Поиск - новости науки и техники

Вода уйдет, грязь останется. Последствия экологической катастрофы на Дальнем Востоке будут тяжелыми для всех.

Наводнение в бассейне Амура, охватившее Амурскую область, Еврейскую автономную область и Хабаровский край, стало сильнейшим в регионе за последние 100 лет. Для Хабаровска историческим максимумом, зарегистрированным еще в конце XIX века, до нынешнего лета был уровень воды в 642 см, а критическим считался подъем Амура до шести метров. Сегодня же (на момент подписания номера) по сообщению пресс-службы Главного управления МЧС России по Хабаровскому краю уровень воды в Амуре уже превысил восьмиметровую отметку, нарастая за четыре часа на три сантиметра. Подтопленными оказались более 130 городов и сел, эвакуировано более 20 тысяч человек, в том числе более 5 тысяч детей, всего же число пострадавших от стихии перевалило за 102 тысячи человек.
Ущерб от наводнения на Дальнем Востоке, по предварительным оценкам, может превысить
30 млрд рублей… Но кроме финансовых потерь уже сегодня следует думать и о долгосрочных экологических последствиях паводка.
Именно о них шла речь на состоявшемся в РИА Новости мультимедийном круглом столе, участниками которого стали ученые и представители природоохранных организаций. Все они едины в том, что сильнейшее наводнение существенно повлияло на экологию всего Дальневосточного региона. С какими основными проблемами предстоит столкнуться? Какие средства будут направлены на восстановление флоры и фауны? Чем требуется заняться в первую очередь?
Как рассказал профессор экологического факультета Российского университета дружбы народов Александр Хаустов, то, “что случилось и продолжается, – эпохальное гидрологическое событие”:
– Такие огромные наводнения фиксировали и ранее, но, к сожалению, не было инструментальных наблюдений, потому только сейчас можно говорить, что вероятность наступления такого события превышает временной период раз в 100 лет и более. Это уникальное гидрологическое событие вызывает коренную перестройку всей экологической обстановки в бассейне реки Амур, особенно в ее средней и нижней части. Произошла перестройка качества воды, любое наводнение, особенно крупное – это обязательно стресс для всего гидрологического бассейна реки.
Как специалист по качеству вод, Александр Хаустов отметил две наиболее важные, по его мнению, проблемы. Первая связана с уникальностью хабаровского водозабора. Известно, что качество воды в городе (а снабжался он за счет поверхностных вод) оставляло желать лучшего. Потому в течение 10 лет там возводилась уникальная, не имеющая аналогов в России система водозабора. Из-за наводнения возможно резкое снижение ее производительности.
Вторая проблема связана с тем, что наводнение распространилось и на территорию Китайской Народной Республики.
– Сунгари – река, впадающая в Амур, – охватывает достаточно большую часть КНР, – пояснил ученый. – Китай применяет весьма большое количество удобрений. Эти так называемые стойкие органические загрязнители в РФ пока изучаются очень слабо. Речь идет о таких стойких загрязнителях, как полиароматические углеводороды, различные производные от гербицидов, которые все попадают в реку.  Опасность, прежде всего, заключается во вторичном загрязнении Амура. После прохождения паводка эти стойкие органические загрязнители адсорбируются на взвешенном материале и опускаются на дно. Когда наступает ледостав и возникает дефицит кислорода в реке, мы можем получить вторую волну загрязнения, которая по своим масштабам может превысить даже то, что происходит сейчас.
Тема качества воды очень важная, согласна с коллегой координатор проектов по сохранению пресноводных экосистем и устойчивой гидроэнергетике Всемирного фонда дикой природы Оксана Никитина. Тем не менее неправильно думать, что следующий столь же масштабный паводок может произойти только через 100 лет. Вполне вероятно, он может случиться как в следующем году, так и через несколько лет или десятилетий. Оксана Никитина заметила: экологов смущают слова гидроэнергетиков о том, что строительство гидроэлектростанций и плотин является важным видом защиты от наводнений. Конечно, они помогают “сглаживать паводок”, регулировать поступающий объем воды. Но их емкости бывают разными, потому при возведении новых гидрообъектов надо понимать, какие именно объемы были бы оптимальны в том или ином случае. Кроме того, на будущее необходимо регламентировать застройку пойм рек, запретив строительство домов слишком близко к воде. 
Директор Института экологии Международного независимого эколого-политологического университета Елена Коровина отметила сходство ситуации на Дальнем Востоке и в Крымске. В обоих случаях причина катастрофы не столько в высокой воде, сколько в высокой застроенности водоохранных зон и прилежащих территорий.
О микробиологических проблемах наводнения на Дальнем Востоке рассказал академик Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности Владимир Ильинский. По его мнению, основной удар по экологии может быть нанесен именно микроорганизмами, способными как вызвать заболевания, так и вести естественное очищение воды. Именно от них зависят отдаленные последствия наводнения.
– Процессы при наводнении отчасти сравнимы с теми, что происходят при наполнении водохранилищ, – отмечает ученый. – Дальше полностью меняется микробиологический состав воды. И для того чтобы все пришло в равновесие, стабилизировалось и пошли естественные процессы, требуется до пяти лет. В случае наводнения надо помнить о большом количестве сооружений, которые были затоплены. Из них может поступать все что угодно. В первую очередь это касается частного сектора. Все содержимое выгребных ям поступает в воду. И микроорганизмы начинают активно размножаться, нарушая существующее природное равновесие экосистем. Вода уйдет, а грязь останется. Надо быть готовыми к тому, что все источники водоснабжения будут выведены из строя на достаточно длительный срок. Зима затормозит все микробиологические процессы, а весной они усилятся. Потому необходимо озаботиться наличием чистой питьевой воды для населения, иначе нас ждет катастрофа.
Важно также знать, были ли на этой территории скотомогильники, ведь при их затоплении шанс попадания спор сибирской язвы в воду стремительно увеличивается.
Ситуацию с рыбами бассейна Амура прокомментировал профессор кафедры ихтиологии биологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова Кирилл Кузищин:
– Следует разделять последствия наводнения для рыб и для рыбного хозяйства. Для большинства обитателей бассейна Амура никаких катастрофических последствий ожидать не приходится. За исключением того, что при смыве разного рода загрязнителей (удобрений, пестицидов) может повыситься их концентрация в организме рыб. Но в общем-то для ихтиофауны Амура случившееся – нормальная ситуация. Эволюционно они приспособлены к весеннему и осеннему половодьям. Но есть вид промысловых рыб, которые как раз в августе-сентябре заходят из моря на нерест: в первую очередь, это кета и горбуша. Высокое половодье заставляет их искать нетипичные места для нерестилища. И для этих двух видов рыб следующий год может стать “неурожайным” на новое поколение. Весной необходимо будет провести тщательный мониторинг по оценке выживаемости и численности молоди. Возможно, в будущем речь может пойти о запрете на промысел тех рыб, которые пострадали.
А Гидрометцентр прогнозирует продолжение дождей и паводка. Метеорологи ждут не просто аномального, а экстремального уровня воды в Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре.

Нина ШАТАЛОВА

Нет комментариев