Поиск - новости науки и техники

Вдумайтесь и действуйте! Близость Олимпиады в Сочи заставляет ученых призвать власть сфокусировать внимание на безопасности.

На расширенное заседание Президиума ЮНЦ РАН, что было посвящено социально-политическим рискам в Азово-Черноморском регионе в преддверии Олимпиады, съехались не только ученые, представители органов местной власти, но и народ в погонах из управлений МВД и Министерства обороны РФ. Гостей позвали, чтобы представить очередной том Атласа социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России.
Казалось бы, что нового для себя могли услышать здесь силовики? Ведь используемые в атласе данные – о межнациональных конфликтах, перестрелках, противоправных действиях, наркоторговле – они сами и предоставляют ученым, причем не первый год. Но дело в том, что за спешным реагированием на всякие неприятности у них нет времени, да и возможности (у каждого сведения лишь по его линии ответственности), свести данные вместе, проанализировать, осознать, что чему причина, что – следствие. А главное – им сложно выдвинуть комплексные предложения, как изменить ситуацию.
Менять же ее надо безотлагательно. Это отмечено в принятой на днях Концепции общественной безопасности в Российской Федерации, где наконец признано нестабильным состояние общественной безопасности. Главными проблемами в этой сфере названы терроризм, экстремизм, коррупция, незаконная миграция, распространение наркотиков, неготовность населения к предупреждению чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера.
В числе актуальных мер реализации Концепции поставлена задача формирования государственной системы мониторинга состояния общественной безопасности – именно то, чем уже более семи лет занимается ЮНЦ РАН. В 2005 году инициатором этой кропотливой работы стал Дмитрий Козак, бывший тогда полпредом Президента России в ЮФО. Склонный к системному анализу глава ЮНЦ РАН академик Геннадий Матишов тут же оценил серьезность работы и обратился в Президиум РАН с просьбой поддержать дело научного мониторинга ситуации на Юге России. И через несколько месяцев был создан отдел, а позже Институт социально-экономических и гуманитарных исследований ЮНЦ РАН. Практически с нуля. Кадры Матишов искал по публикациям. Профессионалы в округе нашлись, но кто работал в Карачаево-Черкесии, кто – в Адыгее, кто – в Калмыкии, кто – в Чечне… Все разрозненно и с ощущением невостребованности результатов своего труда. Матишов предложил им работать в институте распределенного типа. Их стали регулярно снабжать достоверной информацией из компетентных источников: о занятости населения, образовании, миграции, преступлениях явных и скрытых, о состоянии экономики, экологии, коммуникаций всех видов… Словом, обо всем, что составляет нашу повседневную жизнь.
А научные сотрудники ЮНЦ эти сведения стали систематизировать, осмысливать, чтобы дать власти возможность из массы разрозненных фактов сложить достоверную картину состояния общества. Причем в Атласе статистику, географию, многоликость событий ученые превращают в диаграммы, схемы, плакаты, чтобы изучающий их руководитель мгновенно рассмотрел тренды развития процессов, понял их мощь и влияние.
Всего Атласов вышло шесть. Представлявшие последний том докладчики сделали акцент на темах: “Кавказский Имарат” и жизнеспособность экстремистской идеологии”, “Черкесский вопрос” в преддверии Олимпиады и после”, “Адаптация мигрантов и идейно-воспитательные недочеты органов местного самоуправления”…Серьезные темы. Но открывавший заседание Г.Матишов посмотрел на ситуацию с позиции всей страны, а не только ее юга.
– Стабильность в ней последние годы поддерживалась за счет устойчиво высокой цены на углеводороды. Пока есть нефтедоллары, маловероятны реальные реформы в экономике, наподобие столыпинских, косыгинских или сталинской индустриализации. Однако в текущем году рецессия стала развиваться при высоких ценах за баррель. Правительство уже не скрывает застой, рост инфляции, – сказал академик и, чуть помолчав, продолжил: – Все это усугубляется пристальным геополитическим вниманием западных стран к Азово-Черноморью. А чем обернулось повышенное внимание стран НАТО к Балканам, мы знаем по Югославии. Конечно, Россия категорически не заинтересована в ухудшении отношений с соседями, но их стремление войти в НАТО может резко изменить систему взаимоотношений многих государств.
Не менее чувствительной для нас может стать и другой раздражитель – присутствие военных НАТО и США в акватории Каспия (Казахстан готов предоставить им порт Актау для транзита грузов в Афганистан). А тут еще долгострой Новороссийской базы Черноморского флота и намерение Украины нас выдавить из Севастопольской бухты… “Атлантизация” Азово-Черноморья создает угрозу для России оказаться отрезанной от незамерзающих океанов.
– На фоне намерений Украины подписать Соглашение об ассоциации с ЕС и зоне свободной торговли все эти вызовы сильно обостряются, особенно в Южном федеральном округе, – говорили исследователи. – Ведь мы имеем с Украиной почти 700 км сухопутной и морской границы. Будь положение на Северном Кавказе спокойным, еще ладно бы, но лидеры кавказских республик разобщены. Между кланами идет бесконечная война, но обстрелы вертолетов Министерства обороны трудно отнести к криминальным клановым разборкам. Ситуация гораздо опаснее.
Несмотря на то что государство прилагает колоссальные финансовые и военные усилия для поддержки гражданского мира в этом регионе, результат далек от желаемого. Создание Северо-Кавказского федерального округа не стало эффективным административно-территориальным способом урегулирования региональных противоречий, гармонизации межнациональных отношений. В обилии стали появляться новые проекты перекраивания Кавказа. Но допустить повторное “нарезание” карты Юга России – окончательно потерять управляемость в регионе, градус геополитического напряжения от подобных новаций только возрастет. В предгорьях и горных районах СКВО и ЮФО действуют десятки отрядов боевиков численностью до 30 человек, и их нередко поддерживает местное население, отдельные представители властных структур, родовые кланы. Территория провозглашенного Доку Умаровым “Кавказского Имарата” чуть ли не вплотную примыкает к “Красной поляне”, где будет проходить Олимпиада. А “Имарат Кавказа” ухитряется устанавливать шариатский порядок в европейских лагерях, в которых находятся выходцы с Северного Кавказа. В этой ситуации традиционные модели управления, практика контртеррористических операций не дают желаемого мира.
С подобными выводами никто из участников заседания не спорил. Кому, как не силовикам, известно лучше других, что напряженность все чаще выплескивается за пределы Кавказа на приграничные края и области. Вскрытые на Черноморском побережье тайники с оружием создают атмосферу тревожной настороженности. Еще более бандподполье грозит активизироваться к февралю 2014 года. Олимпиада давно перестала быть исключительно спортивным мероприятием и регулярно используется политическими группами для достижения своих целей.
По мнению ученых, надо обратить внимание еще на то, что нашу страну от Каспия до Черного моря подпирает весьма амбициозная региональная держава – Турция. В силу разных причин мы оказались зависимы от нее в строительстве и обслуживании Олимпиады. Даже цемент для олимпийских объектов везли морем из Турции, а в питании олимпийцев доля турецких фирм составит более 50 процентов. Сейчас в Сочи обострять обстановку будет и бесконтрольная миграция по территории Юга России. Это еще аукнется нестабильностью и межнациональными конфликтами. Будет влиять на ситуацию и агрессивное стремление мигрантов подчинить себе некоторые сферы жизнедеятельности района, экспансия их социокультурных традиций.
Да, конечно, силовикам надо реагировать здесь и сейчас на выстрелы в спину, взрывы, гибель мирного населения. К тому же на этих территориях войска служат вахтовым методом: пару месяцев отстоял – и, слава Богу, на родину, подальше отсюда. Вот и наступают солдаты на одни и те же грабли. А террористы, как показывает анализ ученых, в своих акциях не повторяются. Всякий раз ведут себя по-разному, действуют цинично, изощренно используя в своих целях человеческие эмоции. Поэтому информация, систематизированная в Атласах Южного научного центра и Института социально-экономических и гуманитарных исследований ЮНЦ РАН, ценится высоко, она по сути призыв к власти уйти от консервативно-бюрократического, то есть инерционного, пути развития южно-российского общества. Несмотря на обилие модернизационной риторики, так и не обеспечена консолидация тех политиков, бизнесменов и ученых, которые имеют опыт внедрения новых социальных и промышленных технологий. Уникальное природное разнообразие Юга (от засушливых степей на севере до гор и влажных тропиков на юге) используется бессистемно. Хаотическое освоение прибрежных территорий увеличило нагрузку на весь природно-хозяйственный комплекс региона. А финансовые потери – расплата за пренебрежение знаниями о сложной геологии береговой зоны Сочи. С учетом коррупции и завышенных цен строительство там обошлось почти вчетверо дороже первоначально объявленных сумм.
Сейчас всем лицам, принимающим решения по Югу России, надо дать себе отчет: пришло время реальных и конкретных действий. “Преображение” Северного Кавказа пока заметно лишь в строительстве мечетей, стадионов, лезгинке со “звездами”. Безработица – благодатная почва для роста преступности и ненависти к власти. Многим молодым людям ислам кажется единственной альтернативой несправедливости, падению нравов и коррупции. С каждым годом все больше сотен дагестанцев, например, уезжают за рубеж постигать ислам. А тем временем на их родине ветшают здания, сжимаются как шагреневая кожа поля, годные для возделывания зерновых, без ремонта выбоинами покрываются дороги. ХХI век, а между Чечней и Ингушетией по-прежнему не действует железнодорожное сообщение, не восстановлен Грозненский нефтеперерабатывающий завод. Новые небоскребы Грозного горят потому, что подрядчики не озаботились приобретением и установкой современного противопожарного оборудования. Все это – свидетельство нежелания реально восстанавливать хозяйство республик, хотя дотации туда льются потоком.
Надо иметь мужество, чтобы год за годом вести откровенный диалог с властью. Особенно когда тебя, как представителя академической науки, упрекают в неэффективности. ЮНЦ РАН, весьма молодой центр исследований России, это мужество имеет. Его команда прямо говорит в своих публикациях, что исправлять сложившуюся практику надо в интересах не олигархов, а народа России. Лозунгами и заклинаниями делу не поможешь, чрезвычайные обстоятельства требуют коренных изменений в политике, понимания, что безопасность страны зависит, прежде всего, от занятости населения, от воспитания и образования молодежи, от доверия населения к местной администрации и федеральной власти. Шестой том Атласа завершается призывом “заземлить” наши грандиозные стратегии, привязать планы к региональным потребностям и возможностям, безусловно, опираясь на исторический опыт, индустриализацию и достижения современной науки.
Услышат ли ученых? В Концепции общественной безопасности в Российской Федерации есть не только констатация опасностей, но и определены действия для исправления ситуации и названы сроки. Важно, чтобы законы Российской Федерации по профилактике правонарушений, терроризма, по защите детей от насилия и вовлечения их в антиобщественную деятельность и по другим подобным темам разрабатывались на основе знания и опыта профессионалов, а не появлялись, как Закон о реформе РАН, словно кролики из цилиндра фокусника. И принимать их надо не простым голосованием, в спешке, а ответственно, ибо это залог нашей с вами безопасности.

На иллюстрации: “Атлантизация” Азово-Черноморского и Каспийского бассейнов

Елизавета ПОНАРИНА

Нет комментариев