Поиск - новости науки и техники

Временно постоянные? Большинство мигрантов обещают вернуться на родину, но сроки отъезда называть не спешат

Сообщения на тему “Мигранты в России” напоминают сводки с театра военных действий. Массовые задержания нелегальных мигрантов исчисляются сотнями что в Тюмени, что в Подмосковье, что в Сочи, где будут поквартирно проверять все дома в поисках нелегалов, оставшихся после строительства олимпийских объектов. Уже отправились в рейды десятки мобильных групп, в состав которых вошли представители миграционной службы, полиции и даже казачества.
Но всегда стоит взглянуть на проблему “на холодную голову”. С научной точки зрения вопросы мигрантов обсуждались недавно в Московском государственном юридическом университете им. О.Е.Кутафина на заседании Общественно-консультативного совета при Управлении Федеральной миграционной службы города. На заседании было презентовано исследование “Миграционная ситуация в Москве и Московской области: реальность против мифологем”, проведенное Фондом развития международных связей “Добрососедство” при поддержке Института общественного проектирования.
 В ходе исследования было опрошено 700 трудовых мигрантов, занятых в строительстве, сфере ЖКХ и общепита. Выборка из этого числа представлена 456 респондентами, примерно по 150 человек из Киргизии, Узбекистана и Таджикистана. Учитывая, что всероссийские опросы обычно охватывают около 1600 человек, этот, рассчитанный только на Москву и область, – вполне репрезентативный.
“Результаты опроса и анализ материалов подтверждают: жизнь и быт мигрантов очень непросты, условия существования их далеки от желаемых. Но распространенная точка зрения, что они живут в нечеловеческих условиях и работают, как рабы, тоже не соответствует действительности. Как и другое распространенное в обществе мнение о том, что поголовно все приезжие стремятся навсегда остаться в России”, – заявил руководитель исследования, ученый секретарь Научно-экспертного совета Общественно-консультативного совета при УФМС по Москве, заведующий лабораторией изучения общественного мнения МГУ Александр Гаспаришвили.
Большинство респондентов (61,5%) проживают в России недолго – не более двух лет. Примерно каждый пятый (19,8%) находится в стране 3-4 года. И только 18,6% живут в России более 5 лет. Схожие показатели и по Москве – 68,7% здесь живут не более двух лет, 17,2% – 3-4 года и 14,1% –  более 5 лет.
Значительная часть опрошенных впервые выехали из своей страны, будучи молодыми людьми – до 30 лет. При этом 3% еще не достигли 18 лет, 38,4%  относились к возрастной группе 18-24 года, 17,2% – 25-29 лет. Примерно четверть участников исследования находилась в возрасте от 30 до 39 лет (14,2% – 30-34 года, 11,1% – 35-39 лет). После 40 лет впервые выехали на заработки 16,2% респондентов (6,5% – 40-44 года, 5,6% – 45-49 лет, 4,1% –  50-55 лет).
А зачем едут? Конечно, основная причина переезда в Россию для большинства мигрантов – социально-экономическая, то есть поиск заработка. Социально-политические, межнациональные и другие проблемы на родине мигрантов играют лишь незначительную роль. Большинству респондентов понадобилось сравнительно непродолжительное время, не более 3 месяцев, чтобы отработать деньги, потраченные на переезд: 20,6% отработали или отработают их за месяц, 34,4% – за два, 19,4% – за три. В то же время существенная часть участников исследования (17,4%) затруднилась ответить на этот вопрос.
В целом респонденты склонны оценивать свое материальное положение и до, и после приезда в РФ ниже среднего, однако есть основания полагать, что после выезда на заработки в Россию оно немного улучшилось. Для подавляющего большинства опрошенных заработанные деньги необходимы для выживания семьи (84,8%). При этом 27% используют полученные средства на покупку товаров длительного пользования, 26,7% – на медицинские расходы, 23,9% – на ремонт дома, квартиры. Реже заработанные деньги идут на оплату образования (12,9%), покупку дома или квартиры (10,9%). Большая часть мигрантов посылает деньги домой ежемесячно (43,7%), еще треть (31,3%)  раз в два месяца.
На работу устраиваться помогают обычно друзья, знакомые (52,5%) или родственники (43,9%). Реже оказывают содействие люди, с которыми респонденты вместе работали (16,8%). Сами, без чьей-либо помощи, нашли работу лишь немногие участники исследования (7,5%). Каждый третий трудовой мигрант из Центральной Азии (32,9%) самостоятельно получал документы, необходимые для работы в Москве. Легализации содействуют в основном соотечественники: воспользовались помощью друзей, знакомых (26,5%), родственников (22,2%). Остальным помогли начальники, владельцы фирм (20,4%), коллеги по работе (11,4%).
Наиболее уязвима старшая возрастная группа приезжих, из ее числа только 15% опрошенных подписывали официальный трудовой договор. Большие проблемы у мигрантов и с жильем. Только у малого числа респондентов есть документ, который подтверждает право занимать место своего проживания. Подавляющее большинство (78,9%) не имеет такого документа. Выполняемую работу по 10-балльной шкале мигранты оценивают как довольно опасную (в среднем – 7,3 балла), не пользующуюся уважением (5,5), хотя физически не слишком тяжелую (5,1).
Ответы респондентов на вопрос о том, насколько они приспособились к жизни в Москве, показывают, что большинство из них уверены, что в той или иной мере им удалось адаптироваться. Каждый четвертый (24,9%) заявил, что полностью приспособился к жизни в российской столице, еще 55,7% – что “скорее приспособился”. Тех, кто считает, что не вписался в новую реальность, – 12,9%.
Весомое большинство мигрантов не разочарованы в своем выборе. 86% ответили: если бы они знали, что их жизнь в России будет такой, то все равно поехали бы сюда. Тем не менее 76,1% опрошенных хотят вернуться на родину. Не собираются возвращаться лишь 14%, каждый десятый затруднился ответить (9,7%). Правда, основная часть тех, кто хочет уехать, с датой пока не определились. Они намерены это сделать через несколько месяцев или лет (57%). Еще 29% – после того, как заработают определенную сумму, 2% –  когда закончится контракт.
Свободное время мигранты проводят в своем кругу, с соотечественниками и земляками (92%). Один их пяти общается вне работы и с местными жителями (20,9%). С приезжими из других стран проводят свободное время 14% респондентов. Большинство опрошенных обычно поддерживают достаточно тесные связи с родственниками, живущими на родине, общаются по телефону или через Интернет: каждую неделю – 64,3%, ежедневно –  5,2%. Также в свободное время обычно встречаются с друзьями, знакомыми (часто и довольно часто – 54,6%). С разной степенью регулярности бывают на религиозных мероприятиях, при этом каждый десятый (9,7%) – очень часто или довольно часто. Но 36,3% никогда их не посещают. Мигранты практически не ходят на спортивные соревнования (83,4%), встречи, организованные общественными организациями (72%). Довольно слаба связь с формальными земляческими организациями: никогда не были на их мероприятиях 63,7% респондентов. Более половины не ходят в кино, на концерты, в театры (59,8%), в рестораны, кафе и бары (55,5%).
Оценивая по 10-балльной шкале степень доверия к тем или иным категориям окружающих, мигранты в первую очередь отдали предпочтение тем людям, с которыми они вместе живут (8,4 балла), а также медицинским работникам (7,8). Высоким уровнем доверия пользуются у них те, с кем они работают, – коллеги (7,5), начальники и бригадиры (7,38). Доверяют респонденты и местным землячествам (7,39). На последних местах – правоохранительные органы (3,99) и городские чиновники (4,22 балла). 
Комментируя ход исследования, его руководитель отметил, что проще всего было работать с уроженцами Киргизии. “Они лучше других знали русский язык, охотно отвечали на вопросы, с их стороны меньше всего было отказов. Да и вообще по ряду параметров киргизы более, нежели выходцы из ряда других республик СНГ, приспособлены к пребыванию в России”, – поделился наблюдениями Александр Гаспаришвили.
По общему мнению участников презентации, такие исследования приносят существенную пользу. Они позволят составить объективную картину о том, что происходит в миграционной сфере, выявить реальные проблемы, выработать меры для их решения. И уже проводится очередное исследование – об отношении самих россиян к мигрантам. Вместе с тем, посетовали ученые, несмотря на актуальность изучаемых вопросов, средства на такие работы изыскать очень трудно. Не спешат помогать ни государственные учреждения, ни коммерческие структуры, ни сами диаспоры. “Мы общались с активом диаспор, делали рассылку по информагентствам, – говорили выступающие, – но до сих пор никто не откликнулся. А ведь, если общество не будет заинтересовано, наши усилия ничего не дадут”.
С миграционной ситуацией в столице собравшихся на заседании познакомила начальник отделения по работе с национальными сообществами ФМС по Москве Татьяна Дмитриева. В Москве на июль 2013 года находилось 997 тысяч иностранцев. 827 тысяч из них составляют граждане стран, с которыми у нас безвизовые отношения, то есть  из бывших союзных республик. За эти же семь месяцев в Москве было зарегистрировано 102 791 преступление. При этом приезжие (и иностранцы, и россияне из других регионов) совершили 17 162 правонарушения – примерно 17% от общего числа. Только иностранцами (как из ближнего, так и из дальнего зарубежья) совершено 7% от всех зарегистрированных за этот период преступлений.
Заместитель председателя Комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе совести Асламбек Паскачёв рассказал о возможности создания адаптационных центров для трудовых мигрантов и отметил, что Россия испытывает нехватку рабочих рук, особенно в регионах Сибири и Дальнего Востока. Эта потребность сохранится как минимум в течение ближайших 20 лет. Кстати, у части россиян вызывает беспокойство начавшийся процесс “зачистки” строек. Не подорожает ли жилье из-за того, что нелегальных строителей заменят “дорогими” легальными? Впрочем, российские девелоперы полагают, что выдворение гастарбайтеров на ценах на недвижимость не скажется, поскольку крупные застройщики не используют нелегальный труд.
Приводя статистические данные, директор проектов фонда “Добрососедство” Юрий Московский заметил, что нет оснований говорить об “оккупации” Москвы мигрантами: “Реально в столице живут порядка 800-900 тысяч мигрантов из стран СНГ, включая Украину и Белоруссию. Из них 300 тысяч – из Киргизии, Таджикистана, Узбекистана”.
Но этим цифрам и результатам социологического исследования поверили не все: никто, мол, не проверял степень честности опрошенных. Социологу, дескать, говорят одно, а на деле – хотят остаться в благополучной, особенно по сравнению с далекой родиной, России, а тем более в Москве. Что ж, бесспорно одно: поднимать и изучать проблемы миграции надо – для пользы той и другой стороны этого процесса. И для того, чтобы никогда между этими сторонами не выросли баррикады.

Михаил ГУРЕВИЧ

Нет комментариев