Поиск - новости науки и техники

Гуманитарный алгоритм. Международные связи РГНФ становятся шире и глубже.

В Сухуми, на Второй Российско-абхазский гуманитарный форум “Абхазия и Россия: роль народной дипломатии в укреплении единого социокультурного пространства” делегация Российского гуманитарного научного фонда привезла книги – около 130 томов, фундаментальные исследования, опубликованные при финансовой поддержке РГНФ. Казалось бы, что особенного? Однако выставка книг стала событием.
– Честно говоря, я давно не видел такого интереса к научной литературе, – признался заместитель председателя совета РГНФ член-корреспондент РАН Юрий ВОРОТНИКОВ. – Абхазские ученые-гуманитарии сразу окружили наш стенд, с волнением перелистывали страницы… Оказалось, что они практически всех представленных там авторов знают! А книги были разные, в том числе и многотомные издания, например Свод памятников фольклора народов Дагестана. Для выставки мы, конечно, отобрали литературу, в основном посвященную кавказской проблематике.
Юрий Воротников рассказал, что потом эти книги были в торжественной обстановке переданы президенту Абхазии Александру Анквабу. А дальнейшая их судьба такова: их распределили между библиотеками Абхазского государственного университета, Института гуманитарных исследований Абхазии и Дома русской книги.
Почему в Абхазии такой голод на научную литературу, изданную в России, стало ясно на форуме. Одно из самых важных заключенных на нем соглашений – между ФГУП “Почта России” и госкомпанией “Абхазсвязь”. До сих пор все почтовые отправления из России в Абхазию напрямую в республику не поступали. Они должны были идти через Грузию, которая считалась единственным региональным оператором. Абхазцы по понятным причинам предпочитали заключать договоры на получение почты в соседнем Сочи, ездили туда за каждым письмом, каждой посылкой. Теперь же “Почта России” выразила готовность помочь почтовой службе Абхазии наладить “прямое сообщение” с Россией. По словам заместителя министра связи и массовых коммуникаций РФ Алексея Волина, это поможет также развернуть в Абхазии интернет-торговлю.
Юрий Воротников считает, что благодаря этому появится канал, по которому РГНФ сможет снабжать Академию наук Абхазии и университет изданными при поддержке фонда книгами по почте. Принципиальная договоренность об этом уже есть.
…С такого небольшого сюжета начался наш разговор о развитии международных связей РГНФ.
– Отношения у РГНФ с Академией наук Абхазии уже сложились – совместные конкурсы мы проводим с 2010 года, – объяснил заместитель председателя совета РГНФ. – В 2010-2011 годах было поддержано
8 проектов на общую сумму 1 млн 450 тысяч рублей. В прошлом году конкурс, к сожалению, не состоялся. А вот в 2013 году профинансировано 4 совместных проекта на 1 млн 500 тысяч рублей. Все они посвящены духовному и культурному наследию республики. Российские и абхазские ученые вместе изучают храмы средневековой Абхазии и их значение как политических центров, священные места абхазов и адыгов, музыкальные народные традиции бзыбских и абжуйских абхазов. Еще один проект – исследование неизвестной ранее рукописи “Абазинского словаря” декабриста Владимира Романова. В рамках основного конкурса РГНФ были поддержаны также очень интересные проекты по археологии, связанные с этой республикой. Яркий материал дало исследование памятника раннего железного века – Джантухского могильника в Абхазии. Проведена реконструкция средневековых гончарных горнов.
В Абхазии всегда работали достаточно сильные научные кадры, это положение сохранилось и сейчас. Так что в научно-образовательном сотрудничестве заинтересованы обе стороны. К слову, возвращаясь к форуму: там было подписано несколько соглашений между вузами и научными организациями наших стран.
– А каковы перспективы развития международных конкурсов РГНФ в целом? Ведь нередко одно и то же явление изучают ученые разных стран, так что логика совместных проектов очень понятна. И, кстати, мне приходилось слышать от наших ученых слова сожаления, что с какой-то страной совместные конкурсы не проводятся. Ученые-то все равно работают, что называется, бок о бок. Особенно в археологии.
– Вы знаете, международная жизнь РГНФ очень активизировалась в последние годы. Смотрите: в 2003 году мы проводили всего один совместный конкурс, с Белорусским республиканским фондом фундаментальных исследований. Прошло 10 лет, и на сегодня у нас 18 международных конкурсов. Прогресс?
– Еще бы! А с кем конкурсы?
– Мы считаем приоритетным установление отношений, прежде всего, с бывшими национальными республиками на постсоветском пространстве. Хотя, конечно, не со всеми одинаково легко это идет. Сейчас поддерживаются совместные проекты с учеными Белоруссии, Украины, Молдавии и Армении. Проводим конкурсы с Министерством образования и науки Республики Южная Осетия и, как уже упоминалось, с Академией наук Абхазии. Остальные партнеры – из дальнего зарубежья как в Европе, так и в Азии. С Китаем даже два совместных конкурса – с академиями общественных наук в Шанхае и Пекине. Буквально на днях на сайте РГНФ появилось объявление: по соглашению с Научно-исследовательским советом Норвегии будем поддерживать совместные проекты российских и норвежских ученых. Как достижение последних лет, надо отметить участие РГНФ в программе научных исследований Европейского союза ERA.Net RUS (Euro-Russian Academic Network) в качестве одной из российских сторон финансирования конкурса совместных научно-технических проектов. В отличие от других конкурсов ERA.Net RUS предполагает многостороннее сотрудничество.
Перспективы? Вот недавно подписали рамочное соглашение с американскими коллегами. Правда, общих конкурсов пока не было. Работаем над этим.
В совместном конкурсе РГНФ с Национальной академией наук Украины с украинской стороны имеют право принять участие только сотрудники академии, а ученые, работающие в университетах, нет. Но ситуация, возможно, скоро изменится: вот у меня на столе проект соглашения с Министерством образования и науки, молодежи и спорта Украины. Надеемся, что подписание его состоится, и тогда в наших совместных конкурсах смогут участвовать украинские ученые независимо от места их работы. Повторю, нашим приоритетом остаются страны СНГ.
– Проекты финансируются государствами на паритетных началах?
– Как правило, мы не ставим такого условия – выплачивать российским участникам столько же, сколько иностранные партеры фонда выплачивают со своей стороны. Это логично и понятно. И финансовые возможности разные, и в каждой стране свои условия оплаты труда ученых, свой порядок выделения грантов. В Финляндии, например, ученый, получив грант, уходит с работы, грант – его единственный источник дохода. По окончании проекта он возвращается на свою ставку. Поэтому там и суммы грантов совсем другие.
Впрочем, наши белорусские партнеры все-таки стараются устанавливать своим ученым такие же размеры выплат, какие мы устанавливаем своим. Но это, пожалуй, единственный пример.
– В совместных конкурсах оговаривается направленность проектов?
– С разными партнерами – разный алгоритм. Например, Академия Финляндии, которая, по сути, представляет собой фонд, выделяет гранты на проведение исследований. С ней мы работаем по программам. Объявляем определенную тему, и ученые подают по ней свои заявки. С Китайской академией общественных наук (Пекин) тоже оговариваем направления, которые будем поддерживать. В последнее время начали объявлять тематические конкурсы и с белорусскими партнерами, например “Проблемы развития российско-белорусского приграничья” или совсем недавно объявленный конкурс “К 70-летию Великой Победы (1945-2015 гг.)”.
С Монголией подаются заявки по всему спектру гуманитарных наук, никаких ограничений. Кстати, с этой страной у нас очень активно проходит сотрудничество, в 2013 году она на втором месте после Белоруссии по количеству поддержанных проектов.
– Там говорят на русском?
– Говорят. Но, увы, ситуация с русским ухудшается. Молодежь выбирает английский язык, китайский, японский, едут учиться в Японию, США, даже в Австралию. В Россию – очень мало. И, может быть, наше сотрудничество в какой-то мере поддерживает интерес к русскому языку в этой стране, по крайней мере в среде ученых-гуманитариев.
Вот тут на стене висит диплом, где на старомонгольском языке написано, что РГНФ награждается премией правительства Монголии за развитие международных научных связей. Старомонгольские письмена там используют в торжественных случаях.
– Какая доля от общего финансирования фонда идет на поддержку совместных проектов? Сколько их? Будет ли их доля расти?
– В 2013 году поддержано 55 проектов. Доля небольшая. Специальная задача ее увеличивать не ставится. Но мы намерены развивать сотрудничество, количество международных конкурсов и средний размер гранта будут увеличиваться. Хотя бы потому, что увеличивается финансирование фонда.
– Есть ли  в российском законодательстве моменты, мешающие развитию международных связей РГНФ? Не хотели бы что-то изменить?
– Устав фонда предусматривает возможность установления международных контактов, подписание международных соглашений, заключение договоров и проведение совместных конкурсов. Конечно, в рамках уже существующих договоренностей между нашими странами. Так что в этом отношении проблем у фонда никаких нет. Как проблему я бы, пожалуй, отметил невозможность выделения средств РГНФ зарубежным партнерам, и в первую очередь ученым стран СНГ. Допустим, мы проводим в России международную конференцию. По логике, мы, как организаторы, должны бы иметь возможность приглашать своих партнеров из стран СНГ за наш счет. Если приглашают украинцев те же американцы, они им оплачивают расходы. Если мы – они могут приехать только за свои деньги. И каков результат, можно себе представить.
К сожалению, законодательно запрещено выплачивать деньги нашего фонда иностранным гражданам. Поэтому мы не можем, например, объявить конкурс, с тем чтобы перспективный украинский молодой ученый приехал на стажировку в нашу ведущую научную организацию. Мы не можем выплачивать наши деньги зарубежным партнерам – даже тем, в привлечении которых наша страна очень заинтересована.
Может, здесь имело бы смысл нашим законодателям подумать, что сделать, чтобы была возможность российские деньги выплачивать ученым из СНГ. Для укрепления единого научно-образовательного пространства на постсоветской территории соответствующее решение можно было бы принять.

Беседовала Наталия БУЛГАКОВА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев