Предпочел Сибирь. Нобелевский лауреат Дан Шехтман стал сотрудником ТПУ. - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Предпочел Сибирь. Нобелевский лауреат Дан Шехтман стал сотрудником ТПУ.

Как сообщает пресс-служба ТПУ, израильский физик и химик, лауреат Нобелевской премии 2011 года по химии, полученной за открытие так называемых квазикристаллов, Дан Шехтман (Dan Schechtman) подписал трудовой договор с Национальным исследовательским Томским политехническим университетом (ТПУ). Нобелевский лауреат впервые посетил ТПУ еще в мае прошлого года. Теперь же он отправился в Сибирь уже в качестве нового сотрудника вуза…
Ученый возглавит свежеобразованную структуру университета – Международный научный совет. Его основными задачами станут экспертиза и координация направлений научно-инновационного развития университета и содействие интернационализации его деятельности. Предполагается, что в состав совета войдут ученые мирового уровня, которые будут давать экспертную оценку всех крупных проектов ТПУ, консультировать российских коллег и продвигать бренд университета за границей. В ходе недавней встречи с руководством ТПУ Шехтман обозначил некоторые из основных направлений своей будущей деятельности в стенах томского вуза. В частности, он сообщил о том, что, по его мнению, является главным фактором успеха на пути продвижения ТПУ в топ-100 ведущих университетов мира.

– Считаю, что гранты или иную поддержку стоит оказывать лишь тем ученым, которые не только владеют английским, но и публикуются на нем, – заявил Дан Шехтман. – Ведь если коллега сегодня выпускает работы только на русском языке, он, возможно, и станет “номером один”, но в России – весь остальной мир его так и не узнает. Для университета, претендующего на глобальную конкурентоспособность, это неприемлемо, поскольку имя университета, в первую очередь, складывается из имен его ученых…
Томский политехнический университет недавно стал одним из 15 российских вузов – победителей конкурса на получение финансовой поддержки для вхождения в мировые рейтинги – так называемая группа “5/100” (см. “Поиск” №47, 2013). В результате ТПУ будет выделено дополнительное финансирование на программу повышения международной конкурентоспособности. По словам ректора университета Петра Чубика, основными механизмами, которые помогут привлечь в ТПУ выдающихся ученых и преподавателей из ведущих зарубежных и российских университетов, станут: рекрутинг высококвалифицированных специалистов с международного рынка труда; увеличение количества образовательных программ, реализуемых на английском языке, и международная аккредитация образовательных программ; реализация модульного принципа организации образовательного процесса; приглашение групп ученых из разных университетов и научных структур для совместного осуществления сетевых научных проектов; формирование в университете двуязычной среды общения. Соглашение о работе в Томском политехе, достигнутое с нобелевским лауреатом, – первый шаг, который позволит привлечь в Сибирь и других ученых мирового класса.
Напомним, что Дан Шехтман широко известен не только благодаря тому, что получил престижную премию за открытие материалов с квазикристальной конфигурацией, сплавы которых обладают высокой прочностью и коррозионной стойкостью в сочетании с низкими теплопроводностью, смачиваемостью и коэффициентом трения. Израильский химик еще более знаменит и уважаем в международном научном сообществе за то, что никогда не сдавался, был максимально верен себе. История его научного успеха не перестает вдохновлять молодых исследователей во всем мире.
Изначально коллеги отказывались воспринимать открытие Шехтмана всерьез, и ему пришлось долгие годы бороться за признание мировым научным сообществом своей “находки”. В 1980-х годах “крестовый поход” против идей Шехтмана возглавил всемирно известный американский химик, двукратный лауреат Нобелевской премии (1954 года по химии и премии мира 1962 года) Лайнус Полинг. Вплоть до самой своей кончины в 1994 году Полинг, один из ведущих мировых авторитетов в области кристаллографии, категорически отказывался принимать теории Шехтмана, высказываясь о младшем коллеге так: “Такой вещи, как квазикристаллы, в природе не существует, существуют только квазиученые”.
Но Шехтман не сдавался, упорно продолжал свои изыскания, уповая на то, что настоящего ученого-экспериментатора уверенность в себе и своих результатах подвести не может. В итоге его работы получили-таки математическое обоснование, и спустя 10 лет после открытия квазикристаллов физическое определение кристалла было официально изменено. Международный союз кристаллографии принял новое, более общее определение кристаллов, согласно которому квазикристаллы стали классифицировать как подкласс кристаллов… Вот, что нобелевский лауреат поведал корреспонденту “Поиска” о продолжительной “научной” борьбе и долгожданной победе:
– Свое открытие я сделал в 1982 году, но, когда стал рассказывать о нем людям, они говорили, что это чушь, невозможно. Не все коллеги вокруг были негативно настроены, некоторые меня воодушевляли, но открытого позитива никто не выражал и никто в меня не верил. Удивительно: я был совсем один целых два года, а теперь уже появилось сообщество молодых ученых, которые сделали карьеру на моих исследованиях! Тогда против моей работы поступали возражения со стороны Международного кристаллографического союза. Там утверждали, что я не могу представить материалы, достаточные для более глубокого анализа моих исследований, от меня требовали квазикристалл, который можно “потрогать руками” (в то время как имевшиеся у меня были величиной максимум в два микрона). Однако в 1987 году сразу две исследовательские группы – в Японии и во Франции – смогли вырастить такой кристалл. Я представил результаты этих работ на очередной встрече Международного кристаллографического союза, и только тогда удалось переломить отношение к нашей работе.
Итак, хотя пару первых лет я был совсем один, а потом ощущал постоянное давление со стороны коллег и даже мои работы, отсылаемые в различные авторитетные издания возвращались с пометкой “Нас это не интересует”, все это не было, в сущности, чем-то ужасным. Только, быть может, слегка неприятным. Я никогда не чувствовал, что выбрал неверный путь. Раз за разом я успешно повторял свои эксперименты. Когда убедил себя в правильности полученных результатов, смог убедить и других. Главное, я никогда не сомневался в себе…
Любопытно, что ТПУ стал далеко не первым российским вузом, пытавшимся заполучить упорного химика к себе на службу: известно, что к Шехтману уже обращались представители одного из российских университетов (его название политкорректный нобелевский лауреат озвучивать отказывается). Тогда ему было предложено создать свою лабораторию в данном вузе и включиться в борьбу за мегагрант Правительства РФ для привлечения ведущих ученых. Однако уже на этапе переговоров выяснилось, что россияне не были настроены создавать в своем вузе “с нуля” передовую лабораторию, подходившую под нужды совместного проекта, как того требовали условия конкурса. Напротив, по словам Шехтмана, его хотели привлечь в университет, дабы потом, выиграв мегагрант, он помог вузу приобрести новое оборудование для уже давно существующей лаборатории. Так переговоры о борьбе за мегагрант зашли в тупик… Другой претендент на внимание и время израильского ученого – Национальный исследовательский технологический университет “МИСиС”, на площадке которого Дан Шехтман прошлой осенью выступал с открытой лекцией по технологическому предпринимательству в рамках Фестиваля науки. Известно, что в ходе этого визита в МИСиС с Шехтманом велись переговоры о создании единого образовательного центра (предположительно в области материаловедения) совместно с “Технионом”. Чем они завершились, однако, до сих пор неясно.

Анна ШАТАЛОВА
Фото автора

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2