Поиск - новости науки и техники

На переоценку! Запускается новый механизм определения научной результативности.

Опубликован перечень поручений президента по итогам заседания Совета при Президенте РФ по науке и образованию, которое проходило в Петербургском институте ядерной физики НИЦ “Курчатовский институт”. Главной темой встречи было укрепление инфраструктуры исследований и, в частности, развитие центров коллективного пользования и оборудования из разряда megascience. Обсуждался на ней также и вопрос об оценке результативности научных организаций, прямо не связанный с основной тематикой. И по этой “побочной” проблеме, как показал анализ поручений главы государства, были приняты очень серьезные решения, которые затронут все исследовательские структуры.
Напомним, о чем шла речь на заседании президентского совета. Доклад, посвященный оценке результативности, сделал генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов, член Президиума РАН, президент Ассоциации государственных научных центров (ГНЦ), академик Евгений Каблов (на снимке). Он сообщил, что сегодня в России в области исследований и разработок занято более 3600 организаций. Согласно отчету, представленному в совет Министерством образования и науки, только для 817 из них оценены результаты работы за 2010-2012 годы. Можно сказать, что процесс еще в самом начале. И то, как он протекает, по словам академика Каблова, не устраивает научное сообщество.
– В развитых странах мониторинг результативности научных структур проводят национальные экспертные организации, – заявил докладчик. – Невозможно представить себе ситуацию, чтобы анализ эффективности и конкурентоспособности в такой деликатной и важной сфере, как наука, был отдан на откуп иностранной компании. А у нас, как ни странно, это произошло.
Отвечая на удивленный вопрос президента страны Владимира Путина, что же случилось у нас, Евгений Каблов объяснил: по итогам конкурса Минобрнауки право оценивать российские научные структуры и ученых получила аудиторская компания PricewaterhouseCoopers (PwC) Russia B.V., которой выделят на эти работы 90 миллионов рублей.
Комментируя ситуацию, министр образования и науки Дмитрий Ливанов проинформировал главу государства о том, что PwC Russia B.V. – компания, которая работает в российской юрисдикции, но по международным стандартам. Поэтому министерство посчитало, что она может дать объективную картину того, как развивается наша научная сфера.
Академик Каблов в ответ заметил, что экспертиза организаций должна носить вневедомственный характер и производиться внешней независимой структурой, но последняя должна быть национальной, созданной решением правительства. “Ее можно назвать Российским научным советом”, – предложил Евгений Николаевич и добавил, что в задачи этого органа наряду с налаживанием государственной системы мониторинга науки могли бы входить и составление научно-технологического прогноза развития России, выбор приоритетов исследований и разработок, а также экспертиза крупных национальных проектов.
По мнению Е.Каблова, совет имеет смысл создать на базе Российской академии наук при участии представителей других госакадемий, национальных исследовательских и государственных научных центров, ведущих вузов, законодательной и исполнительной власти.
Академик предложил также опираться на многолетний опыт оценки государственных научных центров, которую проводит межведомственная комиссия. ГНЦ оцениваются по наукометрическим критериям, данным экспертов и результатам инновационной деятельности. С этими показателями у научных центров все в порядке. Так, в 2011 году ГНЦ произвели наукоемкой продукции на сумму 78,5 миллиарда рублей, при том что внутренние текущие затраты на исследования и разработки в стране в этом же году составили 50,2 миллиарда.
Глава государства согласился с тем, что “национальный фактор оценки должен быть решающим” и что в составлении карты российской науки “значительная роль и ответственность должны принадлежать именно академическому сообществу. “Давайте вместе подумаем о том, как направить ситуацию в такое русло, чтобы и задачи решались, и не было бы ненужных опасений и вопросов со стороны представителей научного сообщества”, – отметил Владимир Путин.
Надо сказать, что в поручениях президента идея об учреждении Российского научного совета отражения не нашла. Зато там фигурирует задание внести в акты Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, государственных академий наук “возможность использования для оценки российских научных организаций показателей результативности, применяющихся в “экономически развитых странах”. Правда, “национальный фактор оценки” отыгран пунктом, предписывающим Российской академии наук подготовить предложения об участии ее научных учреждений в экспертном обеспечении вневедомственной оценки исследовательских структур.
Мы попросили инициатора дискуссии Евгения Каблова прокомментировать внесенные им предложения и намеченные властью планы по их реализации.
– Евгений Николаевич, не считаете ли вы, что ваша идея о создании Российского научного совета не нашла отражения в поручениях президента, поскольку в случае создания такого органа оказался бы под вопросом уже запущенный проект “Карта российской науки”?
– В своем выступлении я не предлагал закрыть проект Минобрнауки, а говорил только о том, что в определении потенциала научных организаций основная роль должна принадлежать национальному экспертному сообществу. При этом к экспертизе по отдельным направлениям можно привлекать и зарубежных специалистов.
– Если национальный научный совет все же будет создан, какой организационно-правовой статус он может иметь?
– Это должна быть организация при правительстве по примеру Научного совета Германии и Национального научно-исследовательского комитета во Франции.
– Какими, по-вашему, должны быть критерии оценки эффективности научных структур?
– Сегодня одним из основных показателей оценки научно-технической деятельности организации является количество публикаций результатов исследований и разработок. Я полагаю, что библиометрические показатели – необходимое, но недостаточное условие: наряду с другими они лишь составляют основу для работы экспертов. Кроме того, важнейшим критерием результативности научной и научно-технической деятельности должны стать патенты и полезные модели, промышленные образцы, участие в государственных научно-технических программах, выполнение экспертной научно-прогнозной деятельности, лицензионные соглашения, организация и участие в запуске высокотехнологичных производств, подготовка и переподготовка научных, инженерных кадров.
– Довольны ли вы тем, как сформулированы поручения президента по вашему вопросу?
– В подписанном президентом перечне поручений учтено большинство наших предложений. Там, в частности, говорится о введении вневедомственной оценки результативности деятельности научных организаций и образовании для этого референтных групп из исследовательских структур по областям знания и видам проводимых работ. Очень важным мне кажется и распоряжение в адрес правительства и Российской академии наук с просьбой представить предложения по критериям результативности структурных подразделений научных учреждений при определении объемов финансирования их деятельности в рамках государственного задания.

Надежда ВОЛЧКОВА
Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев