Поиск - новости науки и техники

Урезанный мизер. Финансирование украинской науки сокращается на треть.

Недавно опубликованный бюджет Украины на 2014 год поверг ученых в тяжелый шок. Из документа следовало, что и без того мизерное финансирование науки сокращается на ощутимые 30 процентов по сравнению с прошлым годом. А это был год, когда сотрудникам академии приходилось брать отпуска за свой счет, когда во многих институтах не топили и работать было нельзя. Правда, из Кабмина просочилось обещание, что такое состояние продлится только первые три квартала, а дальше, мол, финансирование восстановится в объемах прошлого года.
Но это слабое утешение: если учесть очередное понижение курса гривны, галопирующее повышение цен буквально на все и прочие подобные прелести, то нынешний год выглядит просто кошмаром, даже если будет выполнено это невнятное обещание. Хотя не надо быть особым провидцем, чтобы предсказать, что оно не будет выполнено в нынешних непростых условиях.
По просьбе “Поиска” я попробовал расспросить ученых о том, как им работается сегодня, каким они представляют будущее украинской науки. Собеседники отвечали крайне неохотно и не хотели, чтобы я называл их фамилии. Не потому, что чего-то боятся. Просто потому, что не видят выхода из ситуации, да и тяжело сегодня говорить на эту самую главную для них тему.
Все, кому задавал вопросы, члены НАН Украины, некоторые из них – директора ведущих академических институтов.
Вот что они сказали:
“В нынешней ситуации копаться в будущем украинской науки? Это самое неблагодарное занятие, какое можно себе придумать. Боюсь, в Украине нужно забыть слово “наука”…”
“Я голосовал на президентских выборах за Януковича. Думал, что он четкий мужик и наведет порядок в стране. Каюсь. Он оказался безвольным, неспособным отважиться на решительные меры. О каком будущем науки можно говорить в таких условиях?!.”
“Спросите что-нибудь полегче! Я не уверен, что у нашей науки есть хоть какое-нибудь будущее в этой стране…”
“Я математик и, слава Богу, для работы мне нужен только компьютер, который могу поставить у себя дома. Как выживают и что собираются делать мои коллеги физики, биологи, химики – не знаю, не знаю. Точнее знаю, что им еще хуже, чем мне…”
“Почти 20 лет пытаюсь убедить наше руководство вступить в ЦЕРН. Нам пошли навстречу: учитывая, что мы не можем внести полную сумму для вступления, создали условия для ассоциативного членства с очень небольшим взносом. Сколько было после этого поездок в Женеву! Сейчас в ЦЕРН на птичьих правах работают 47 украинцев. Наши инженеры и ученые сделали очень много при создании коллайдера, но теперь все на точке замерзания. Никакого движения и никакой перспективы…”
“В НАНУ среди прочих именных премий не так давно появилась премия имени академика Платона Костюка. Обсуждение первых кандидатов на ее присуждение вызвало серьезные и весьма неприятные трения среди руководства биологов в Президиуме НАН Украины. Но у специалистов сомнений не было – наиболее достойными кандидатами являются ученики самого академика Костюка, благодаря которым Институт физиологии им. А.А.Богомольца успешно сохраняет ведущие позиции в нейрофизиологии. Спор закончился, как и следовало ожидать, тем, что выдвинули на премию троих ученых во главе с академиком О.Крышталем. Двое из них – ближайшие ученики покойного академика Костюка, имеющие очень высокий рейтинг и тысячи ссылок на свои работы. Чего не скажешь об их конкуренте в споре за награду…”
“Много волнений вызывает премия имени Сергея Арбузова. Сейчас он исполняет обязанности премьер-министра Украины. Эту премию основали несколько месяцев назад, когда он еще был замом Азарова. Таким образом хотели поднять авторитет многообещающего политика. Первоначально награждение назначили на конец прошлого года. Однако вскоре перенесли на два месяца, а сейчас и вовсе на май, приурочив к Дню науки. Но не перенесут ли ее еще раз?..”
“Неопределенность, растерянность – главные черты сегодняшнего состояния в украинской науке. Смена руководства Кабмина – уход премьера Николая Азарова поставил вопрос о надежном функционировании Госкомнауки во главе с ее авторитетным и энергичным тандемом академиков В.Семиноженко и Б.Гринева. Сейчас мои коллеги задают себе вопрос: как долго останутся они его руководителями? Неуверенность чувствуется и в работе Фонда фундаментальных исследований. Здесь сидят буквально на чемоданах. А как можно работать в таких условиях?”
“Министр образования Дмитрий Табачник ухитрился наделать столько раздражающих общество шагов, что его будущее в правительстве очень проблематично”.
В Президиуме НАН Украины комментариев по поводу дальнейших планов академии не дают. И не потому, что не хотят раскрывать тайны, а потому, что сами не знают, что будет дальше. В апреле должно пройти Общее собрание Национальной академии наук Украины. Ее президенту академику Б.Патону – 96 лет. Будет ли он выдвигать свою кандидатуру на новый срок? И кто еще в числе достойных претендентов?
Это вопросы, на которые нет ответа. Поэтому многие из научного руководства не уверены, что Общее собрание академии состоится вообще. Впрочем, в том кроваво-огненном карнавале, в котором сейчас живет Украина, Общее собрание, возможно, не так уж и важно. Кто теперь из высших чиновников страны думает о том, что будет с наукой? Это слово не из их лексикона, и задавать такие вопросы смысла нет. Их раздраженное выражение лиц говорит только одно: “Отстаньте! Не до того, и без вас тошно!” 

Александр РОЖЕН
Киев

Нет комментариев