Связующие нити. Большой театр объединил искусство и науку. - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Связующие нити. Большой театр объединил искусство и науку.

Осенью прессу – уже в который раз – захлестнула волна публикаций о хищениях бюджетных средств, допущенных при реконструкции многострадального Большого театра. Все это вкупе с недавним покушением на худрука ГАБТ Сергея Филина и высокими ценами на практически всегда отсутствующие в продаже билеты отнюдь не улучшает имидж главного театра страны. Но мало кто из обывателей задумывается о том, что Большой – это не только высокое искусство, дрязги в коллективе и финансовые махинации. Это еще и сложнейший механизм, работу которого обеспечивают десятки технических служб, в которых трудятся инженеры, химики, архитекторы, реставраторы, акустики, специалисты по сценическому оборудованию, конструкциям для зрительных залов, отделочным материалам и тканям, а также многие другие профи, с высоким искусством вроде бы и не связанные. Однако без их постоянных усилий функционирование театра невозможно…

Есть тут и место для исследовательской работы: например, при участии Московского государственного университета дизайна и технологий здесь прошла Международная научная конференция “Реставрация и воссоздание тканей в интерьерах исторического здания Государственного академического Большого театра”, на которую собрались ведущие отечественные и зарубежные профессионалы в области архитектуры и реставрации общественных зданий. Реконструкция ГАБТ – проект в своем роде беспрецедентный, поэтому детали этой шестилетней (2005-2011 годы) эпопеи еще долго будут будоражить умы профессионального сообщества. Участники конференции сошлись во мнении, что, хотя театр и нуждается в постоянном сохранении традиций, сегодня он также должен быть укомплектован самыми современными технологиями. На встрече обсуждались ход реставрации драпировок ГАБТ, научные методы и трудности, возникшие при изготовлении текстильных материалов, в частности, все, что связано с особенностями воспроизводства тканей вручную по историческим образцам. Особое внимание было уделено технологическому подходу к воссозданию знаменитого занавеса “Россия”, нюансам развития текстильных технологий, восстановлению старинных ткацких станков.
По словам специалистов, до начала реконструкции утрата интерьеров парадных залов ГАБТ составляла свыше 90%, поэтому в большинстве случаев пришлось отступить от музейной реставрации и буквально руками восстанавливать вышивку там, где она была. Одно из важнейших условий немузейной реставрации – дополнительная прочность экспонатов, дабы они могли выдержать активное использование. Для этого практически полностью ткани в интерьерах были дублированы с применением тонкого французского газового материала, почти незаметного на глаз, в результате чего все напряжение нитей перенесли на подкладку-экран. При этом во многих местах интерьера пожухли красители вышивки, и узор стал невидимым. Реставраторы искусственно “поднимали” белый цвет в вышивке, для чего им пришлось красить каждую нитку отдельно и заниматься щадящей химчисткой. Стоит отметить, что нити шелка изначально имеют в себе жировую прослойку, которая защищает их от загрязнений. После химчистки, даже щадящей, они быстро закоптились, и специалисты были вынуждены механически, слой за слоем, снимать с них загрязнения с помощью белого бархата…
Кстати, многие детали интерьеров ГАБТ были изначально исполнены с применением очень сложной старинной техники для получения ткани, имитирующей бархат, – брокатели. Ткань такого типа можно было воссоздать лишь с применением специально собранных ручных станков, а осложнялся процесс наличием нитей огромного количества цветов, использованных для вышивки и отделки залов Большого. При этом реставраторы не только боролись за сохранение “старины” в интерьерах, но и одновременно решали проблемы противопожарной безопасности: современные стандарты диктуют использование в общественных местах лишь негорючего волокна. Оно было создано для ГАБТ из специальных синтетических нитей на новейшем оборудовании итальянской компанией Rubelli. По словам итальянцев, основную сложность в этом заказе, который называют в Rubelli не иначе, как “увлекательное приключение”, составило воссоздание оригинальных рисунков по старинным образцам с использованием сложного колористического эффекта из искусственных огнеупорных тканей и натуральной золотой нити. В результате реставрации в ход пошло свыше 12 тысяч метров ткани (дамаст, ценные лампасные ткани, брокатель, бархат и пр.) и 1200 метров натуральной золотой нити.
Во времена Наполеона брокатель создавалась с использованием двух нитей – шелковой и льняной. От итальянских мастеров потребовали достоверного воспроизведения аналога брокатели из полиэстерного волокна. В ходе конференции реставраторы отмечали, что очень непросто им было добиться нужных цветов – приходилось постоянно сопоставлять оттенки искусственных нитей с репродукциями фотографий интерьеров, хранящимися в архивах ГАБТ. И все же полного совпадения достичь так и не удалось: новый бархат несколько иначе играет на свету, чем оригинальные, натуральные ткани. Особо высокие требования предъявили пожарные к обивке бортиков в зрительном зале: шелк и лен в их отделке были полностью заменены на негорючее модифицированное волокно Тревира (Trevira), состоящее из полиэфира, в молекулярную структуру которого введены фосфорорганические соединения. Это искусственное волокно было запатентовано около 15 лет назад. Сейчас оно стало “золотым стандартом” для использования в стенах зрелищных учреждений. Кроме того, от итальянцев потребовали наделить новые материалы излишней прочностью, износостойкостью, возможностью максимально долго сохранять форму, красоту и “товарный” внешний вид – техзадание, разработанное администрацией Большого, заняло свыше 20 листов текста! На его выполнение у Rubelli ушло два с половиной года…
Конечно же, особый интерес участников конференции вызвала судьба главного, “золотого”, занавеса страны, на котором до начала реконструкции были множественные повреждения, в том числе от гвоздей. Параметры нового занавеса “Россия” – 500 кв. метров и 900 кг весу – поистине впечатляют. Перед реставраторами стояла непростая задача заменить не только его натуральное износившееся полотно на новое, из современных искусственных негорючих тканей, но и детали сталинской эпохи легендарного занавеса Федоровского, сотканного в 1955 году, на российскую символику. Теперь вместо кремлевской звезды на полотне появилась корона, вместо серпа и молота, располагавшихся на фоне колосьев, – Георгий Победоносец и фантазийный двуглавый орел. Надпись “СССР” сменило слово “Россия”, ноты гимна Советского Союза были заменены строками хора “Славься” из оперы “Жизнь за царя” Глинки, а знамена, увенчанные пиками, уступили место фанфарам. В создании этого сложного рисунка на ткани было использовано шесть цветов и 42 различных эффекта плетения нити – для этого итальянцам даже пришлось модифицировать свои ткацкие станки…
Как рассказал корреспонденту “Поиска” начальник отдела технологического развития ГАБТ Николай Луков, прежде чем начать работу над новым рисунком “золотого” занавеса, специалисты Большого провели ряд консультаций с председателем Геральдического совета при Президенте РФ, заместителем директора по научной работе Государственного Эрмитажа Георгием Вилинбааховым. Только после этого новая символика была утверждена на государственном уровне. Николай Луков также отметил, что “сегодня реставрацией тканей занимается мало народу”:
– Работаю с тканями уже много лет, мне кажется, вся текстильная промышленность в России сейчас загнана в угол, нет к ней у государства интереса, оснащенность предприятий очень старая, ничего не обновляется, фабрики закрываются, к нам в основном идет импорт из Китая. Кстати, это стало одной из причин, по которой заказ на главный занавес страны отдали итальянцам. Нас зачастую укоряют в недостаточном внимании к внешнему виду театра – где-то папье-маше потрескалось, где-то лепнина уже обветшала… Но ведь поток зрителей у нас огромен! Каждому хочется “прикоснуться” к прекрасному, а бывает, и унести его с собой – таков уж человеческий фактор. Кроме того, в полный рост встает и кадровый вопрос: например, если на период реконструкции у нас в штате было 20 специалистов, то сейчас осталось всего восемь, да и средний возраст технических служащих – около 50 лет. Театр – сложный организм. Но, несмотря на его достаточно консервативный характер, нам как воздух требуется молодежь: может, при выборе будущей научной карьеры стоит обратить внимание на профессию реставратора?..

Анна ШАТАЛОВА
Фото автора

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2