Поиск - новости науки и техники

В предчувствии скандала. Новый фонд подкрался незаметно.

На фоне грандиозного скандала вокруг реформы РАН и прочих академий почти не замеченной СМИ и научным сообществом осталась важнейшая на самом деле новость: Владимир Путин внес в Госдуму проект Федерального закона “О Российском научном фонде”.
Как сказано в сопроводительных бумагах, создание фонда обусловлено “необходимостью совершенствования имеющихся механизмов финансирования” и потребностью в “более гибком инструменте поддержки научных исследований, максимально учитывающем специфику данной сферы”. Среди целей фигурирует “поддержка фундаментальных и поисковых исследований, развитие научных коллективов, занимающих лидирующие позиции в определенной области науки”.
О широте замаха можно судить уже по названию новой организации. Про то же говорит ассортимент предполагаемых направлений деятельности. Тут вам и гранты для отдельных ученых и научных коллективов, и вклады в развитие целых организаций, в частности, участие в формировании и пополнении их целевого капитала. Плюс создание “лабораторий и кафедр мирового уровня”, ну и, конечно, укрепление международного научного сотрудничества.
Выходит, что президентским законопроектом учреждается не просто еще один научный фонд в дополнение к функционирующим, а самый главный и, очевидно, самый крупный, способный и даже призванный кардинально изменить сложившийся научный ландшафт. Все мы знаем, как бесконечно далек этот ландшафт от совершенства, и вроде бы должны встречать аплодисментами любую попытку хоть что-нибудь поправить и улучшить.
Однако в данном случае, как и в истории с реформой РАН, руки скорее рефлекторно спрячутся под стол или в карманы. И если про академический блицкриг нам говорили, что все пятнадцать раз обсуждено и все позиции давно известны, то про новый фонд вслух никто и не заикался. Намеки, причем до крайности туманные, звучали, помнится, на заседании президентского Совета по науке и образованию. Конкретики же публике не предлагалось абсолютно никакой. Между тем кремлевскому проекту, по нашим сведениям, от роду уже примерно год. За это время можно было провести целых пять или шесть полноценных и всесторонних обсуждений.
Но нет! Авторы идеи предпочли в очередной раз наплевать на президентский указ и на правительственное постановление, представив ее народу в виде готового законопроекта, уже одобренного тем же правительством и внесенного в Госдуму. Если этот сценарий чем-то и отличается от драмы вокруг РАН, то, пожалуй, только одним: его создателям вряд ли удастся сохранить ставшую столь модной анонимность. Распоряжением В.Путина его официальным представителем при рассмотрении законопроекта парламентом назначен начальник Управления Президента РФ по научно-образовательной политике Александр Хлунов (на снимке слева). О том, кто составил Александру Витальевичу компанию в работе над документом, нетрудно догадаться. Во всяком случае, один соавтор просматривается четко. Это, конечно, непосредственный руководитель А.Хлунова, бывший министр, а ныне помощник президента Андрей Фурсенко (на снимке справа).
Репутация среди ученых у них обоих, скажем вежливо, неоднозначная. Закон о новом фонде, будь он проведен по-человечески, мог бы заметно исправить сложившийся имидж. Не захотели? Не смогли? Чего-то испугались?
Вообще вопросов возникает множество. Главные, как водится, про деньги. Откуда возьмутся? И сколько? Некоторые ответы дает приложенное к законопроекту Финансово-экономическое обоснование (ФЭО). Впрочем, цифр там минимум, а точнее, всего лишь одна, зато солидная. Речь идет о 3 миллиардах рублей, которые сейчас ежегодно выделяются на так называемые мегагранты. Вы спросите: при чем здесь новый фонд, ведь программа финансируется через Минобрнауки? Отвечаю: сейчас так, а завтра будет этак. Сообщается об этом, правда, в довольно мягкой форме: “через Фонд может осуществляться…”
Но форму затмевает содержание. К упомянутым 3 миллиардам предполагается добавить средства, высвобожденные “в результате исключения из федеральных целевых программ мероприятий по проведению поисковых научных исследований”. Среди дополнительных источников денег упоминаются “созданные в Российской Федерации институты развития (в том числе Внешэкономбанк, Российская корпорация нанотехнологий, Российская венчурная компания)”, а также крупнейшие компании с государственным участием, в которых приняты программы инновационного развития.
Принцип ясен? Оторвать там и сям по куску и получить в итоге свой кусище, который потом так приятно будет делить на крошки, раздавая их ученым и, само собой, не забывая о неизбежных накладных расходах.
Согласимся: уже в первом приближении кремлевская затея выглядит не очень-то красиво. Но, по большому счету, на это можно было бы закрыть глаза. В конце концов ученым все равно, через какую именно контору будут идти деньги. Лишь бы шли! Да и попытку “раскулачить” толстосумов вроде РОСНАНО или там “Газпрома” можно только приветствовать.
Смущает, правда, обещание, что принятие закона “не повлечет возникновения дополнительных финансовых обязательств Российской Федерации”.
Подобную заботу об экономии бюджета обычно проявляет лишь Минфин. Остальным положено, напротив, добиваться денег. Отсутствие претензий – это как сигнал: внимание, опасность!
И точно.
Есть в тексте ФЭО абзац, от которого буквально стынет в жилах кровь. Процитируем его полностью: “В дальнейшем финансовое обеспечение программы деятельности Фонда на трехлетний период возможно в том числе с учетом положений Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года №599 “О мерах по реализации государственной политики в области науки и техники”, касающихся докапитализации научных фондов”.
Тем, кто забыл, напомним: указом предусмотрено “увеличение к 2018 году общего объема финансирования государственных научных фондов до 25 млрд рублей”. Здесь ключевое слово – “общего”.
Вот теперь всем должно быть окончательно понятно: деньги хотят отобрать у РФФИ и РГНФ. И это, современно выражаясь, “стопудово”. Отдельная тема – как именно это планируется сделать. Тоже отрезать по куску? Или, согласно нынешнему тренду, просто ликвидировать (пардон, объединить) существующие фонды, которые научное сообщество при всех его внутренних противоречиях единодушно считает лучшим из того, что было создано в научной сфере за два последних десятилетия?
Оба варианта одинаково кошмарны. И совсем не нужно быть пророком, чтобы предсказать очередной скандал между властями и учеными. Адрес зачинщиков известен: Москва, Кремль.

Дмитрий МЫСЯКОВ

Нет комментариев