Поиск - новости науки и техники

Подводит перевод? Без перехода на англоязычные программы российские вузы потеряют иностранных студентов.

Обучение на английском языке вызывает в вузовской среде острые дискуссии. Так ли это необходимо? Как в ведущих странах мира осуществляется переход на обучение на английском языке? Какую позицию занимать руководству вуза в этом вопросе?

Приходится констатировать, что переход на английский язык в университетах мира – одна из главных тенденций в международном образовании последних 10 лет. В рамках проекта по мониторингу распространения магистерских программ на английском языке в неанглоговорящих странах Европы Институт международного образования (США) уже с 2011 года готовит соответствующие доклады. Последний из них датирован 2013 годом. Данные, представленные в докладе, говорят о стремительном распространении программ на английском языке. В анализе используются материалы портала masterstudies.com, где размещены аннотации 6407 магистерских программ – и это на 38% больше, чем в 2011 году. Наверное, можно говорить и гораздо о больших цифрах, поскольку не все университеты размещают информацию на портале, в том числе в силу дороговизны годичной рекламной стоимости (около 14 тысяч евро) на этом сайте. В 2013 году лидируют по приросту программ Германия (733) и Нидерланды (946), а в 2011-м лидерами были скандинавские страны. Если посмотреть распределение программ на английском языке по направлениям обучения, то увидим, что 28% составляют программы в сфере бизнеса и экономики, 21% – технические и инженерные специальности, 14% – социальные науки… Таким образом, совершенно очевидно, что обучение на английском языке в Европе развивается быстрыми темпами: есть спрос – и предложение растет. Кроме того, обращает внимание тот факт, что быстрыми темпами растет количество программ в странах, где с иностранцев не взимается плата за обучение (как в Германии, например). Следует ожидать, что потоки студенческой мобильности в эти страны будут только расти.
Вступление в силу Федерального закона “Об образовании в РФ” 1 сентября 2013 года открыло путь и российским вузам к обучению на иностранных языках. Так, в статье 14 “Язык образования” говорится: “Образование может быть получено на иностранном языке в соответствии с образовательной программой и в порядке, установленном законодательством об образовании и локальными нормативными актами организации, осуществляющей образовательную деятельность.
Язык, языки образования определяются локальными нормативными актами организации, осуществляющей образовательную деятельность, по реализуемым ею образовательным программам, в соответствии с законодательством Российской Федерации”.
То есть высшим учебным заведениям необходимо только внести в устав следующие строки: “Образовательный процесс в вузе ведется на государственном языке Российской Федерации – русском. По решению Ученого совета вуза занятия могут проводиться на языках народов Российской Федерации и иностранных языках”, и требование закона будет выполнено.
Бесспорно, обучение английскому языку всех вузовских преподавателей – задача неподъемная для руководства вузов, тем более что никаких государственных программ по ее поддержке не существует и сопротивление основной массы профессорско-преподавательского состава огромное. Тут и преподаватели русского языка, и “патриоты” подают голос в защиту русского языка и российского образования.
Конечно, сам процесс введения программ на английском языке требует огромного количества усилий, включая выбор привлекательных программ, повышение квалификации профессорско-преподавательского состава, подготовку учебно-методической базы для обучения и многое другое. Для устойчивого увеличения числа программ на иностранных языках должен быть составлен план их внедрения, произведены финансовые расчеты стоимости введения и поддержки таких программ. Очевидно, что набор студентов на англоязычные программы также должен иметь маркетинговый план: нужно быть готовыми к тому, что набор первого года не окупит все затраты вуза. Англоязычные программы будут востребованы студентами из азиатских стран, но, возможно, ими заинтересуются и европейские студенты.
Вступительные испытания для такого рода абитуриентов – еще одна непростая задача, которая встанет перед российскими вузами. Необходим перевод на иностранный язык материалов вступительных испытаний, всех бланков документов. Кроме того, вуз должен установить, каким документом будет подтверждаться знание иностранного языка абитуриентами. В зарубежных университетах это результаты международного языкового тестирования, и университет сам устанавливает минимальный балл по этим экзаменам. Возможно, это самый простой путь и для российских вузов тоже.
Подготовка рекламных материалов для англоязычных программ принципиально иная, чем для русскоязычных. Не случайно Европейская академия международного образования в рамках курсов по профессиональному развитию уже несколько лет с успехом проводит тренинг “Прием на международные магистерские программы: механизмы эффективного набора студентов”. В его рамках рассматривается целый комплекс вопросов: содержание учебных материалов, рекламная стратегия, требования к иностранным абитуриентам, сроки рассмотрения документов и принятия решений.
Но только ли европейские университеты активно развивают англоязычные программы? Небольшой анализ программ китайских университетов показал, что и в Китае во всех крупных университетах процесс запущен и активно развивается. На сайте Посольства КНР в России и на основном сайте для иностранных студентов Study in China (http://www.csc.edu.cn/studyinchina, http://www.campuschina.org) англоязычным программам уделяется огромное внимание: каждая англоязычная программа описывается отдельно, все китайские университеты, где ведется преподавание на английском языке, в отдельных разделах отражают информацию об этом. Большая часть программ посвящена международному бизнесу, экономике, маркетингу, политике, международным отношениям, однако программы по инженерным и техническим специальностям также есть в наличии. Иностранным студентам предлагается в рамках учебного плана изучать китайский язык. Некоторые программы обеспечены правительственными грантами для иностранных студентов, что тоже показательно. КНР ведет политику по расширению экспорта образовательных услуг. И переход от страны, которая направляла своих граждан на обучение за рубеж, к стране, которая принимает на обучение иностранных студентов, без увеличения количества англоязычных программ был бы невозможен.
Небольшой анализ сайтов российских вузов и интервью с их представителями показали, что количество англоязычных программ у нас ничтожно мало. Пока вопрос, скорее, в стадии дискуссии. Лидируют медицинские вузы, которые ведут обучение на английском и французском языках по специальности “Лечебное дело” уже достаточно давно, более 10-15 лет. И на это обучение есть устойчивый спрос абитуриентов из Индии, Непала, Шри-Ланки, Малайзии и других азиатских стран ввиду дешевизны российского образования в целом. К сожалению, статистики учета англоязычных программ в российских вузах не ведется, но в национальном рейтинге университетов, проводимом агентством “Интерфакс”, показатель количества англоязычных программ уже фигурирует и является одним из существенных.
По мнению экспертов, если российские вузы к 2020 году не предложат добротных образовательных программ на английском языке, то мы потеряем и без того куцый, но все еще наш 1% мирового рынка образовательных услуг. И это реальный прогноз. Сегодняшние иностранные студенты не хотят тратить целый год на изучение чужого языка. Они, равно как и их родители, хорошо считают деньги и понимают, что каждый лишний год на студенческой скамье отодвигает их выход на рынок труда, где деньги как раз и зарабатывают. Наши сроки обу-чения в магистратуре (2 года плюс 1 год языковой подготовки вместо, скажем, 1 года в магистратуре английского университета) свидетельствуют явно не в пользу выбора российского вуза. Также не в нашу пользу работают и так называемые международные стандарты – во всех сферах профессиональной деятельности, там ведь тоже “говорят по-английски”.
Введение англоязычных программ – необходимое условие расширения экспорта российских образовательных программ и привлечения иностранных студентов на конкурентоспособные российские образовательные программы. Поэтому бесспорно, что без государственной поддержки наши вузы в короткие сроки не смогут догнать и перегнать европейские университеты по количеству англоязычных программ. Причем под государственной поддержкой имеется в виду не только финансирование повышения квалификации преподавателей иностранных языков, но, прежде всего, пристальное внимание к развитию англоязычных программ, ежегодный их мониторинг, предоставление возможности обучаться по квотам Российской Федерации на английском языке в вузах России.

Гульнара Краснова,
профессор, проректор
по международной деятельности
Российского университета
дружбы народов
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев