Поиск - новости науки и техники

Кто сыграет на реакторе? Чиновникам не по плечу управление академическим комплексом.

В самом конце августа по инициативе журналистов в екатеринбургском представительстве “Комсомольской правды” состоялся круглый стол “Реформа РАН: что ждет уральскую науку?”, где обсуждались проблемы не только региональные.
В разговоре приняли участие руководители Уральского отделения академии, директора крупнейших институтов, ведущие ученые. Открывая обсуждение, председатель УрО РАН Валерий Чарушин отметил, что реакция ученых на появление законопроекта о реформировании академии была незамедлительной и резко негативной. В подтверждение он показал первый июльский номер газеты “Поиск”, практически целиком состоящий из возмущенных обращений и острых комментариев.
“Независимые юристы обратили наше внимание на то, что в Госдуме рассмотрение вопроса о реформе РАН прошло с нарушениями Конституции”, – сообщил Валерий Николаевич. Речь идет о статье 72 Основного Закона, которая гласит, что вопросы науки и образования находятся в совместном ведении Федерации и ее субъектов. Поэтому документ, кардинально меняющий статус и механизм работы ведущей научной институции страны, должен был рассматриваться в рамках особого регламента, предполагающего возможность получения откликов из регионов.
Директор Института химии твердого тела УрО РАН член-корреспондент Виктор Кожевников пошел еще дальше и заявил, что решение о реорганизации академии вообще не должно было рассматриваться на уровне парламента. Он напомнил, что РАН является некоммерческой организацией и, согласно действующим законам, всю полноту ответственности за реорганизацию академической науки должно взять на себя исключительно правительство. Впрочем, делать этого оно не собирается, раз уж даже авторы злополучного законопроекта сторонятся публичной огласки своих имен.
Конечно же, прозвучал вопрос: реформа РАН – это необдуманная акция или все-таки четко спланированный блицкриг? Заместитель директора Института философии и права УрО РАН, известный политолог Константин Киселев считает, что академическое сообщество имеет дело с целенаправленной атакой, за которой стоят люди с определенными интересами. “Эта акция длится не месяц, реализуется уже достаточно давно, и направлена она на сегмент нашего гражданского общества, связанный с наукой и образованием”, – пояснил он.
Такой вывод косвенно подтвердил документ, представленный Виктором Кожевниковым. В паспорте государственной программы “Управление федеральным имуществом”, обнародованном в августе 2012 года, уже присутствовали пункты о повышении эффективности использования имущества академий, об изъятии излишнего, неиспользуемого или используемого не по назначению имущества, а также о передаче непрофильных активов на иной уровень собственности. Как мы уже теперь знаем, все это в итоге вылилось в идею создания некоего органа исполнительной власти, которому будут переданы полномочия по управлению имуществом укрупненной РАН.
Директор Института физики металлов академик Владимир Устинов настаивает, что под понятие “имущество” при таком раскладе подпадают не только здания и земельные участки, но и вся научная инфраструктура, реакторы, мощные установки, то есть в целом все оборудование, необходимое для проведения исследований. “Все это – сложнейшие инструменты, и на них надо уметь играть. Ответьте мне, пожалуйста, какой чиновник сможет исполнить соло на синхрофазотроне?” – горько сыронизировал Владимир Васильевич. По его мнению, логика в решениях будущего “эффективного менеджера” будет простая: зачем заботиться о содержании сложной установки, запчасти для которой нужно приобретать за рубежом, когда можно просто освободить помещение и сдать его в аренду?
На претензии в неэффективном использовании вверенного академии имущества ответил и председатель Уральского отделения РАН. Особо академик Чарушин остановился на социальных объектах, или так называемых “непрофильных активах”. Он высказал сомнение в том, что чиновнику в Москве будет какое-то дело до загородного оздоровительного лагеря “Звездный” под Екатеринбургом, который ежегодно принимает около 600 ребят и где вдобавок проводятся научные конференции. “Этой услугой пользуются не только дети наших сотрудников, что исключительно важно, но и весь Екатеринбург. Когда многие предприятия не уделяли социальной сфере никакого внимания, УрО РАН сохранило и детские сады, и этот лагерь”.
Кроме того, за последние годы на Урале удалось сдать два долгостроя: здания Института математики и механики и Института электрофизики. На стадии обсуждения вопрос о строительстве исследовательской станции в Лабытнанги, получено разрешение на возведение Института комплексных проблем Севера в Архангельске. “Вся подготовительная работа проводится в теснейшем контакте с руководством регионов. И для того, чтобы что-то решить, нужно работать непосредственно на местах”, – подчеркнул Валерий Николаевич.
Раздающиеся из уст чиновников обвинения в низкой эффективности академической науки как таковой, по словам Владимира Устинова, ничем не подкрепленные эмоции. Ученый сопоставил число цитирований на одного сотрудника в Институте теоретической физики им. Л.Д.Ландау – около сотни и лучший показатель среди вузов (на физфаке МГУ) – 10. “Академия – это те ученые, которые видны во внешнем мире. Других у государства просто нет”, – подытожил Владимир Васильевич.
Впрочем, сделанного не воротишь, и, скорее всего, снять с рассмотрения Думы скандальный законопроект уже не удастся. Чтобы минимизировать его негативное воздействие, академическим сообществом уже предпринят целый ряд шагов: проводятся встречи с руководством страны, с чиновниками и депутатами, ученые активно инициируют общественное обсуждение реформы РАН.
В конференц-зале “КП-Урал” был очерчен круг поправок к обсуждаемому законопроекту, которые для УрО наиболее принципиальны. Так, ученые выступают за то, чтобы объединение трех академий проходило в форме ассоциации с сохранением самостоятельности ее членов. Тем более что взаимодействие на таком уровне уже давно налажено. Существует координационный совет, который согласовывает программы фундаментальных исследований всех государственных АН.
В то же время весомый аргумент против чисто механического слияния трех научных организаций – разность их потенциалов. “Следовало бы привести строки из поэмы “Полтава” Александра Сергеевича Пушкина: “В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань”. Сегодня в РАН работает более двух тысяч высокоцитируемых ученых, а в Академии сельскохозяйственных наук, при всем к ней уважении, к таковым можно отнести только одного человека. Я считаю, что объединение приведет к снижению научного уровня академии”, – пояснил Владимир Устинов.
Очень важно сохранить демократические начала в организации управления РАН. Собравшиеся отметили, что пока ни один из директоров ее институтов не назначался по указанию свыше. В академии действует многоступенчатая выборная процедура, сопровождаемая тайным голосованием. “И я не представляю себе, чтобы мы смогли от этого отречься”, – заявил Валерий Чарушин.
Еще две принципиальные поправки представляют особую важность для региональных академических отделений: сохранение за ними юридической самостоятельности и статуса главных распределителей бюджетных средств. Сегодня УрО РАН имеет в своем ведении 40 институтов, которые работают в Екатеринбурге, Архангельске, Оренбурге, Перми, Ижевске, Сыктывкаре и даже в Тобольске. Все организационные решения по ним принимаются на коллегиальной основе и исполняются руководителями, находящимися непосредственно в регионе. Опять же трудно представить, что из Москвы будет возможность уследить за всем происходящим в столь огромном ареале. Потеря контакта с регионами, который академические структуры налаживали годами, может губительно сказаться не только на проведении региональных исследований, но и на социальной, экономической жизни территорий.
Как подчеркнул заместитель председателя УрО РАН по научно-организационной работе член-корреспондент Николай Мушников, внутри самой РАН непрерывно шли реформы, и до сих пор они проводились в правильном направлении. За счет увеличения заработной платы и реализации жилищной программы для молодых ученых в академию удалось привлечь новые кадры. Так, за последние пять лет средний возраст научных сотрудников отделения сократился на два года.
Эта линия должна продолжаться – иначе, как заметил председатель Совета молодых ученых УрО кандидат наук Алексей Курлов, пойдет очередная волна “утечки мозгов”: “Молодые перспективные ученые не будут ждать, когда уладят отношения “наверху”. Они просто соберут чемоданы и уедут”.
Предлагаемая же правительством реформа, несмотря на все ее отрицательные моменты, имеет единственный, но несомненный плюс. “Как говорят, один негодяй может очень сильно сплотить коллектив. И теперь возникла ситуация, когда Академия наук выступает единым фронтом. И это сейчас проявляется на всех уровнях. Если нам удастся отстоять свои позиции, это будет бесспорная победа”, – сказал Николай Мушников.

Павел КИЕВ
Фото автора

Нет комментариев