Поиск - новости науки и техники

Чем опасен перегрев? Растет градус дискуссий вокруг Арктики

Тематика любых дискуссий в медиа вокруг Арктики в последнее время была либо экологической: “Не дайте растаять последним льдам!”, “Сохраним белых медведей, они тонут из-за глобального потепления!”, “Очистим Арктику от мусора вместе!”, либо геологоразведочной:“Ученые доказали, что подземные богатства хребта Ломоносова сулят небывалую прибыль!”. В любом случае, новости с Северного полюса всегда имели тональность, может, и слегка тревожную, но исключительно мирную…

Так было до недавнего момента, когда 14 января этого года глава Министерства обороны РФ Сергей Шойгу в ходе селекторного совещания впервые открыто заявил о том, что одной из важнейших задач для российских военных станет развитие инфраструктуры в Арктике. Согласно планам его ведомства, в 2014 году в этом регионе должно завершиться формирование воинских частей и будет создан Национальный центр управления обороной РФ. Формальной причиной для этого стал указ о формировании данной структуры,подписанный Президентом РФ в конце прошлого года. По словам Сергея Шойгу, российским военным предстоит в Арктическом регионе большая работа: от системной подготовки специализированных кадров до налаживания управления инфраструктурой региона с внедрением самых современных технологий. Вот тут-то и разразилась в западной прессе настоящая буря: Россию поспешили обвинить в эскалации напряженности и милитаризации региона. При этом как-то стороной те же зарубежные СМИ обошла новость о том, что еще в ноябре прошлого года военное ведомство США представило собственную арктическую стратегию. Тогда Соединенные Штаты стали первой страной из государств – членов Арктического совета, официально заявившей о готовности применить силу для защиты собственных интересов в Арктике. В документе, подготовленном Пентагоном, было указано, что деятельность Минобороны США будет направлена на то, чтобы Арктика стала безопасным и устойчивым регионом, в котором гарантированы американские национальные интересы…
Конечно, каждая страна, имеющая арктические территории, так или иначе пытается сегодня защитить свои права. Да и изменения климата, сопровождающиеся таянием полярных льдов, предопределяют растущее политическое противостояние в Арктике. Ранее Президент России Владимир Путин неоднократно подчеркивал высокий приоритет политики развития Арктического региона, отмечая, что Арктика является неотъемлемой частью российской территории. Однако именно США стали первыми, кто заявил об увеличении своего военного присутствия в регионе, а вовсе не Россия, которую теперь лишь ленивый не спешит в этом обвинить…
Чтобы хоть как-то попробовать разобраться в сложной геополитической ситуации, сложившейся у северных границ, попытаться понять, что ждет Арктику в будущем, с какими вызовами придется считаться нашему государству и как лучше отстаивать свои интересы в данном регионе, в агентстве РИА Новости был организован круглый стол на тему “Арктика и интересы национальной безопасности России”. В обсуждении принимали участие первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Николай Федоряк, директор Института политического и военного анализа Александр Шаравин, вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков, ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко, профессор кафедры международных отношений и внешней политики России МГИМО Андрей Загорский. К разговору были также приглашены эксперты Российского совета по международным делам и Центра стратегических оценок и прогнозов.
Примечательно, что даже участники встречи – отечественные эксперты из военных и научных кругов – разошлись во мнениях по поводу обсуждаемой темы. Кто-то говорил о том, что России обширный военный контингент в Арктике вовсе не нужен, так как военного конфликта на этих территориях не предполагается. Другие же, напротив, многократно подчеркивали, что военные базы в этом регионе нашей стране жизненно необходимы, причем чем скорее они будут развернуты, тем лучше: ведь начало вооруженного противостояния в Арктике – лишь вопрос времени…
Например, Николай Федоряк уверен: если сегодня не предпринять быстрого развертывания российского военного контингента в Арктике, то мы можем сильно опоздать. По словам эксперта, в СССР защите Северного полюса уделялось куда больше внимания, чем сейчас:“Мы должны защищать наши интересы, в том числе экономические. Причем следует учитывать, что это задача не на сегодня-завтра. На размещение контингента в Арктике могут уйти годы, с учетом климатических особенностей региона это может занять свыше пяти лет”. При этом акцент России надо делать на развертывании воздушных баз и радиолокационных сетей, заявил Федоряк.

Военный аналитик, политолог и картограф Александр Шаравин также подчеркнул, что не стоит забывать: Россия вовсе не “приходит” в Арктику, как пишут на Западе. “Мы возвращаемся туда, – сказал он, – откуда ушли еще в конце 1980-х. Конечно, сложно возвращаться,когда всю инфраструктуру свернули так быстро, не думая о будущем…”. Сегодня размещать обширный контингент в Арктике не стоит, потому что специфика региона и характера ведения предполагаемых военных действий здесь свидетельствует о том, что крупные соединения использовать будет невозможно. Соответственно, по словам Александра Шаравина, милитаристская инфраструктура создается в этом регионе всего лишь для того, чтобы ни у кого не возникло желания надавить на Россию военным путем. Эксперт также отметил, что интерес к арктической тематике “перегрет”, в том числе благодаря спекуляциям по поводу изменения климата, а также из-за информационного “вброса” со стороны США о якобы крупных запасах углеводородов в районе хребта Ломоносова. По мнению Шаравина, эти данные пока что не доказаны.
Андрей Загорский сообщил, что, по его оценкам, вероятность военного конфликта в Арктике минимальна: “Сегодня речь идет о другом – о развитии инфраструктуры для МЧС, пограничников, обеспечении безопасности судоходства, создании сил береговой охраны, аварийно-спасательных центров и т.д.”.
Константин Сивков в ходе беседы был настроен решительно и с миролюбивым настроем коллеги не согласился. По его мнению, основной задачей военного присутствия России в Арктике сейчас должен стать контроль над угрозой ракетного нападения. Он отметил, что в регионе, где и так незримо ощущается постоянное военное присутствие США (в качестве примера Сивков напомнил историю с АПЛ “Курск”, которая, по неофициальным данным, затонула в результате столкновения с американской подлодкой), необходимо создать низковысотное радиолокационное поле, обеспечивающее контроль стратегически важных направлений возможного подхода ракет с северо-запада. По оценке Константина Сивкова, пуски высокоточных крылатых ракет по территории РФ вполне могут осуществляться из арктического бассейна. Ведь если пуски из других регионов обеспечат поражение лишь фрагментарных частей территории России, то из Арктики возможен прострел всей нашей страны. Поэтому, помимо систем радиолокации и слежения, России необходимо создать в регионе группировку истребительной авиации, способной уничтожать ракеты по мере их обнаружения и подхода.
– Это сложный регион, – считает Сивков, – его оперативная емкость невелика.Поэтому организация здесь спецсоединений – первостепенная задача. США, Канада, Норвегия уже создают такие подразделения. Сегодня сил нашего Северного флота абсолютно недостаточно для решения даже элементарных задач по обеспечению национальной безопасности в этом гигантском районе. Поэтому развертывание здесь адекватной группировки ВМФ РФ – важнейший момент. Конечно, российская инфраструктура в Арктике будет иметь не только военное, но и экологическое, и транспортное значение: развертывание сетей аэродромов и железных дорог тут – вопросы ближайшего будущего.
В конце своего выступления Константин Сивков отметил, что категорически не согласен с тем, что интерес к Арктике сегодня “перегрет”. По мнению Сивкова, он вполне обоснован, ведь, помимо запасов углеводородов, речь здесь идет и о редкоземельных металлах, биоресурсах, новых транспортных возможностях. Ведь не зря только ленивая страна, пусть даже и не граничащая с Арктическим регионом (например, Китай или Польша), не занята нынче развитием ледокольного флота и выработкой национальной программы исследований и освоения Арктики…
Алексей Фененко полностью поддержал своего коллегу в его опасениях. Ученый подробно рассказал о том, почему нынешний год должен стать решающим в судьбе русской Арктики. Мы вот-вот должны подать в Комиссию ООН по внешним границам шельфа очередную заявку, где должно быть аргументировано предложение об установлении новых границ континентального шельфа России, выходящих за пределы установленной 200-мильной зоны. В 2002 году Комиссия ООН не отвергла, но и не удовлетворила первое подобное российское обращение, порекомендовав провести дополнительные исследования. За время, прошедшее с тех пор, о своих притязаниях на эту территорию уже заявили и другие страны, среди которых Канада и Дания. “Сегодня у нас нет никакого сценария, что будет, если новую российскую заявку в ООН отклонят. Тогда, если мы сами провозгласим суверенитет России над шельфом, возникнут трения – дипломатические и военные”, – отметил Алексей Фененко.
К слову, проблем в Арктическом регионе у России и так хватает, сообщил эксперт. Часть из них, например, связана с Северным морским путем, который законодательством РФ объявлен “исторически сложившейся национальной единой транспортной коммуникацией России в Арктике”. В то же время Швеция и Норвегия оспаривают этот факт, утверждая, что именно их мореплаватели первыми освоили данную транспортную артерию, поэтому у РФ нет на нее эксклюзивных прав. Есть у нас трения и с США – границы наши в Арктическом регионе до сих пор не имеют четкого определения и признания обеими сторонами. Наконец, тут возможны потенциальные проблемы с Финляндией: некоторые эксперты относят ее к пулу неарктических стран, однако всего 20-50 км норвежской территории отделяют финнов от полноценного членства в “арктическом клубе”. Да и до 1944 года эта страна вообще-то имела статус арктического государства. У финнов уже давно имеется национальная стратегия экономической и технологической экспансии в данный регион. Пока что в ней отведено большое внимание сотрудничеству с Россией. Однако в том случае, если Финляндии кто-то посулит более выгодные условия взаимодействия в регионе, настолько выгодные, что она решится отойти от политики нейтралитета, которой придерживалась до сих пор, Россию ожидают крупные проблемы не только в Арктике, но и на Балтике. Все эти нюансы также стоит учитывать, когда речь идет об обеспечении национальных интересов на Севере страны, уверен Алексей Фененко. Эксперты, собравшиеся за круглым столом, спорили о судьбе Арктического региона не один час. Звучали слова о том, что России, не обладающей “резиновым бюджетом”, надо определиться, во что мы будем вкладываться: то ли в наращивание военной мощи в Арктике, то ли в развитие новых технологий освоения региона. Речь здесь идет не только об инновационных способах добычи нефти в условиях вечной мерзлоты, но и о более совершенных типах судов, самолетов и т.д. Была затронута тема плачевного состояния отечественной картографии и геодезии, без помощи которых качественно развернуться на Севере наша страна просто не сможет…
Сошлись участники встречи в одном – решение проблем в Арктике лежит на плечах российских дипломатов, которым необходимо выстроить гибкие, но прочные отношения в регионе с нашими скандинавскими соседями, дабы было что противопоставить претендентам на шельф из США и Канады. Но дипломатия, как известно, дело тонкое и неспешное, поэтому, пока суд да дело, заботу о регионе стоит все-таки взять на себя военным. Ведь Минобороны РФ сегодня, пожалуй, единственная структура в стране, способная включиться в экономическое освоение столь сложного в климатическом плане региона.

Анна ШАТАЛОВА
Фото автора

Нет комментариев