Поиск - новости науки и техники

В лунном свете. Освоение Солнечной системы начнут со спутника Земли.

Наблюдать уникальное явление – звездопад, но не на Земле, а на другой планете смогут в самом скором времени ученые всего мира: 19 октября 2014 года вблизи Марса пролетит комета C/2013 A1, задев Красную планету своим хвостом так сильно, что в марсианском небе можно будет увидеть метеоритный дождь. Следить за его ходом будут все действующие марсоходы, причем особенно любопытно, что аппарат Opportunity будет находиться вблизи рассветной части Марса, тогда как Curiosity – у заката…

Это событие, а также ряд возможностей для сотрудничества в области планетных изысканий обсудили российские и зарубежные специалисты, собравшиеся в Институте космических исследований (ИКИ) РАН на IV Международный московский симпозиум по исследованиям Солнечной системы. В основном программа встречи была сфокусирована на Луне и Марсе – двух главных объектах интереса ведущих мировых космических агентств. Помимо этого на научных сессиях затрагивались вопросы отправки миссий к Венере и проблемы изучения Солнечной системы в целом. Главы Роскосмоса и Европейского космического агентства (ЕКА) говорили о совместном освоении Луны. На симпозиуме также был затронут широкий круг проблем – от нерешенных научных вопросов до разработок приборов, которые будут установлены на будущие космические аппараты, в первую очередь, на “Луна-Ресурс”, “Луна-Глоб” и “ЭкзоМарс”.
Накануне открытия мероприятия состоялась международная рабочая встреча в НПО им. С.А.Лавочкина. Особое место в программе симпозиума заняла сессия, посвященная 80-летию академика Михаила Марова, ведущего ученого в области планетных исследований СССР и России. В честь этого юбилея прошло специальное заседание, где приглашенные докладчики рассказали о важнейших вехах изучения планет в нашей стране и за рубежом.
Симпозиум, проводившийся при поддержке РАН и Российского фонда фундаментальных исследований, открыл советник руководителя Федерального космического агентства по фундаментальным космическим исследованиям Виктор Ворон, который обозначил приоритеты России в изучении космоса. По его словам, многие из проектов российской космической программы, в частности, те,  где задействованы приборы на борту зарубежных спутников, не состоялись бы без международной кооперации. Особо отметил Виктор Ворон роль миссии “ЭкзоМарс” как качественно новой ступени сотрудничества между российскими специалистами и ЕКА. Затем последовали программные выступления директора ИКИ РАН академика Льва Зеленого (на снимке в центре) и директора научных программ ЕКА Альваро Хименеса (на снимке справа). К ним, по замыслам организаторов, должен был присоединиться и директор планетного отделения штаб-квартиры Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства США (НАСА) Джеймс Грин, но, к сожалению, его визит в Москву на этот раз не состоялся: помешала приостановка работы государственных учреждений в США. Поэтому доклад Джеймса Грина был представлен профессором Университета Брауна США Джеймсом Хедом (на снимке слева).
Академик Лев Зеленый сделал краткий обзор ближайших отечественных космических проектов. Помимо планетных миссий он осветил грядущие астрофизические и плазменные проекты, в первую очередь “Спектр-РГ” и “Резонанс”. Лунная и марсианская программы, которые включают по нескольку проектов, имеют один общий элемент – автоматическую доставку грунта. В настоящее время российская лунная программа предполагает работу пяти аппаратов, названия которых продолжают традицию советских “Лун”: от “Луны-25” до “Луны-29”. В рамках проекта “Луна-25” (он же “Луна-Глоб”, предназначенный в основном для отработки технических решений), запуск которого намечен на 2016 год, планируется отправить легкий посадочный космический аппарат к южной полярной области спутника Земли. Запуск орбитальной станции “Луна-26” (“Луна-Орбитер”) намечен на 2018-й, еще через год туда же отправится второй посадочный аппарат “Луна-27” (“Луна-Ресурс”) с бурильной установкой на борту. Предполагается, что посадка этого аппарата состоится на другом полюсе Луны. Срок жизни каждого из этих трех аппаратов, вероятно, составит около года. Следующим шагом российской лунной программы станет возврат грунта из полярной области с помощью миссии “Луна-28” в 2021 году и лунохода “Луна-29” (планируется на 2023-й).
Российская лунная программа нацелена, в первую очередь, на изучение именно полярных регионов спутника Земли, сильно отличающихся от его экваториальных территорий, подчеркивают в ИКИ РАН. Здесь в грунте могут скрываться запасы летучих веществ, в том числе водяного льда, который в 2009 году открыл российский нейтронный телескоп ЛЕНД, установленный на борту американского аппарата Lunar Reconnaissance Orbiter (результаты четырех лет работы ЛЕНДа также были представлены на симпозиуме в Москве). Важнейшие задачи новых оте­чественных миссий – изучить состав и особенности лунного грунта, его взаимодействие с солнечным ветром, а также доставить на Землю образец для более детального исследования. Как сообщил в своем выступлении Лев Зеленый, главное на сегодня – сформулировать стратегические цели по изучению и освоению Луны. По мнению директора ИКИ РАН, настало время перейти от Международной космической станции к Международной лунной станции.
Кстати, по словам гостей симпозиума, Луна – одна из главных целей и Европейского космического агентства: в настоящее время активно обсуждается потенциальное участие ЕКА в российской лунной программе, в частности, в первом ее проекте “Луна-25”. Дело в том, что разрабатывавшийся проект исключительно европейского лунного посадочного аппарата в прошлом году не получил финансирования, поэтому сейчас ЕКА волей-неволей придется присоединиться к лунным программам других космических агентств. Вклад ЕКА в российские проекты может состоять в работе над значительным улучшением точности посадки аппарата “Луна-25” (составление предварительной характеристики места посадки, снижение рисков при посадке). Также европейские ученые с большим интересом рассматривают возможность размещения бурильной установки на посадочном аппарате “Луна-27”, участия в анализе полученных образцов и обеспечения связи с аппаратом. Основные цели европейцев в данном проекте – подготовка технологий для будущих миссий освоения спутника и пилотируемых экспедиций, а также расширение научного взаимодействия с российской стороной…
Подробно поведал участникам симпозиума Лев Матвеевич и о марсианской программе России. Прежде всего, она предполагает полноценную кооперацию отечественных ученых с европейскими коллегами в проекте “ЭкзоМарс”, который включает в себя два проекта  (запуски намечены на 2016 и 2018 годы). Уже в 2022-м Россия вновь планирует вернуться к исследованию спутника Марса – Фобоса (проект “Бумеранг”, преемник погибшей миссии “Фобос-Грунт”). По словам академика Зеленого, возврат грунта с Фобоса по-прежнему остается актуальной научной задачей, решение которой пока не предполагается ни в одной из космических программ других стран. Миссия по возврату грунта с Марса ориентировочно запланирована на 2024 год.
В свою очередь, директор научных программ ЕКА сообщил, что его агентство не только заинтересовано в сотрудничестве с Россией в рамках лунной программы, но также нацелено на возврат образца грунта с Марса. Кроме того, Альваро Хименес подробно рассказал об основных научных миссиях ЕКА, которые реализуются сегодня. Например, уже в будущем году европейский аппарат Rosetta должен прибыть к цели своего путешествия – комете Чурюмова – Герасименко. Изучению Меркурия будет посвящена работа аппарата BepiColombo, запуск которого запланирован на 2016 год (в этом проекте принимает участие и российская сторона). Помимо этого, в ЕКА продолжается выбор задач для реализации в рамках программы Cosmic Vision. Она предусматривает запуск нескольких миссий большого (стоимостью порядка миллиарда евро, с запуском раз в пять лет) и среднего (стоимостью около 500 миллионов евро, с запуском раз в три года) классов в 2015-2025 годах. Ожидается, что первыми будут запущены две миссии среднего класса – солнечный аппарат Solar Orbiter, а также оптический и инфракрасный телескоп Euclid – и одна миссия большого класса: межпланетная станция для изучения системы Юпитера JUICE. По словам Хименеса, в настоящее время его коллеги занимаются выбором третьей миссии среднего класса из пяти проектов-претендентов, запуск которой состоится в 2022–2024 годах.
В своем выступлении Альваро Хименес подчеркнул две главные особенности научной программы ЕКА. Во-первых, в ее построении принят распространенный в Европе подход “bottom-up” – научные программы исследований предлагают и утверждают сами ученые. Роль ЕКА, по словам Хименеса, – предоставить им возможность “делать ту науку, которую ученые хотят”. Вторая отличительная черта научной программы ЕКА заключается в обязательном финансировании данных программ со стороны стран – участниц ЕКА (сумма поддержки определяется в зависимости от размера ВВП), что ведет к возможности долгосрочного планирования исследований.
Как стало известно участникам симпозиума, на доставку грунта с Марса также нацелена и марсианская программа США. Сегодня она включает в себя отправку аппаратов MAVEN для изучения атмосферы планеты (MAVEN был запущен на этой неделе. – Прим. ред.), посадочного аппарата InSight (запуск в 2016 году) и нового марсохода, который планируется отправить к Красной планете в 2020-м. Однако в силу экономических причин,  американские миссии после 2022 года пока находятся в состоянии планирования. Во время брифинга, который провели участники пленарного заседания симпозиума, журналисты буквально атаковали единственного представителя научного сообщества США вопросами о том, как же в Штатах будут выполняться совместные космические проекты, если у такой серьезной организации, как НАСА, возникли трудности с, казалось бы, простой задачей командировать своего сотрудника на симпозиум в ИКИ.
– Я не являюсь специальным представителем НАСА и отвечаю на ваш вопрос как частное лицо, – заявил Джеймс Хед. – Но могу вас заверить, что у правительства США имеется спецрезерв для ключевых сфер, к которым относятся оборонная промышленность и космос. Поэтому вся подготовка к запуску следующего марсианского аппарата продолжается, как запланировано. Бюджетный кризис не повлияет на наши долгосрочные космические планы.
В свою очередь, Лев Зеленый отметил, что, по его мнению, огромный потенциал сотрудничества НАСА в полной мере сегодня еще не используется  и он надеется, что российские ученые найдут с американскими коллегами новые точки соприкосновения, например, в области обеспечения астероидной безо­пасности. “Хорошо, что после случая с Чебаркульским метеоритом, – сказал он, – нам больше не надо обращаться к властям и доказывать, что астероиды представляют реальную опасность и требуют детального изучения. Думаю, что мы будем развивать эту тематику совместно с НАСА”.

Анна ШАТАЛОВА
(С использованием материалов пресс-службы ИКИ РАН)
Фото автора

Нет комментариев