Поиск - новости науки и техники

Примарсились. Земляне примеряются к Красной планете.

Человек впервые ступил на поверхность планеты Марс. Пока, правда, условно – в ходе эксперимента “Марс-500”, который проходит под эгидой Роскосмоса и Российской академии наук на базе Института медико-биологических проблем РАН при широком участии российских и международных организаций и имитирует различные аспекты пилотируемого полета к Красной планете.
257-й день из 520-суточной изоляции экипажа из шести человек – особенный во всех отношениях. Во-первых, как выразился статс-секретарь – заместитель руководителя Роскосмоса Виталий Давыдов, это “экватор” эксперимента. Во-вторых, нога человека “впервые ступит” на поверхность Марса. Интерес мировых СМИ огромный – говорят, что такого обилия телекамер в Голубом зале Центра управления полетами давно не видели даже во время стыковок и приземлений космических аппаратов. Представители Роскосмоса, РАН, администрации Президента России, Европейского космического агентства, Посольства КНР в России, космонавты рассказывают о ходе эксперимента, его организации и значении, о планах, которые связаны с ним.
К завершению пресс-конфе-ренции репортеры торопятся переместиться в Главный зал управления. На большом экране едва освещенное, похожее на ангар помещение имитатора марсианской поверхности. Оно покрыто слоем песка (вполне земного), по периметру и посередине вразброс – куски какой-то породы. В помещении никого нет. В 13 часов открывается выходная дверь, и первый марсонавт (так почему-то стали называть исследователей журналисты) оставляет след ботинка скафандра на “марсианской” поверхности. Командир десанта и пилот посадочного модуля россиянин Александр Смолеевский и итальянец Диего Урбина закрепляют карабины подвески фала на тросе, приветствуют участников эксперимента (их плохо слышно, поскольку связь – тоже имитация), приступают к выполнению работ на “марсианской” поверхности.
Серебристого цвета скафандры уже в какой-то мере напоминают одеяния космических путешественников из фантастических фильмов. Разработанный в НПП “Звезда” скафандр “Орлан-Э” – настоящая фабрика по поддержанию жизни человека в автономном режиме. Несмотря на старания ученых облегчить конструкцию, вес защитного костюма составляет 32 килограмма. Исследователи устанавливают возле стены ангара флаги участников эксперимента – России, Китая, а также Европейского космического агентства, и хорошо видно, что эти манипуляции даются “десантникам” нелегко.
Циклограмма “выхода” на Марс расписана поминутно, и в ней для исследователей предусмотрены 6-минутные передышки. В основное время они совершают запланированные операции по забору грунта, устанавливают научное оборудование, работают с магнитометром. Неожиданно возникает нештатная ситуация – падает ящик с инструментами. “Вот этого мы как раз и боялись”, – почти шепотом комментирует случившееся один из участников эксперимента, сидящих в ЦУПе. Казалось, скафандр не дает возможности исправить оплошность, но исследователь медленно опускается на колено, примеривается, и ящик опять на месте.
– Экипаж работает очень слаженно, – говорит корреспонденту “Поиска” вице-президент РАН Анатолий Григорьев. – До этого уже была нештатная ситуация, которую очень правдоподобно срежиссировали “на Земле” и которая в принципе возможна в настоящем полете. Снаружи станции был отключен щиток, через который проходит электроснабжение модуля. В испытательном комплексе погас свет, наступил мрак, стало невозможно пользоваться техникой с электропитанием. Экипаж ничего не знал и решил, что проблемы со светом – у нас. Они стали нас подбадривать и советовали обратиться в Мосэнерго! Но при этом продолжали выполнять свою работу – занимались гигиеной, питались, даже проводили некоторые запланированные исследования. В итоге 22-часовой инцидент практически не нарушил циклограмму “полета”. Так что экипаж оказался очень устойчивым и сплоченным.
Впереди исследователей ждут еще “выходы” на Марс, много экспериментов и “возвращение домой”.
– Практика аналогичных, но менее длительных экспериментов показывает, что вторая часть “пути” – а это почти 250 дней – психологически сложнее, – рассказал директор Института медико-биологических проблем РАН Игорь Ушаков. – Человек знает, что это дорога домой, и разные типы людей по-разному на это реагируют. А нам очень важно понять, к какому типу тот или иной член экипажа относится и как будет вести себя на обратном пути.
“Марс-500” – модельный эксперимент, но каждый ученый всегда мечтает о реальном. Он будет?
– Все делается для этого, – говорит академик Анатолий Григорьев. – Но решение принимается политическое, на уровне главы государства. А мы, ученые, специалисты, должны готовить в том числе общественное мнение, чтобы люди понимали, для чего все это нужно. Тем более, космические технологии адаптируются под задачи земные. Будьте уверены, из проекта “Марс-500” вырастет много медицинских направлений, наши методики, технологии возьмут психологи, спасатели, многие другие специалисты.
В продолжении совместной с академией работы заинтересовано Федеральное космическое агентство. “В 2010 году вместе с РАН мы выпустили системный проект из многих томов, посвященный фундаментальным планетологическим исследованиям, – сказал генеральный директор ФГУП ЦНИИ машиностроения Геннадий Райкунов (ЦНИИмаш – головная организация Роскосмоса по изучению и обоснованию перспектив развития космической деятельности страны. – С.К.). – В нем участвовали практически все ключевые институты академии. Мы определились, куда и зачем лететь, в какой очередности, с какими приоритетами, рассмотрели множество сценариев и пришли к тем приоритетам, которые сейчас реализуются” .

Светлана КРЫМОВА
Фото автора

 Кстати
В рамках Федеральной космической программы России на 2006-2015 годы по направлению планетных исследований и исследований Луны в настоящее время выполняются четыре проекта (“Фобос-Грунт”, “Луна-Глоб”, “Луна-Ресурс”, “Марс-Сервейер”).
На последующие годы в ФКП-2015 запланированы начало работ по пяти проектам для планетных исследований, а именно: “Венера-Д” (исследования Венеры), “Марс-Нэт” и “Марс-Грунт” (исследования Марса), “Меркурий-П” (исследования поверхности Меркурия), “Сокол-Лаплас” (исследования системы Юпитера), а также продолжение проекта “Луна-Ресурс” в части создания космического аппарата с луноходом. Реализация этих проектов предусматривается в период до 2023 года.
По астрофизическим исследованиям и исследованиям Солнца и солнечно-земных связей выполняются 10 проектов. Также в 2014 году запланировано начало работ еще по 6 проектам с реализацией их до 2020 года.

Нет комментариев