Поиск - новости науки и техники

Без остановок. Академии нужен ремонт на ходу

Предложенный правительством план реорганизации РАН вызвал бурю негодования. Возмущение зашкаливало. Но обратим внимание: чуть ли не подавляющее большинство академического сообщества соглашалось, что реформировать академию надо. Ее деятельность нуждается в обновлении. Но как это сделать? По просьбе “Поиска” на кардинальный этот вопрос отвечает член Президиума академии, директор Института океанологии им. П.П.Ширшова РАН Роберт Нигматулин. Это активно работающий ученый: он профессор МГУ, заведует кафедрой на мехмате. Организовал институт в Тюмени. 13 лет возглавлял академическую науку в Башкирии, был депутатом Государственной Думы. Более шести лет руководит Институтом океанологии. Преподавал и участвовал в научном проекте по механике и термодинамике многофазных систем в Нью-Йорке, Париже, Кембридже. Сейчас – профессор-консультант в Университете Пурду (США). Заканчивает работу над учебником “Механика сплошной среды”, представляющим собственную концепцию автора о развитии этого направления физики.

– Вспоминаю, что выдающийся ученый Яков Борисович Зельдович, трижды Герой Социалистического Труда, награды свои никогда не носил, – рассказывает Роберт Искандерович. – Надевал их лишь в исключительных случаях, когда нужно было кого-то защитить или внушить власти нечто важное. Мои “звезды” – это мои ученики – 30 докто-ров наук, а кандидатов едва ли не в два раза больше. К сожалению, более 40% докторов наук работают за границей: в США, Израиле, Вьетнаме… Боюсь, что нынешняя реформа эту тенденцию оттока научных кадров не поломает, а даже ускорит.
У Станиславского есть замечательное выражение: чтобы лучше показать злодея, представьте его добрым. Эти слова относятся и к авторам реформы. Вроде бы они хотели, как лучше… Да, мы справедливо ругаем чиновников, но надо критически посмотреть и на себя. Вне всякого сомнения, отдай чиновникам управление академией – и быть большой беде. Но и мы, академики, виноваты – дали массу поводов для критики и со стороны общественности, и со стороны все тех же чиновников. Много претензий, к слову сказать, к выборам новых членов академии, директоров институтов. А посещаемость наших годичных собраний, когда на научных докладах присутствует треть членов РАН?! Это неприлично. Научное сообщество непростительно долго закрывало на это глаза: у нас, мол, все хорошо, да и изменить ничего нельзя. В прошлом году я разослал свои предложения о реформе системы управления РАН, предупредив, что сигналы “сверху” уже идут. Но предложения утонули в “разумном консерватизме” академиков. Мы утеряли критическое отношение к собственной деятельности. И никуда от этого не деться. Но если РАН, повторюсь, передадут в руки чиновников, будет еще хуже.
– Они, чиновники, вменяют РАН в вину, что она сама распределяет деньги и сама за них отчитывается. А разве может быть иначе?
– Ученые во всем мире сами ставят научные задачи в соответствии с логикой науки, запросами государства и общества, сами их решают и, более того, вместе с представителями власти и чиновниками активно участвуют в распределении финансов. Другое дело, как? Скажем, в США есть НСФ – очень крупный фонд типа нашего РФФИ. Экспертами, распределяющими гранты, выступают, естественно, сами ученые. Но гранты они выписывают не сами себе – с этим дело обстоит строго. Экспертиза закрытая, с минимизацией “конфликта интересов” и “загребания под себя”. Ни о каком давлении на экспертов и речи быть не может – все делается достаточно честно. Можно только позавидовать. Но и наша система РФФИ работает очень хорошо. Замечательно организовал работу комиссии по мегагрантам предыдущий министр А.Фурсенко. Но оптимальному распределению ресурсов, помимо пороков в научной среде, мешает скудость финансирования (как при военном коммунизме), когда приходится руководствоваться принципом “справедливости”.
– Как быть нам с теми учеными, которые в силу разных причин не могут рассчитывать на гранты?
– Да, бывает, ушел глава школы, и все направление сразу “выдохлось”. В этом случае большую ответственность должно проявить руководство института и Академии наук. Но не разгонять и закрывать, а сменить дирекцию, найти новые сферы приложения сил (кого-то перевести на педагогическую работу). Привлечь новых людей. В американской грантовой системе действует довольно жесткое правило: перестал научный сотрудник получать гранты – все, уходи. Возможно, и нам следует взять этот принцип на вооружение, но с оглядкой, не допуская ликвидации основных направлений исследований, заботясь о развитии научных школ. У нас должно оставаться базовое финансирование на содержание институтов с базовой зарплатой сотрудников. Однако значительно больше средств нужно направлять в институты в виде грантов для лабораторий, групп и отдельных ученых. Но идти к этому надо не ударно, а постоянно повышая роль РФФИ и различных программ.
Необходимо решить проблему аренды институтских зданий. Эту практику давно пора прекратить. Вроде все институты РАН сдают в аренду 4-5% своих помещений, но у одних ноль, а у других 50% с магазинами. За этот грех и хотят над нами поставить агентство.
– Но вырученные средства идут на поддержание институтов?
– А почему одни получают десятки миллионов, а другие ничего? Практика эта граничит с позором. В 1990-е годы с таким положением еще можно было мириться, но не сейчас. Тем более не скажешь, что средства эти решающие для РАН. Нужно подумать, как этого избежать, а пока, считаю, деньги необходимо централизировать (или хотя бы значительную их часть) и распределять всем организациям по справедливости и необходимости.
Три года назад наш институт на поддержание зданий получал из бюджета РАН 13 миллионов рублей в год. В прошлом году сумма ужалась до 4 миллионов, в этом сократилась до 2 миллионов. Как так получилось – ума не приложу! Поэтому нужно пересмотреть систему распределения средств в РАН, а не тянуть и откладывать.
И еще о наболевшем. Необходима ротация руководящих академических кадров. И не надо мешать в кучу академиков и членов-корреспондентов.  Я категорически против повышения академических стипендий и перевода членкоров в академики. Им надо не звание академиков давать, а предоставлять больше прав. В решении всех академических проблем, в том числе и при выборах членов академии, надо поднять влияние докторского корпуса. Пересмотреть стипендии академикам и членкорам можно только после повышения зарплат научным сотрудникам. Эти предложения я высказывал неоднократно, но академики не стали их обсуждать. Как-то сама собой пришла на ум фраза: академическое сообщество сидит в тени большого дерева, не замечая, что его давно пилят.
Но хотя, повторюсь, у нас немало недостатков, все же напомню: академия – главный поставщик научной продукции. Для повышения ее качества нужно упрочить работу с вузами. Некоторые университеты в городах с сильными научными центрами надо передать в РАН. Скажем, Новосибирский госуниверситет не формально, а фактически уже часть Сибирского отделения. Потому и достиг мирового уровня. Понятно, что МГУ не стоит входить в РАН – этот университет сам подобен академии. У загруженных по максимуму вузовских профессоров подчас просто нет времени на исследования – тогда им помогут их институтские коллеги: и лекции прочтут, и занятия с молодежью проведут. По-моему, это давно следовало сделать.
– В РАН около 400 институтов, и не все, мягко говоря, радуют успехами. Как быть?
– На мой взгляд, нужно отработать практику, при которой у маленьких институтов появится заинтересованность влиться в большие и пользоваться их возможностями, инфраструктурой на правах крупных отделов. В некоторых случаях следует поменять руководство, а также модернизировать кадровый состав. Но ни в коем случае не идти по легкому пути: закрывать институты – ведь тем самым мы ставим крест на определенном направлении науки. И не сможем следить, а главное, понимать, как оно развивается в мире.
– Как вы сказали, чуть ли не половина ваших учеников (докторов наук) работает за рубежом. Как сделать так, чтобы молодые ученые оставались: и наукой могли бы заниматься, и семьи кормить?
– Зарплата, жилье, приборная база – три ключевые экономические проблемы развития науки и образования. Надо добиться, чтобы за вышеупомянутые серьезные пороки наше научное сообщество не лишили самоуправления. Мы должны взять за основу программу реформирования РАН, изложенную президентом В.Фортовым, и оказать ему твердую поддержку.

Юрий ДРИЗЕ

Фото с сайта www.nigmatulin.ru

Нет комментариев