Поиск - новости науки и техники

Клон как улика. Точность диагностики рака повысится в разы.

Хождение по врачам – занятие, мягко говоря, не самое увлекательное. Но ничего другого не остается, когда закрадывается мысль, что это не какая-нибудь болячка, а… опухоль. И если “да”, то опасна она, или авось обойдется? Если повода для оптимизма нет и врачи подозревают наличие недоброкачественной опухоли, да к тому же и случай трудный, – не миновать молекулярно-генетического анализа в специализированном медицинском центре. Там проведут предварительное исследование тканей опухоли и поставят предварительный диагноз – скажем, лимфома. Его в России, заметим, в год ставят около 6000 пациентов. И примерно половина из них нуждается в расширенном обследовании для уточнения вердикта. Картина заболевания часто настолько сложная, что врачу чрезвычайно трудно вынести вердикт. Перед ним дилемма: если это злокачественная опухоль, то пациенту нужно назначить химиотерапию, а коли воспаление – обойтись традиционными лекарствами.
Попытки разработать дополнительные методы молекулярно-генетического анализа для подтверждения диагноза предпринимаются в Америке и Европе с конца прошлого века. Ученые Института биологии гена РАН (ИБГ) взяли все лучшее из мирового опыта и разработали собственную технологию – молекулярно-генетический тест для диагностики лимфом.
– Она развивается всего из одной пораженной, “сломанной” клетки, – рассказывает сотрудник лаборатории генной терапии ИБГ кандидат биологических наук Елена Захарова. – Раковая клетка ведет себя неправильно – начинает бесконтрольно делиться, так образуется злокачественная опухоль. Фактически это клон, его клетки одинаковы и характеристики их идентичны.
Наш метод действует на основе принципа полимеразной цепной реакции. Для ее осуществления создан набор реагентов. Он позволяет анализировать интересующие медиков участки ДНК, доказывает присутствие клона клеток в лимфатическом узле. Если в нем находится разнообразная популяция лимфоцитов – опухоли нет, если же обнаруживается клональная популяция одинаковых клеток, то велика вероятность онкологического заболевания. Так, благодаря нашему тесту точность диагностирования лимфом повышается в разы.
– Метод не только позволяет определять опухоль в наиболее сложных случаях, – продолжает тему заведующий лабораторией генной терапии ИБГ кандидат биологических наук Сергей Ларин, – но и помогает диагностировать ее при кожных заболеваниях, когда она скрывается под личиной, скажем, псориаза. От него обычно больного и лечат, не подозревая, что бороться надо со злокачественной опухолью. Количество подобных случаев, по некоторым данным, – 25-30% от всех заболевших псориазом.
Наш тест может стать основой для создания линейки подобных методов диагностики целой группы онкологических заболеваний. Однако освоение технологии требует дорогостоящего оборудования, специально подготовленного медицинского персонала. Поэтому эта технология, прежде всего, найдет применение в лабораториях крупных онкологических центров – они могут позволить себе приобрести соответствующие приборы и обучить персонал. Но для проведения такого анализа не обязательно присутствие пациента. Достаточно отправить по почте образцы тканей в лаборатории, где и поставят диагноз.
На Западе аналогичные разработки есть, но по большей части используются лишь в научных целях и еще не одобрены для применения надзорными медицинскими организациями. Так что в этой области диагностики онкологических заболеваний наши исследователи впереди.
Добавим от себя. Создание молекулярно-генетического теста, проведение медицинских испытаний и получение разрешения на производство и применение его на территории РФ от Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития заняло три года. Всего! Почему так быстро? Ответ простой: потому что технология разрабатывалась по инициативе самих медиков и при непосредственном их участии. Они в ней остро нуждаются, потому и оказали всю необходимую помощь. Как все просто, жаль редко случается.

Юрий Дризе
Фото Андрея Моисеева

Нет комментариев