Поиск - новости науки и техники

Цена репутации. Вокруг научных публикаций опять накаляются страсти.

В последнее время вновь оживились жаркие дискуссии вокруг рынка научных публикаций. На этот раз масла в огонь подлил лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 2013 года Рэнди Шекман, работающий в Калифорнийском университете в Беркли (вместе с Джеймсом Ротманом из Йельского университета он получил награду за “открытие механизма, регулирующего везикулярный трафик – важную транспортную систему в клетках”). Накануне торжественной церемонии вручения главных научных наград в газете The Guardian опубликовано его обращение с хлестким названием “Как журналы, подобные Nature, Cell и Science, вредят науке”, в котором ученый объявил, что его лаборатория впредь не будет посылать статьи для публикации в этих “роскошных журналах”, и призвал других ученых последовать его примеру.
Искусственный бонус
Чем же провинились популярные высокорейтинговые издания? Рэнди Шекман, ныне являющийся редактором журнала открытого доступа eLife, издание которого поддерживается фондом Wellcome Trust, Медицинским институтом Говарда Хьюза (Howard Hughes Medical Institute) и Обществом Макса Планка (Max Planck Society), подробно обосновывает свои выводы. Он отмечает, что профессиональные бонусы, которые получает ученый после публикации научной статьи в вышеупомянутых престижных изданиях, имеют мало общего с наукой и пользой для общества.
“Предполагается, что эти роскошные журналы являются воплощением качества, публикуя результаты только лучших исследований. Однако репутация таких изданий лишь частично оправдана. Действительно, они публикуют немало выдающихся работ, но ведь не только их. К тому же они не являются единственными изданиями, где появляются выдающиеся работы”, – замечает Шекман.
Недовольство нобелевского лауреата вызывает агрессивная политика изданий в продвижении собственных брендов. По мнению ученого, она связана главным образом со стремлением извлечь выгоду от подписки, а не со стимулированием важнейших исследований. Шекман сравнивает издателей топовых журналов, ограничивающих количество принимаемых статей, с модными дизайнерами, которые умело манипулируют спросом, выпуская малосерийные сумочки и образцы одежды. Весь фокус, по мнению автора, заключается в том, что “избранные” статьи автоматически становятся высокоцитируемыми, а журнал легко увеличивает свой импакт-фактор. “Это некорректные методы, которые так же разрушительны для науки, как выплата бонусов в банковском деле”, – уверен Рэнди Шекман.
Нечисто играют?
Интересно, что в борьбу за чистоту рядов и репутацию импакт-фактора активно вовлечены и гиганты научно-издательского бизнеса. Не так давно большая группа ученых и издателей крупных научных журналов во главе с Science поддержала Декларацию об оценке научных исследований (DORA), принятую в конце 2012 года в Сан-Франциско на ежегодном конгрессе Американского общества клеточной биологии (American Society for Cell Biology) по инициативе представителей ASCB и журнального бизнеса. На сегодняшний день под документом, в котором говорится, что журнальный импакт-фактор нельзя использовать как критерий оценки научных достижений, поставили подписи уже свыше 10 000 ученых и 420 организаций.
Летом этого года агентство Thomson Reuters исключило из своих рейтингов 66 научных журналов после выявления манипуляций с накручиванием цитирований. У изданий, получивших “черную метку”, обнаружены “аномальные цитирования, приводящие к существенному искажению импакт-факторов” и, как следствие, к неверному их представлению на рынке научной периодики.
А совсем недавно тот же Science опубликовал результаты журналистского расследования, в ходе которого в Китае вскрыт “черный рынок” по продаже авторства статей в международных научных журналах. Информацию об этом распространило агентство РИА Новости. Не усилиями ли “черного рынка” Китай совершил огромный рывок в науке за последнее десятилетие, потеснив былых лидеров по многим показателям? К примеру, число китайских статей в базе данных Web of Science выросло за десятилетие более чем в шесть раз.
Репортеры Science в ходе пятимесячного расследования обнаружили существование рынка услуг, который позволял без всякого труда оказаться автором статьи в престижном журнале – достаточно лишь заплатить. Многочисленные фирмы и агентства в Китае совершенно открыто предлагают услуги по наведению лоска на англоязычные тексты статей, по вычитке, корректуре и подгонке текста под формат, требуемый журналом. Но практически все эти фирмы могут избавить ученых от необходимости писать текст вообще. Как сообщает РИА Новости, стоимость такой услуги варьируется от 1,6 тысячи до 26,3 тысячи долларов – в зависимости от престижности журнала. А некоторые из агентств, с которыми познакомились репортеры Science, предлагают услуги по автоплагиату – переводу уже опубликованных на китайском языке статей на английский для новой публикации.
Стоит денег
Впрочем, бизнес вокруг научных публикаций развивается не только в Китае. Предложить ту или иную помощь авторам готовы как многочисленные западные, так и российские компании. По оценкам эксперта НФПК Павла Арефьева (сделанным в ходе выступления на научно-практической конференции SCIENCE INDEX 2013), многие российские журналы, в том числе входящие в перечень ВАК, взимают с авторов плату за услуги “по обработке и подготовке рукописи к публикации”. При этом гарантируется факт публикации, невзирая на результаты рецензирования. Стоит такая услуга по-разному – от 3-4 тысяч до 18-20 тысяч рублей за статью. В зарубежной публикационной модели автор оплачивает журналу целый ряд услуг по подготовке рукописи к публикации до стадии рецензирования. Причем оплата услуг не гарантирует положительного решения рецензентов и принятия рукописи к публикации.
Как известно, в прошлом году один из базовых наукометрических показателей – количество публикаций – приобрел статус государственного норматива и отразился в Указе Президента РФ от 07.05.2012 №599 “О мерах по реализации государственной политики в области науки и образования”. В одном из разделов документа говорится о необходимости “увеличения к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных “Сеть науки” (Web of Science), до 2,44%”. Можно ожидать, что предложение разнообразных услуг, связанных с подготовкой научных статей к публикации в высокорейтинговых изданиях, тоже увеличится.
Создать волну
Но вернемся к заявлению Шекмана. По мнению ученого, статья становится высокоцитируемой в силу разных причин – в ней может быть отражена серьезная наука, а могут содержаться провокационные или ошибочные утверждения. Редакторы “роскошных журналов” прекрасно знают об этом и поэтому принимают к публикации работы, которые “создают волну”, потому что эксплуатируют модные темы (Шекман называет их “sexy”) или претендуют на сенсационность.
В качестве альтернативы и более честного способа распространения научных знаний ученый рассматривает журналы открытого доступа (open-access journals), которые являются бесплатными для читателей. Основываясь на своей редакторской практике (в журнале eLife), Рэнди Шекман утверждает, что в этих изданиях еженедельно публикуются сведения об исследованиях мирового уровня.
“Как и многие успешные ученые, я имею публикации в ведущих журналах, включая работы, которые принесли мне Нобелевскую премию по медицине. Но довольно. Я призываю сотрудников моей лаборатории бойкотировать “роскошные журналы” и советую остальным поступать также”, – резюмирует Шекман. По мнению нобелевского лауреата, исследователи должны воспротивиться “тирании” топовых журналов, в результате чего выиграют и наука, и общество. А вот околонаучный бизнес, увы, проиграет…

Светлана БЕЛЯЕВА

Фото www.nobelprize.org

Нет комментариев