Поиск - новости науки и техники

Хорошо жить на “Востоке”? Ответ на вопрос постарались дать участники пресс-конференции “Перспективы научно-исследовательской деятельности России в Антарктике”

Ответ на вопрос, вынесенный в заголовок этой статьи, прозвучал на пресс-конференции “Перспективы научно-исследовательской деятельности России в Антарктике”, прошедшей в РИА Новости. Чтобы его найти, спикеры мероприятия – министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской, президент Российской академии наук Владимир Фортов, советник президента страны по вопросам изменения климата Александр Бедрицкий и представитель президента по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике Артур Чилингаров – в январе посетили зимовщиков, работающи на ледовом континенте.

В составе этой экспедиции были и другие ответственные лица – заместитель председателя Комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Михаил Слипенчук и замминистра образования и науки Марат Камболов. Проведя в воздухе 66 часов, они, несмотря на сложные метеоусловия, сумели пробиться к самой труднодосягаемой российской станции “Восток”. Это единственная внутриматериковая база нашей страны: другие стационары – “Мирный”, “Прогресс”, “Новолазаревская” и “Беллинсгаузен” – находятся на побережье Антарктики. Облеченные властью члены команды Чилингарова летали в Антарктиду не отдыхать: главной задачей экспедиции было оценить состояние и оснащение российских антарктических станций. Судя по высказываниям участников пресс-конференции, это состояние их не особенно порадовало. “Нынешняя инфраструктура “Востока” – это уровень 1970-х годов”, – отметил С.Донской.

По его словам, практически все домики вросли в снег, перебираться из одного сооружения в другое полярникам приходится по специально проложенным во льду туннелям. Это, конечно, романтично, но работать в таких условиях, не снижая уровня исследований, сегодня уже невозможно. Высокопоставленным участникам экспедиции было с чем сравнивать. В ходе январского вояжа они побы вали еще и на американской полярной станции “Амундсен-Скотт”, также расположенной вблизи Южного полюса. Этот построенный в 2003 году на месте прежнего “Купола” уникальный научный комплекс представляет собой современное двухэтажное здание, в котором могут одновременно жить и работать более 150 человек. Благодаря уникальной свайной конструкции американский антарктический дом не растапливает под собой лед и не проваливается в него. Скошенная форма нижней части здания способствует свободному прохождению между сваями снега, который непрерывно гоняют суровые местные ветра, так что характерных для старых полярных станций завалов здесь нет.
К услугам американских ученых, которых и полярниками в привычном нам понимании назвать трудно, удобные жилые блоки, спортзал, оранжерея и великолепная научная база. Она включает оснащенные современным оборудованием лаборатории, нейтринную обсерваторию IceCube и самый высокий на полюсе 10-метровый телескоп, принимающий излучение в микроволновом, миллиметровоми субмиллиметровом диапазонах.
Российские антарктические станции тоже решено было модернизировать. В конце 2010 года была принята Стратегия развития деятельности РФ в Антарктике на период до 2020 года. Однако большинство обозначенных в ней задач так и осталось на бумаге. В 2014 году финансирование работы в Антарктике составит немногим больше миллиарда рублей, что обеспечит только текущую деятельность – содержание пяти круглогодичных станций и пяти сезонных полевых баз, двух судов усиленного ледового класса, аренду самолетов. Очевидно, что довольно скоро вопрос встанет ребром – или уходить из Антарктиды, или проводить коренную реконструкцию существующей инфраструктуры.
Разумеется, участникам экспедиции пришлось отвечать на сакраментальный вопрос: каковы интересы России на самом южном материке Земли? Согласно международной конвенции, на этом не принадлежащем ни одному государству континенте сегодня разрешена только научная деятельность. Именно исследовательская активность сейчас и является главным направлением работы российских специалистов в высоких широтах. Получая важные и интересные результаты, ученые одновременно обеспечивают геополитические интересы России на ледовом континенте. Ведь наличие договора по Антарктиде не означает, что присоединившиеся к нему государства отказались от своих претензий на территорию, богатую полезными ископаемыми и содержащую 80% мирового запаса пресной воды. Решают исследователи и еще одну задачу – обеспечение практических нужд работающих в полярных водах рыбаков и моряков: метеорологи даюn им прогноз погоды.
Несмотря на явное недофинансирование, Россия сохраняет лидерские позиции в области антарктических исследований. Проникновение российских ученых в водную толщу незамерзающего озера Восток в 2012 году было признано одним из главных научных событий по версии журнала National Geographic. При бурении этой ледяной скважины соблюдались сложнейшие экологические требования. Анализ керна продолжается, ученые уверены, что полученные данные позволят реконструировать климатические изменения в атмосфере Земли за последние 420 тысяч лет.
– Бурение в районе озера Восток – это приоритетные работы, причем в той области, которую придумали наши специалисты, – прокомментировал эту тему на пресс-конференции Владимир Фортов, перечисляя научные проблемы, которые решаются в Антарктиде. – Двигаясь в глубину ледяного основания, мы перемещаемся назад по шкале времени. Это дает возможность ответить на вопросы, которые беспокоят все человечество: потепление, похолодание, циклические или нециклические изменения климата.
Президент РАН отметил, что, хотя это был его второй полет в Антарктиду, работа полярников произвела на него сильное впечатление.
– Там возникает гордость за наших специалистов, за нашу науку, – заявил он. – Мы должны снять шляпу перед людьми, которые работают за 70-80 тысяч рублей в месяц в регионе, где температура
падает до -80 градусов, а скорость ветра достигает 200 километров в час. Уверен, мы должны наращивать свое присутствие в Антарктиде по всем векторам.
Владимир Фортов не скрывал зависти к работающим в прекрасны условиях зарубежным коллегам. При этом он заметил, что в создании аппаратуры, которой оснащена американская база, участвовал Институт теоретической и экспериментальной физики РАН, а проверяют на нейтринном телескопе станции “Амундсен-Скотт” теорию Сюняева-Зельдовича. “Так что полугодовые разговоры о том, что у нас наука является неэффективной, – это ложь”, – резюмировал президент РАН. Он сообщил, что в Академии наук есть планы по расширению программы изучения Арктики и Антарктики. В условиях перманентной реформы сделать это будет непросто, но руководство РАН обсуждает такие возможности с ФАНО.
Мнение участников встречи было единым – в освоение Антарктиды пора начать серьезно вкладываться. Штурмовать высокие широты на голом энтузиазме сегодня уже невозможно. Есть надежда, что облеченные властью лица, посмотрев на проблемы воочию, а не из кабинетов, смогут переломить негативны тенденции и добиться запуска новой программы исследований Антарктического региона взамен завершившейся в 2013 году ФЦП “Мировой океан”. Между прочим, как было сообщено на пресс-конференции, большинство стран финансирует свои полярные программы из военных бюджетов. Полярникам в конечном итоге безразлично, откуда пойдут средства на исследования, им важны долгосрочные перспективы развития дела, которому многие из них посвятили жизни. Благодаря вниманию власти и общества ситуация как буд-то бы меняется к лучшему.

Надежда ВОЛЧКОВА

Нет комментариев