Поиск - новости науки и техники

Пусть меня научат . Профессура СНГ месяц за месяцем отлаживает работу совместного сетевого университета.

Вы давно были в Азербайджане? А в Белоруссии? Может, вас и в Таджикистан судьба заносила? Тогда вам не надо объяснять, что в бывших республиках СССР многое изменилось. Не будем конкретизировать – что, почему и насколько. Главное: спустя двадцать с лишним лет после распада Союза населяющие эти территории народы осознали, что им требуется сотрудничать. Как? Прежде всего, в сфере образования. Ибо там всему основа – общий язык, взаимопонимание и определенная степень доверия. Язык общий – русский – есть, и владеем им мы, бывшие советские граждане, лучше, чем любым другим. Иная картина – молодежь, которой и двадцати нет, у них за пределами России русскоговорящей среды почти не осталось. И будут ли они через пять – семь лет говорить по-русски, а тем более на нем думать – еще вопрос.
Однако вернемся к образованию. Помните, как просто было у Маяковского:

“Столяру хорошо,
а инженеру –
                     лучше,
я бы строить дом пошел,
пусть меня научат”.

Пусть! Ведь выглядит все так понятно: “Где трудна работка – там визжит лебедка”. Во времена поэта Владимира Владимировича никто не делил инженерные знания на сотни специализаций, на “мехатронику”, “ракетно-космические композитные конструкции” или “нанотехнологии”. Нынче все сложнее, и немыслимо одному вузу, пусть самому конкурентоспособному, популярному и цитируемому, вести подготовку по всем направлениям. Именно поэтому все чаще в мире возникают союзы, ассоциации, кооперации высших учебных заведений. А в ХХI веке появились еще и сетевые университеты – консорциумы самостоятельно работающих в разных странах университетов, объединяющих усилия для подготовки кадров по общим программам.

Вот такой Сетевой университет Содружества Независимых Государств (СУ СНГ) был задуман в 2008 году, постепенно сложился и нынешним летом вручил дипломы уже второму выпуску своих магистров. Сегодня речь о перспективах развития этой необычной структуры высшей школы. Год от года она может давать все больше замечательных плодов, а может и… засохнуть без подпитки и внимания. Все зависит от экономической устойчивости наших стран, от ответственности властей за наше общее будущее и от отношения самой высшей школы к этому делу…
Трудности понимания
В конце мая состоялся Координационный совет СУ СНГ, на котором собрались представители почти всех 26 вузов из 9 стран Содружества. Подвели итоги работы за год, утвердили своим решением новые программы подготовки, включили в состав Сетевого университета новые вузы.
Какие? Как коротко определил председатель КС Владимир Филиппов, принимают в это сообщество далеко не всех, кто подал заявление, а только ведущие вузы, например, в этом году – Белорусский национальный технический университет.
Дело в том, что команда СУ СНГ, осознав, какие непростые перед ней стоят задачи, выработала несколько критериев, коим должно соответствовать учебное заведение, входящее в их команду. С самого начала решили, что претендующий на вступление в СУ СНГ вуз должен иметь, во-первых, не менее 10 направлений (специальностей) естественно-научного, гуманитарного и социально-экономического профилей; во-вторых, надо, чтобы на каждого штатного профессора или доктора наук приходилась как минимум сотня студентов очной формы обучения. В вузе по направлениям сотрудничества консорциума должны работать не менее пяти кандидатских и докторских диссертационных советов, а библиотечный фонд – насчитывать как минимум 500 тысяч единиц хранения. Естественно, далеко не все университеты, пожелавшие войти в новое сообщество, соответствовали этим критериям. И им вежливо отказывают, давая понять, что придется подтянуться. А сооте­чественникам-россиянам говорят откровенно, что улучшить рейтинговые показатели за счет студентов СУ СНГ – хлопотное занятие. К тому же в 2013 году квоты на их обучение выделяют только национальные министерства образования государств-участников СНГ. Например, Минобрнауки РФ – 95 единиц. В прошлом году было еще 140 квот от Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ (МФГС), в нынешнем, похоже, от него денег на эту работу не будет. Фонд сам, как любая некоммерческая организация, зависит от доноров. А те квоты, что дают национальные министерства, скажем, Киргизии, предпочитают реализовывать на своей территории. Хорошо это или не очень, можно дискутировать, но факт есть факт: денег мало, а сами студенты часто не в состоянии платить за свое обучение, тем более в другом государстве.
Тем не менее проект развивается, хотя и переживает трудный этап обретения самостоятельности. Например, на последних семинарах и заседаниях Координационного совета СУ СНГ шла дискуссия о том, где лучше магистранту защищать диплом. Тем более что их два. Поначалу первый год магистранты СУ проводили в России. Тут им помогали добрать знание русского языка, а подчас и углубить – по физике и математике, базовым предметам по специальности. Ну, кто не “тянул” – тот отсеивался. Москва, как говорят, “слезам не верит”.
– Почти все вузы, принимающие ребят из стран Содружества, вынуждены организовывать дополнительные занятия – за это им отдельная благодарность… И еще Уральский федеральный университет – единственный вуз, где даже организовали трехразовое питание для детей, – рассказала Елена Полушкина, представитель МФГС. И, увидев удивление в моих глазах, повторила: – Именно детей – им ведь до мамы с папой тысячи верст – не пожалуешься. Там вообще к молодежи СНГ относятся по-отечески, будто крылья над птенцами раскрывают. И результат замечательный: ребята раньше включаются в научные исследования. Ведь очень важно их правильно и вовремя социализировать, ввести в научную среду. Что будет дальше, когда магистры СУ СНГ только на втором году программы приедут в Россию? Наверняка возникнут те же сложности. У кого с русским языком, у кого с основными дисциплинами… Раньше после первого года обучения в России студенты-сетевики возвращались на родину и там с научными руководителями доводили свои магистерские диссертации до финиша. Сейчас все чаще говорят о том, что эффективнее проводить обучение на втором году магистратуры в России. Здесь, мол, в основном сильнее научная база… Но это значит, что в Россию надо ехать уже с наработками по утвержденной теме исследования, завершать его в РФ.
– А где защищаться?
– Как договорятся вузы. Правила единого нет. Может, магистрант будет защищаться в родном национальном, куда поступал, а может, там, где завершал диссертацию после второго года обучения. Но в составе Государственных аттестационных комиссий (ГАК) должны быть представители обоих вузов-партнеров, и вместе они должны присутствовать на защите… Организационно, да и финансово, подобные новшества довольно накладны для вузов. Пока поездки-перелеты на ГАК финансировал МФГС, обсуждалось только, насколько это удобно преподавателю. Ведь часто ГАК в странах бывшего СССР собираются примерно в одно время. А теперь все ляжет на плечи вузов.
Политически каждый из них заинтересован, чтобы у них защищали диплом – это их background. Два диплома после магистратуры – достижение вузов, это заметный прогресс в мобильности. Такие программы поднимают престиж университета. А с точки зрения рынка труда… Сегодня между Россией, Белоруссией и Казахстаном заключен Таможенный союз, который упрощает поиск работы, получение легализации, особенно для кадров совместных предприятий. Не зря последнее время по предложению стран Содружества (через вузы Сетевого университета) расширился набор программ подготовки. Например, есть заказ из Казахстана к Уральскому федеральному подготовить специалистов по полиграфии, а в Губкинском готовят кадры по мониторингу и технической диагностике газотранспортных систем. МФГС в это не вмешивается, только отмечает, что заинтересован в большем финансировании технических кадров и русской филологии.
– Но квоты на обучение граждан СНГ в вузах Российской Федерации выделяет Министерство образования и науки. И нынешней зимой на 2013/2014 учебный год Высшей школе экономики их досталось 250, а Сетевому университету СНГ, в котором почти 30 ведущих вузов СНГ, – только 80.
– Да, и если не прибавится квот от других стран, Сетевой и будет жить квотами национальных министерств, и прежде всего квотами РФ. То есть, по сути, его судьбу дальше будут определять только выдержка и энтузиазм В.Филиппова и профессионализм его команды. Насколько им хватит сил, чтобы заниматься Сетевым университетом СНГ, тянуть всю работу, организовывать на базе своего вуза встречи, убеждать, что за этим стоят отношения профессионалов через 10-20 лет, настолько и будет развиваться Сетевой университет. Потому что если вокруг России все меньше будут говорить по-русски, то жить мы будем сложнее: ведь вместе с русским языком из повседневности СНГ уйдут бренды наших вузов, наших производств, товаров, симпатий и привязанностей.
Спасибо, что с нами             
Конечно, если Российская Федерация заинтересована в привлечении высококвалифицированных кадров, то квоты для СУ СНГ ей выделять необходимо. Раньше обмен кадрами между республиками Союза происходил сам собой: по комсомольским путевкам на стройки, по распределению после вуза ехали, обзаводились семьями, врастали в новую землю. Теперь организованные процессы в рамках СНГ отсутствуют, а естественная миграция часто вызывает раздражение – “понаехали!”. Но причина тут не этническая, а экономическая. Проще всего в своих проблемах обвинить чужих по языку и обличью, особенно если еще и манеры у них агрессивные, свойственные инициативным переселенцам. Но тем и отличается высшая школа, что учит думать, просчитывать последствия эмоциональных реакций и политических акций.
МГИМО подключился к работе СУ СНГ в 2011 году. И с самого начала ее активно поддержал ректор университета академик А.Торкунов. Сегодня вуз принимает “сетевиков” на направления “Международные отношения” и “Юриспруденция”, по три человека на каждую специальность.
– Радует, что большинство приезжающих к нам ребят демонстрируют неплохие академические результаты, – говорит проректор этого вуза Александра Худайкулова, – и, что не менее важно, органично интегрируются в мгимовское сообщество. Так, в этом году среди выпускников – студент первого нашего набора Владимир Павлов из Донецкого национального университета, он получил диплом с отличием (направление “Международные отношения”) и медаль за выдающиеся достижения в учебе и студенческой жизни, а также нагрудный знак почетного члена Ассоциации выпускников МГИМО.
Однако, как показывает практика, не все студенты-сетевики преуспевают в языковой подготовке. МГИМО, традиционно славящийся своей языковой школой, по привычке и “входные” требования в магистратуру установил достаточно высокие. И увидел, что для многих этот рубеж слишком высок.
– Дабы сделать прозрачнее систему вступительных испытаний, мы предлагаем коллегам из Сетевого университета ввести отбор кандидатов совместно, – объясняет Александра Викторовна. – Мы готовы работать в общих комиссиях по набору именно на сетевые программы, вместе рассматривать досье кандидатов и проводить так называемые дополнительные испытания по иностранному языку. На наш взгляд, это снимет напряжение у наших преподавателей и избавит ребят от горьких разочарований. Мы доверяем нашим партнерам, ведь за прошедшие три года мы собрали вокруг себя близкие по профилю вузы из стран Содружества. Это, прежде всего, Евразийский национальный университет им. Л.Н.Гумилева (Казахстан), Донецкий национальный университет (Украина), Киргизский национальный университет, Казахский национальный университет им. аль-Фараби, Днепропетровский национальный университет (Украина), Белорусский государственный университет. Вместе с ними мы быстрее отладим языковую подготовку магистров.
Опыт взаимодействия в рамках СУ СНГ убедил руководство МГИМО в том, что сетевая работа идет на пользу дальнейшему развитию и углублению образовательных и – шире – гуманитарных связей на постсоветском пространстве. Эти связи, говорит А.Худайкулова, имеют исключительно важные долгосрочные последствия: укрепляют солидарность между нашими странами, необходимую для сохранения уровня общности, который был достигнут исторически. МГИМО готов расширять практику совместных магистерских программ с университетами из стран СНГ. У вуза для этого есть более 48 программ по 13 направлениям подготовки, включая около десятка “двухдипломных” с ведущими европейскими университетами. Уже два года успешно функционирует российско-украинское отделение программы “Внешняя политика и дипломатия России” совместно с Киевским институтом международных отношений. Планы по открытию совместной магистерской программы прорабатываются в отношении Азербайджанской дипломатической академии. Коллектив вуза рассчитывает, что круг их образовательных партнеров в СНГ будет и дальше расширяться. Тем более что сетевые университеты хорошо зарекомендовали себя на просторах ШОС, начинают развиваться в ЕС и задуманы государствами БРИКС.
Кропотливое занятие
Самые яркие черты СУ СНГ придал созданный буквально пару лет назад в его рамках Консорциум технических университетов. Идею подсказал опять же В.Филиппов: предложил МГТУ им. Н.Э.Баумана войти в состав сетевого и пригласить дельных партнеров. Бауманка откликнулась и тут же позвала с собой еще Российский государственный университет нефти и газа им. И.М.Губкина и Уральский федеральный. Почему их? Как признался проректор МГТУ Сергей Коршунов, “из уважения и партнерской симпатии” – с этими вузами их связывают многочисленные проекты, умение понимать друг друга. И, как свойственно технарям, подошли к делу системно. Начали с изучения востребованности для СНГ специальностей, имеющихся в этих трех вузах, и программ переподготовки. Не по чужим отчетам или газетным статьям, а в результате живого опроса промышленников, конструкторов, ученых, представителей госструктур. Просто предлагать имеющиеся программы не было смысла: уж очень у технарей за эти двадцать с лишним лет разошлись пути подготовки. Надо было определить спрос, а дальше последовательно согласовывать каждый курс. К тому же стало ясно, что для технических вузов критерии приема надо уточнять, ибо некоторые ректоры решили, что, войдя в СУ СНГ, автоматом улучшат свои рейтинговые показатели.
В результате мозговых штурмов скоро к общим критериям вступления в СУ СНГ технари добавили еще и свои требования. Зная, как важно наличие оборудования для подготовки инженеров, они ввели требования финансового показателя материально-технической оснащенности: от 300 тысяч рублей балансовой стоимости учебного и научного оборудования вуза на каждого научно-педагогического работника. И потребовали назвать объем выполненных в последнем отчетном году научных работ всех видов – здесь сумма должна составлять не менее 150 тысяч рублей на человека. Ну и, конечно, технические вузы должны предоставить свидетельство о государственной аккредитации и лицензии на право ведения образовательной деятельности по направлениям магистратуры в области техники и технологии, а также лицензии на право ведения научно-исследовательской деятельности (в случае требования национального законодательства государства-участника СНГ). Последнее условие для приема магистров СУ СНГ – общежитие или возможность его аренды.
Согласно этим рамкам в кластер технических вузов смогли войти пока только Государственный инженерный университет Армении (Политехник), Таджикский технический университет им. М.С.Осими, Национальный аэрокосмический университет им. Н.Е.Жуковского “Харьковский авиационный институт” (Украина), Ивано-Франковский национальный технический университет нефти и газа (Украина), Казахский национальный технический университет им. К.И.Сатпаева и Белорусский национальный технический университет. То есть принцип элитности членов сообщества соблюдается.
– Мы довольны своими партнерами по консорциуму, – говорит С.Коршунов, – но, знаете, это пока дорога с односторонним движением: ребята едут учиться в Россию. Здесь наконец после принятия Федерального закона “Об образовании в РФ” законодательно сняты многие вопросы: их обучение на основе академической мобильности стало легитимным. Теперь, по закону, между вузами заключаем договор, где прописываем все организационные моменты: кто набирает, кто расселяет и где, чему и как учат первый год, второй год. Как идет промежуточная аттестация, итоговая… Владимир Филиппов с командой проработал массу вопросов, теперь в законе есть статья о сетевом обучении, о возможности выдачи двух дипломов.
– Там главные два пункта: программы, которые взаимно интересуют вузы, должны быть аккредитованы, лицензированы в обеих странах, – терпеливо разъяснял Сергей Валерьевич. – А второе – учебные планы и программы сверяем, разбиваем на первый и второй годы, согласуем, обе стороны подписывают документ, и это общий для двух вузов план. Только часть его реализуется в одном вузе, а часть – в другом. Согласование ведем по электронной почте, скайпу, телефону, факсу, при встречах. Идут переговоры, работают методисты потенциальных партнеров, сверяем с заданием. Словом, каждую магистерскую программу затачиваем под нужды вуза-заказчика – Южно-Казахстанского технического университета, Таджикского технического. Единый стандарт для всех не годится. Приходится много выяснять, согласовывать. У нас, например, родственные кафедры по материаловедению с Харьковским авиационным, так люди друг друга в лицо, по голосу знают. Они разбираются с деталями без особых трудностей, ибо очень хорошо представляют работу коллег. В результате получается действительно совместный план, который на Координационном совете утверждается, подписывается, и договоренность начинают реализовывать. Минимум год подготовка и два – исполнение… Большим спросом пользуется материаловедение, автоматизация производств, мехатроника и робототехника.
– И много принимаете в год ребят?
– В этом году министерство дало нам квоту в план приема – 10 человек.
– Ради десятерых магистров такая огромная работа?
– Огромная и еще затратная. Но мы в вузе рассматриваем ее как весьма перспективную для нашего развития. В Бауманке искони сильный специалитет, а не магистратура. Мы никогда ее так бережно не пестовали на всех кафедрах, как сейчас, при двухуровневой системе подготовки. Мы по всем планам должны магистратуру расширять. Необходимость работы по совместной с другими университетами магистратуре, да еще разных стран, развивает наши кафедры. Понимаете, люди вкусили нестандартность этой работы, почувствовали неординарность решаемых задач, а бауманцы до таких дел охотники. И потом… Сегодня эти молодые таланты в магистратуре, завтра у нас в аспирантуре, а потом в наших НИИ и КБ. Нет? Вернулись на родину? Тоже хорошо. Можно дополнительное образование развивать. В рамках СНГ у него тоже хорошее будущее.
И это правда. Уже после Координационного совета СУ СНГ, в июне, в Ереване была открыта вторая точка доступа к образовательным ресурсам РФ. Первая “запульсировала” в 2011 году на базе Армянского госуниверситета. Вторая нынешним летом соединила Армянский Политехник и МГТУ им. Н.Э.Баумана. Причем уже не за деньги МФГС, а в результате взаимопонимания. Бауманка достаточно умело работает на производственников, на взрослых специалистов. Как рассказал ректор Государственного инженерного университета Армении Ара Аветисян, нашли деньги, выяснили потребности, собрали учебную группу – Бауманка смогла направить к ним своих преподавателей. И теперь благодаря возможностям дистанционного образования в Политехнике на курсах повышения квалификации начинают заниматься инженеры с производств, преподаватели других вузов. Причем и те и другие не из столичных структур, а из провинции… Там ведь трудятся сегодня самые обездоленные технари. Им если удается обновить старую советскую технику, то хорошо, но ведь зарубежную надо еще обслуживать, поддерживать в рабочем состоянии, ремонтировать… Бауманцы умеют эти знания передать концентрированно, емко. Да и русский для инженера, выучившегося в советском вузе, ближе. Удивительно, но, как рассказывали бауманцы, на открытие этой второй точки доступа собралось огромное количество представителей иностранных фирм. Они смотрели, как можно встроиться в подобную систему профессионального обучения взрослых. Они ведь продают технику, дают навык работы на ней и… отходят в сторону. Уж точно не занимаются образованием производственников – потребителей их продукции…
“Были бы деньги, – слышала я разговоры участников Координационного совета, – бросили бы их прежде всего на развитие консорциума технических специальностей. На них идут учиться наименее защищенные слои населения, а стоимость обучения высока. Пока промышленность не в состоянии сама себе их заказывать, надо поддержать их подготовку бюджетными деньгами”. При этих словах как-то все замолчали. Видно, проблемы у всех у нас в СНГ, как и в СССР было, схожие. Но потому и задуман был Сетевой университет СНГ – для поиска решения общих проблем. И у него, как удалось выяснить из разговоров с участниками встречи в РУДН – представителями высшей школы девяти государств СНГ, есть фронт будущих работ. Уже ясно, что можно в рамках Сетевого университета развивать аспирантуру, докторантуру, переподготовку, есть смысл издавать учебники по совместно подготовленным программам… Но главный результат его работы: люди, их творческий и карьерный рост. На весенней конференции в РУДН присутствовали студенты Сетевого университета. Их пригласили, оплатили дорогу, гостиницу, питание, и они приехали в РУДН из Екатеринбурга, Новосибирска, Москвы, Питера… Зачем? Ведь докладов не читали, за принятие решений не голосовали… Просто слушали, смотрели, знакомились, рассказывали о своих странах, делились планами, надеждами, обменивались адресами, обсуждали тематику своих научных работ. А в том-то и дело, что преподаватели Сетевого университета понимают, что из таких встреч представителей разных поколений, не только из учебы, складывается профессиональное сообщество. И для многих из этих ребят, приехавших из разных стран, весьма полезно побывать в вузе, который все это задумал. Самому Сетевому всего несколько лет. У него еще чуть-чуть своих традиций. Ну гимн ребята сами написали, ну аллею деревьев на территории РУДН высадили… Остальному магистранты будут учиться друг у друга, у преподавателей, коллективов вузов-партнеров. Чему научатся, то и возьмут с собой в дорогу на всю жизнь. Вот такая двойная ответственность у тех, кто Сетевой университет СНГ создает, кто учит в нем детей наших стран.

Елизавета ПОНАРИНА

Фото автора

ПОЛНОСТЬЮ МАТЕРИАЛ СПЕЦВЫПУСКА ДОСТУПЕН В ФОРМАТЕ PDF


Нет комментариев