Поиск - новости науки и техники

Вариации коммуникации. Исследования сибиряков перекликаются с трудами нобелевских лауреатов.

На фоне “оптимизации управления” научной сферой самой науке в СМИ в последнее время уделялось не так много внимания. Вновь вспомнить о фундаментальных исследованиях заставило вручение Нобелевских премий. Оказалось, что в Институте химической биологии и фундаментальной медицины Сибирского отделения РАН есть работы, перекликающиеся с трудами нобелиатов в области медицины Томаса Зюдхофа, Джеймса Ротмана и Рэнди Шекмана, открывших механизм, который регулирует транспортировку веществ с помощью везикулярного аппарата, – своеобразную транспортную систему в клетке живого организма.
– Исследование экзосом – маленьких везикулярных структур, которые переносят генетический материал из одной клетки в другую, – тема, открывающая новые горизонты в биологии, – рассказывает директор Института химической биологии и фундаментальной медицины академик Валентин Власов. – Есть предположение, что с их помощью клетки общаются друг с другом, то есть между ними существует система коммуникации. К тому же экзосомы переносят молекулы, которые являются маркерами для различных биологических процессов, что дает новые перспективы для разработки методов диагностики на их основе. В частности, сотрудники группы электронной микроскопии ИХБФМ выявили наличие экзосом в слезной жидкости.
Нобелевская тематика традиционно близка институту, занимающему второе место среди российских биологических, согласно сентябрьскому испанскому рейтингу SIR. Именно здесь впервые в мире Нина Гринева и Дмитрий Кнорре сформулировали идею создания ген-направленных биологически активных веществ. К сожалению, в СССР на Нобелевскую премию выдвигали неохотно, поэтому награждены были не первооткрыватели, а их американские и австралийские коллеги, развившие идею. В 2013 году институт получил мегагрант на создание лаборатории биомедицинской химии во главе с нобелевским лауреатом по химии 1989 года американцем Сиднеем Альтманом. Альтман был награжден за открытие способности молекулы РНК к биокатализу – после этой сенсационной работы пришлось переписывать многие главы в учебниках.
– Роль РНК оказалась недооцененной, – комментирует Валентин Власов. – На самом деле, РНК – главная молекула в клетке, что выяснилось в последние 10 лет. Из РНК можно делать трехмерные структуры, задавать любую форму, поскольку это упорядоченные молекулярные структуры, способные к самоорганизации. Создаются матрицы из нуклеиновых кислот для выращивания структур из клеток. Их можно использовать не только для создания лекарств, но и для элементной базы ЭВМ.
Поскольку проблема устойчивости патогенных микроорганизмов к антибиотикам становится крайне актуальной, вновь созданная лаборатория биомедицинской химии будет работать над получением новых типов фармакологических веществ на основе олигонуклеотидов. Надо отметить, что институт заметно продвинулся в создании новых лекарственных препаратов. Одна из недавних удач – выявление противоопухолевой активности одного из пептидов женского грудного молока, что открывает новые перспективы в лечении рака печени и легких.
Иногда новое – это хорошо забытое старое. Сто лет назад англичанин Туорт и француз д’Эрель установили, что у бактерий существуют естественные враги – бактериофаги (“пожиратели бактерий”), которые обитают в почве, реках, озерах, океанах и в живых организмах. Именно их наличием объясняются успехи знахарей в лечении инфекций с помощью смесей из грязи, золы, кислого молока! Работа с бактериофагами у нас активно велась еще во времена СССР: в Тбилиси по личному приказу Сталина даже был создан специальный институт, куда приезжал работать д’Эрель.
С наступлением эры антибиотиков про фаготерапию незаслуженно забыли, но в связи с предупреждением Всемирной организации здравоохранения о вступлении в “постантибиотиковую” эру эти исследования вновь становятся актуальными. Тем более что на Западе официально не разрешено применение бактериофагов в терапии, а наше законодательство это позволяет. Благодаря разработкам ИХБФМ в новосибирских клиниках уже проводится успешное лечение “диабетической стопы” – страшного осложнения, ведущего к гангрене и последующей ампутации – с помощью фаговых препаратов.
Еще одно направление работы ИХБФМ – генетические исследования. Здесь впервые начали исследования геномов инфекционных агентов – расшифрованы геномы боррелия, вируса клещевого энцефалита (эта тематика особо актуальна для Сибири). Работает оснащенный первоклассным оборудованием для секвенирования геномов центр коллективного пользования “Геномика”. Сейчас ведется секвенирование геномов народов Сибири – бурятов и якутов. Совсем недавно благодаря находкам археологов совместно с коллегами из Института молекулярной и клеточной биологии СО РАН был расшифрован геном древней лошади.
Тему реформы, с упоминания о которой началась эта статья, в беседе с учеными обойти все-таки не удалось. Академик Власов привел пример “нетрадиционного” использования арендных денег. Благодаря остроумной идее, которая родилась в ходе встречи руководителей ИХБФМ с тогдашним губернатором Новосибирской области, а ныне полпредом Президента РФ в Сибирском федеральном округе Виктором Толоконским были построены новые корпуса для трех учреждений СО РАН, в том числе и для Института химической биологии и фундаментальной медицины. Дело в том, что еще с советских времен в собственности Сибирского отделения находилась половина здания в центре Новосибирска, где хотели открыть свой офис многие компании. В итоге переговоров представители бизнеса заплатили вперед за 20 лет аренды, и на эти средства был построен новый корпус института, оснащенный в соответствии с международными стандартами.

Ольга КОЛЕСОВА
Фото Елены ТРУХИНОЙ

Нет комментариев