснованно предлагается повысить ответственность всех причастных к защите диссертационных работ по всей вертикали и так далее. Вместе с тем есть объективная и субъективная стороны проблемы, возникшей, по крайней мере, около 20 лет назад и с тех пор “тлеющей”.
Почему или, точнее, к чему нужно столько преподавателей с учеными степенями? Их количество – один из важнейших критериев в оценке деятельности вузов, НИИ вообще, а при комплексной оценке (аттестации, аккредитации, лицензировании) в особенности. Поэтому все учебные и научные учреждения стремятся к заветной 100-процентной остепененности. Кроме того, и внутри “остепененного сообщества” существует определенная градация – “доля” в нем докторов наук. Чем эта доля больше, тем лучше выглядит и учебное (или научное) заведение. В перечне указанных критериев есть и количество аспирантов на 100 студентов. Если цифра ниже установленного уровня – аттестация тоже оказывается под угрозой. Вот и приходится почти насильно загонять в аспирантуру часть “талантливой” молодежи. За этим следует еще один критерий – количество аспирантов, завершивших диссертационную работу в установленные три года. Невыполнение этого показателя также может вызвать серьезные вопросы при аттестации. Но при существующей слабой научной базе многих вузов и низкой мотивации к научной деятельности привлеченной “талантливой” молодежи доля выполненных в срок кандидатских диссертаций оказывается меньше 50%.
Гонка за валом, за количеством не способствует росту (а то и просто наличию) качества диссертационных работ и не увеличивает число преподавателей высокой квалификации. Поэтому, думаю, следовало бы еще раз вернуться к обоснованности включения этих показателей в качестве критериев в комплексную оценку деятельности вузов и НИИ. Ведь, по большому счету, эффективность, состоятельность вуза (НИИ) должны определяться его востребованностью обществом, государством, его вкладом в развитие экономики, социальной сферы страны. Все остальное – второстепенно и формально.
В статье “Квоты на престиж?” (“Поиск” №7, 2013) член-корреспондент РАН И.Каляев ставит вопрос: нужно ли нашей стране такое обилие остепененных гуманитариев и общественников? Вопрос, мне кажется, вполне резонный. Но ответ, а точнее, решение выглядит нереальным и невыполнимым. Кто (какая госструктура?) в состоянии оценить потребность в остепененных специалистах для различных секторов экономики? Кроме того, возникает простой вопрос: кто нужнее заводу – кандидат наук с диссертацией по узкой теме или высококлассный специалист без ученой степени, но на мировом уровне владеющий технологией в своей сфере? Представляется также, что введение квот на количество диссертаций в диссертационные советы, во-первых, может привести к усложнению их работы, а во-вторых, несомненно, несет в себе коррупционный компонент. В здравоохранении существуют квоты на оказание помощи с использованием высокотехнологичных методов лечения, которые, по сути, являются дорогостоящими (более 120 тысяч рублей). Здесь введение квот вызвано недостаточным финансированием системы здравоохранения, а не тем, что не хватает специалистов соответствующего уровня. Некоторые больные, не дождавшись очереди на квоту, умирают. В работе диссертационных советов подобных проблем вроде бы нет, поэтому совет должен ориентироваться на достойные, хорошие диссертации, а не на их количество, определенное квотой.
Еще один уязвимый момент деятельности диссертационных советов: эта работа выполняется на общественных началах, но в основное рабочее время членов совета. Как быть с Трудовым кодексом – ведь все члены совета в день защиты ставят “плюсик” в табеле и получают заработную плату? Может, защиты проводить в выходные, праздничные дни? Этот вопрос также нуждается в законодательном, правовом регулировании.
Как же усовершенствовать аттестацию научно-педагогических кадров, отсечь недобросовестных “соискателей”, стремящихся влиться в ряды ученых? Здесь, мне представляется, нужно вспомнить и снова использовать наработанный опыт системы подготовки научно-педагогических кадров в советскую эпоху. К примеру, планирование и защита диссертаций, особенно докторских, тогда проходили через проблемные комиссии по специальностям, существовавшие на нескольких уровнях – после Ученого совета факультета работы рассматривались на комиссиях вуза (НИИ), потом в комиссиях на уровне РСФСР, СССР. Докторские диссертации обсуждались на проблемных комиссиях Межведомственного совета (в сфере здравоохранения это был Межведомственный совета Минздрава и РАМН, тогда АМН СССР). В ходе этих нескольких этапов слабые работы отсеивались, иногда отправлялись на доработку и рассматривались повторно только через несколько лет. В те годы вся научная общественность страны знала о выполнении докторской диссертации, в лицо знали и диссертанта. Сегодня же об ином докторе наук узнают только после получения им соответствующего диплома…
Существовавшая система рассмотрения научных работ исключала их дублирование, повышала ответственность научных руководителей, глав учреждений, проблемных комиссий и, конечно, диссертанта.
Как вариант можно рассмотреть возможность назначения в качестве ведущих организаций научных учреждений других стран, а в качестве официальных оппонентов – известных зарубежных ученых при представлении в ВАК и диссертационные советы мотивированного заключения о равноценности их отечественным. 
И последнее. Сегодня есть немало специалистов, которые занимаются практической деятельностью и одновременно ведут научные исследования (например, работающие в клинике ученые-медики). Для них можно предусмотреть иной, чем для научных работников, порядок аттестации. Не требовать от них оформления диссертационной работы, а разрешить защищать ее в виде публичного научного доклада, после чего присваивать звание “доктор” по специальности (например, доктор медицины, доктор философии и др.). В этом случае докторская степень, конечно, не должна служить основанием для присуждения ученого звания доцента, профессора. Такие аттестационные комиссии можно было бы создавать при соответствующих министерствах федерального уровня.
В

иль Тимербулатов,
член-корреспондент РАМН, председатель диссертационного совета Д 208.006.02

Нет комментариев