Поиск - новости науки и техники

Плюрализм как диагноз. Системе аттестации научных кадров мешает несогласованность действий

Возможные пути модернизации системы аттестации научных кадров, озвученные на заседании недавнего пленума ВАК, вызвали отклик у читателей “Поиска”. Что из предложенного на встрече следует поддержать, а от чего стоит отказаться? Свою точку зрения высказывает председатель Диссертационного совета по экономическим наукам (ДМ 212.028.07) при Волгоградском государственном техническом университете, доктор экономических наук, профессор Лариса Шаховская.

– В высшей школе я работаю без малого 42 года, пройдя путь от ассистента до профессора, и вот уже несколько лет являюсь председателем Диссертационного совета по экономическим наукам в “непрофильном”, как сейчас принято говорить, вузе – Волгоградском государственном техническом университете.
Общероссийский “кипеж” по поводу сфальсифицированных диссертаций не удивил меня и не стал новостью – к этому давно шло. Можно сейчас сколько угодно говорить о заказных диссертациях, их низком качестве, недобросовестности советов… Все это правда. Но давайте подумаем, как советы могли дойти до жизни такой, если ВАК все последние годы “закручивал гайки”, стараясь не пропустить в свет некачественные диссертации? Если все эти годы регулярно, каждые две недели, по четвергам, в ВАК сотнями вызывались соискатели ученых степеней вместе с председателями советов? За 2008 и первую половину 2009 года лично меня, как председателя совета, вызывали в ВАК 22 раза!
На поездку соискатели со всей страны – “от Москвы до самых до окраин” – тратили время и деньги, тащили за собой кучу своих публикаций, а потом стояли вместе с председателями советов в огромной очереди на собеседование с тройками экспертов, которые даже не удосуживались представиться приглашенным. Доходило до смешного: эксперт, вызвавший в ВАК соискателя, мог просто на собеседование с ним не явиться.
Все последние годы ВАК только тем и занят был, что старался ограничить число защищаемых работ по гуманитарным наукам, особенно по экономике. Ужесточались требования к диссертациям, менялось Положение о диссертационном совете, повышались требования к публикациям и заключениям советов о диссертационной работе, авторефераты диссертаций вывешивались в открытом доступе на сайте ВАК и сайтах университетов по месту защиты соискателя… Как получилось, что при таком ужесточении контроля со стороны ВАК качество диссертаций продолжало не просто ухудшаться – в некоторых советах валом шел чистый плагиат?
Очевидно, что дело уже не просто в ВАК – это только одно из структурных подразделений Минобрнауки. И очередная попытка ужесточить требования к диссертациям – всего лишь неуклюжая реакция на возмущение общественности. Причина появления сфальсифицированных диссертаций и некачественной работы диссертационных советов, на мой взгляд, кроется в том, что действия различных структурных подразделений Минобрнауки совершенно не согласованы друг с другом.
Судите сами. ВАК регулирует открытие или закрытие советов, но не владеет информацией об открытии аспирантуры по конкретным научным специальностям в том или ином вузе – этим занимается другое структурное подразделение министерства. Ко мне часто обращаются коллеги из разных вузов с вопросом: не можем ли мы взять в свой совет на защиту их аспирантов? При ближайшем рассмотрении обнаруживается, что аспирантура в этих вузах открыта под одного (это в лучшем случае!) доктора наук, но чаще под докторов-совместителей, что впоследствии дает ученым советам вузов повод разрешать “в порядке исключения” руководство аспирантами кандидатам наук. Возникает два вопроса. Первый, какое будет качество диссертаций, выполненных при такой “научной школе”? И второй, когда министерство открывало в этом вузе аспирантуру, кто-нибудь спросил ректора, где он думает защищать своих выпускников?
1 ноября прошлого года Минобрнауки опубликовало нашумевший рейтинг вузов. А 2 ноября на сайте ВАК появился перечень перерегистрированных диссертационных советов. Кто-нибудь попытался сравнить эти два списка? Я сравнила. Меня интересовали только советы по экономике. Так вот, 13 экономических советов были перерегистрированы в неэффективных вузах! Позвольте, как же может работать диссертационный совет в “неэффективном” вузе? Ведь наличие диссовета в вузе говорит о существовании в нем собственной, признанной коллегами научной школы, что, как известно, является одним из показателей эффективности вузовской науки!
Что же получается, левая рука в министерстве не знает, что делает правая? С одной стороны, открываются советы, аспирантура и докторантура, с другой – их наличие еще не гарантирует эффективность научной работы в вузе, в том числе и при подготовке научных кадров? Такой “плюрализм в одной голове” вообще-то уже диагноз… Можно, конечно, позакрывать все советы (кстати, в неэффективных вузах, подлежащих реорганизации, это, вероятно, и надо сделать), только вот вопрос: а где будут защищаться толпы добросовестных аспирантов и соискателей, многие из которых заплатили деньги за свое обучение? И будет ли у них вообще такая возможность, если они не останутся на копеечной ассистентской зарплате в вузе, а пойдут работать на производство?
Сегодня ВАК не критикует только ленивый! Справедливости ради, стоит сказать, что критика эта вполне заслуженна и, вероятно, даже более, чем критика Минобрнауки в целом: ведомство, отвечающее в России за подготовку кадров высшей квалификации, вот уже много лет является абсолютно закрытой от общества и непрозрачной корпорацией. Шестилетний опыт общения с этой структурой лишь укрепляет меня в этом мнении. Логично было бы предположить, что у каждого диссовета должен быть куратор из числа сотрудников ВАК, к которому ученый секретарь совета мог бы обратиться за консультацией. Попробуйте дозвониться до ВАК сейчас и получить такую консультацию: можете звонить часами, никто не ответит! Или попробуйте уточнить в том же ВАК, кто куратор вашего совета…
Под давлением общественного мнения и жесткой критики Минобрнауки новое руководство ВАК разработало Концепцию модернизации системы аттестации научных кадров в Российской Федерации. Основные ее положения находятся в открытом доступе на официальном сайте министерства. Любой желающий может с ней познакомиться. Сделаем это и мы.
Скажем честно, многие положения концепции обнадеживают: они разумны, учитывают лучший мировой опыт и, самое главное, повышают ответственность российского научного сообщества за результаты собственной научной деятельности и деятельности своих учеников. Так, раздел III концепции, предусматривает “введение механизмов репутационной и дисциплинарной ответственности организаций и ученых за качество работы по аттестации научных кадров высшей квалификации”. В том числе п. 5 данного раздела предусматривает восстановление прежнего срока давности – 10 лет – для принятия решения о лишении ученых степеней в случае выявления серьезных нарушений нормативно-правовой базы при проведении аттестации научных кадров, а также в случае некорректных заимствований. Возникает вопрос: а почему не пожизненно? Что, через 10 лет “некорректное заимствование” перестанет быть плагиатом? Впрочем, плагиата и вовсе может не быть, соискатель “в теме”, но работа при этом будет чисто “заказной” – все упирается в “цену вопроса”. Думаю, что в этом случае помочь может только пожизненное лишение степени и внесение соискателя в публичный список недобросовестных исследователей. Полагаю, многие задумаются, что им важнее: собственное доброе имя (“goodwill”) или дутая степень?
Концепция предусматривает также и “совершенствование” “святая святых” – работы комиссии, то бишь “неприкасаемой” доселе ВАК. Это можно было бы только приветствовать, если бы общественность знала, что же надо совершенствовать: работу рядовых (и не очень) чиновников ВАК, работу экспертов, работу Президиума ВАК? Думается, что в данном случае речь должна идти не о “совершенствовании” (при таком количестве пропущенного комиссией плагиата какое уж тут совершенствование?), а о полном роспуске ВАК, и не только экспертов, но и рядовых специалистов. В министерстве, полагаю, для них найдется немало другой работы, учитывая тот размах модернизации “всего и вся”, который был объявлен им на всех уровнях образования в России.
Между тем создается впечатление, что сама ВАК собирается отделаться лишь “косметическими” преобразованиями: еще бы, кому же хочется терять статус “государства в государстве”? Это, кстати, подтверждается той дорожной картой, которую составило наше министерство для реализации концепции. Смотрим п. 2 дорожной карты, который гласит: “Внесение изменений в Положение об экспертных советах ВАК”. Срок исполнения – до 1 октября 2013 года; п. 4 предусматривает установление обновленных требований к результатам научной деятельности не только членов диссертационных советов, но и членов экспертных советов ВАК. Срок исполнения – также до 1 октября 2013 года. И вдруг п. 5 дорожной карты предусматривает утверждение новых составов экспертных советов комиссии (ВАК) со сроком исполнения… до 1 июля 2013 года.
Как же так? Сначала назначаем новых экспертов по старым требованиям и только потом разрабатываем и утверждаем новые требования к ним! Ставим телегу впереди лошади? И что от этого изменится? По-прежнему будем иметь в качестве экспертов людей, чьи научные достижения, мягко говоря, сомнительны. По тем требованиям публикационной активности, которые ВАК собирается предъявить рядовым членам диссертационных советов, многие из нынешних экспертов ВАК не могут претендовать даже на роль рядового члена совета, не то что эксперта!
Следующий вопрос, который нуждается в общественном обсуждении, это качество работы самих советов. Любой диссертационный совет – это большой научный коллектив, включающий несколько научных специальностей или областей исследования, члены которого за первый год работы еще только “притираются” друг к другу, учатся понимать тонкости и специфику своей и других специальностей, разрешенных к защите в этом совете. При этом члены совета – ученые разных возрастов, с разным научно-педагогическим стажем и опытом работы в подготовке научных кадров. В этих условиях членов совета надо учить работать не только с соискателями ученых степеней, но и друг с другом, а руководителей совета еще и организации его работы, и управлению его деятельностью. Вот этим-то и могли бы заняться эксперты ВАК, периодически выезжая на защиты в советы и проводя там “работу над ошибками”.
Мне доводилось оппонировать в одном из вузов Франции – Бургундском университете Дижона. Там вообще нет диссоветов в нашем понимании. На каждую защиту собирается разовый совет из специалистов по защищаемой области исследования, примерно человек десять крупнейших специалистов, хорошо знающих проблему, над которой работал соискатель. Кстати, оппоненты также входят в этот разовый совет: ни национальность, ни страна проживания в данном случае не являются препятствием. Сама защита проходит публично, в форме живой дискуссии, в которой могут принять участие все присутствующие, в том числе и руководитель соискателя. Главное требование – знание проблемы. На этой защите меня поразила не столько сама диссертация, сколько доказательная база, которую представил соискатель. Любой желающий мог ознакомиться и с его диссертацией, и с приложением к ней: в случае малейших сомнений можно было, используя авторский инструментарий и методику, перепроверить все расчеты, данные социологического исследования и т.п.
Такие разовые советы позволяют избежать “вала” защит, когда, скажем, члены совета, которым защищаемая проблема малоинтересна, вынуждены присутствовать на ее защите, теряя при этом время, которое можно было бы потратить с большей пользой для науки.
Мой собственный семнадцатилетний опыт работы в совете одного из крупнейших вузов Поволжья, как и руководство советом по месту основной работы, убедили, что не только состав совета должен постепенно обновляться (это процесс естественный), каждые три – пять лет должно обновляться руководство совета, именно такими сроками следует ограничить полномочия руководителей совета. Это абсолютно нормально, поскольку груз ответственности ученых при добросовестной работе совета столь велик, что вряд ли они сами захотят продлять этот срок! Более того, выскажу совершенно крамольную мысль: председатель совета должен избираться самими членами совета, потому что он, как польский король, – первый среди равных! По предложению избранного председателя его заместители и ученый секретарь также должны избираться членами совета и только после этого утверждаться Президиумом ВАК.
Много лет Высшая аттестационная комиссия пытается провести “оптимизацию” советов, резко сократив их количество, что периодически ей удается, но дальше чудесным образом их число опять вырастает. Настораживает в этих попытках то, что большинство сохраняемых советов территориально тяготеет к столичным вузам (Москва и Санкт-Петербург) или многочисленным вузам курортных зон регионов России. Вряд ли это правильно: за последние 25-30 лет во многих регионах России сложились интересные в теоретическом отношении и весьма продуктивные в практическом плане научные школы, которые необходимо поддерживать: региональная наука является мощным фактором развития территорий.
Не ВАК, а Правительство РФ совместно с региональными властями должно решать судьбу диссоветов в каждом регионе, подключая к этому процессу сами вузы. На мой взгляд, предпочтение при этом следует отдавать объединенным советам, созданным на базе тех университетов, где работают не менее полутора десятков собственных докторов наук, а не совместители, где сложились признанные в России научные школы.

Нет комментариев