Поиск - новости науки и техники

Для внутреннего потребления. Высшей школе предлагают национальные ориентиры.

Единственной общественной силой в высшем образовании сегодня являются региональные советы ректоров и Союз ректоров России (РСР). Советы быстро обрели свое лицо и стали главными экспертными центрами регионов; РСР – объединение профессионалов. Такое мнение высказал президент Союза ректоров России, ректор МГУ Виктор Садовничий, выступая на расширенном совещании по вопросам развития высшего образования в Северо-Кавказском федеральном округе и подготовки очередного съезда Союза ректоров. По мнению президента РСР, создана хорошая, работающая система, однако она требует дальнейшего развития. Так, концентрация всей работы Совета РСР в Москве начинает ее тормозить Целесообразно появление среди вице-президентов РСР председателей советов ректоров округов, перенос части деятельности совета на места. Виктор Садовничий тут же предложил в одном из регионов провести заседание Совета РСР, на котором одной из первейших тем для обсуждения ректорским сообществом могли бы стать программы развития университетов. “К сожалению, нам присуща одна беда – отсутствие мобильности, – отметил ректор МГУ. – Мы замкнуты. А ведь современная система образования априори подразумевает высокую степень мобильности. Проведение в каждом регионе крупных мероприятий РСР по конкретным вопросам – шаг в нужном направлении”.
Не тот менталитет
Первая часть совещания, на котором представители Минобрнауки и Рособрнадзора подробно рассказывали о новых подходах, применяемых в контрольно-надзорной деятельности сферы образования, прошла в закрытом режиме, однако по некоторым моментам дискуссия продолжилась и в отрытой части заседания. Так, по мнению ректора Кабардино-Балкарского государственного университета Барасби Карамурзова, на рынке образовательных услуг сегодня идет ожесточенная борьба за абитуриентов, в том числе с зарубежными высшими учебными заведениями. В России необходимо создать свой национальный рейтинг вузов, который учитывал бы особенности отечественной системы высшего образования, ее исторический опыт и ментальность народа. И только на этой базе сравнивать показатели наших университетов.
– К сожалению, не все понимают важность и нужность рейтингов, – продолжил тему Виктор Садовничий. – Некоторые считают: какой рейтинг ни взять, результаты будут близкими. В корне неверно. Это же понятно, что нас “строят”. На нас наступает иная система образования. Все известные рейтинги ориентированы на англо-саксонскую модель. Для нас же их критерии, по меньшей мере, сомнительны. Не так давно я встречался с руководством QS. На его рейтинги сегодня больше всего ориентируется Минобр-науки. Я считаю, что рейтинг QS не является правильным для нашей системы высшего образования. С руководителями английского агентства у нас произошла жесткая дискуссия, в ходе которой я пришел к убеждению: надо создавать рейтинг со штаб-квартирой в Москве. Полностью согласен с ректором КБГУ: необходимо учитывать менталитет нашей страны, особенности нашей системы образования.
Такую работу начало агентство “Эксперт” – одно из ведущих мировых экспертных агентств в области экономики. Провели уже три рейтинга: российских университетов, вузов СНГ, вузов стран Балтии и Грузии. Результаты любопытные. Например, по одному из рейтингов МГУ занял 47-е место, а MMTI, который в западных рейтингах всегда занимает ведущие позиции, оказался на 212-м месте. По мнению президента Союза ректоров, тему национального рейтинга надо поднять на съезде.
Мониторинг неэффективности
Одной из самых обсуждаемых тем вузовского сообщества продолжает оставаться тема мониторинга высших учебных заведений. Не обошли ее и участники совещания. Тон обсуждению задала ректор Ставропольского государственного педагогического института (СГПИ) Людмила Редько. Этот вуз, по сути, ныне является экспериментальной новаторской площадкой педобразования. В его структуре есть все, что необходимо для подготовки качественного педагога: детский сад, средняя, высшая школы, магистратура, аспирантура. Не случайно 85% выпускников идут работать по специальности.
Между тем в первом мониторинге в число неэффективных попали 72% педагогических вузов, 10,7% медицинских, чуть более 7% – сельскохозяйственных. Но ведь это те вузы, которые выпускают специалистов для конкретных отраслей. Специалистов, высоко востребованных в регионах, обеспечивающих жизнь социума. Да, в педагогическом образовании есть от чего “болеть голове”, но критерии оценки эффективности сильно “напрягают” педагогическое сообщество. Например, остался показатель “средний балл ЕГЭ абитуриентов, поступивших в вуз”. Хотя абсолютно ясно, считает Людмила Редько, что ни один вуз не может серьезно влиять на качество абитуриентов. Выпускники школ с высокими баллами ЕГЭ стараются поступить в престижные, с их точки зрения, университеты. “Вот мы, три ректора специализированных вузов, тут сидим рядом, – обратилась к коллегам и представителям Минобрнауки и Рособрнадзора ректор Ставропольского пединститута. – Сколько к нам поступило победителей олимпиад? Тысячные процента. Это же реалии, которые нельзя не учитывать”.
Не согласна Людмила Редько и с пока еще обсуждаемым показателем работы педагогического вуза: сколько его выпускников подготовили победителей олимпиад. “Хотела бы я знать, как это чисто технически сделать, – задала вопрос ректор. – И потом, мы разве не понимаем, что победителя олимпиады готовит не один педагог?”.
Другой спорный критерий – количество выпускников вуза, начавших работу по специальности за пределами региона, в котором данный вуз находится. “На практике это означает, что я должна показать, сколько моих выпускников работают, скажем, в Краснодаре, Сибири… Где, позвольте спросить, получить такие, причем достоверные, данные? Подобные критерии заведомо подталкивают ректоров к искажению реальной картины”, – заявила Л.Редько.
Цитируемость – еще один критерий, вызывающий вопросы. По мнению ректора СГПИ, специфика российского педагогического образования в том, что оно всегда было заточено на “внутреннее потребление”, на подготовку граждан своей страны, готовых к бескорыстному служению ребенку. Это никакими показателями не измерить. Поэтому и научные работы, не связанные с физиологией, психологией, биологией, но которые как раз составляют основу и специфику педвуза, также рассчитаны на отечественную систему образования. Никому за рубежом они не интересны и нигде там не печатаются и печататься не будут. Хорошо, что наконец к проблемам педагогического образования повернулись лицом, считает Людмила Редько. Они обсуждаются, критерии прорабатываются, но нужно эту работу вести коллегиально.
– Что такое эффективность? – продолжил тему председатель Совета ректоров СКФО, ректор Пятигорского государственного лингвистического университета Александр Горбунов. – Это соотношение между затратами и результатом. С этой точки зрения, ни один из шести показателей, которые предлагаются в нынешнем мониторинге, не отражает эффективность работы вуза. Некоторые коллеги предлагают рассчитывать мониторинг, как экспертную оценку. Надо его наполнять смыслосодержащими показателями.
Проблемы у педвузов есть, и на это нельзя закрывать глаза, отметил Виктор Садовничий. Но и то, о чем говорит Людмила Редько, правильно.
– Я шестнадцатый год возглавляю конкурс “Учитель России”, – рассказал президент РСР. – Каждый раз на неделю погружаюсь в эту проблематику. Сегодня появилась масса сильных учителей новой генерации. В конкурсе участвуют действительно достойные люди. Учителя – это национальное богатство, к которому надо бережно относиться. Как и к системе педагогического образования. Прежде всего, нужны условия, при которых учителя хотели бы идти в школу.
Есть вопросы
Еще одну проблему поднял на совещании ректор ПГЛУ Александр Горбунов – бюджетное финансирование. По его мнению, сегодня финансы страны сконцентрированы вокруг очень небольшой группы высших учебных заведений. Нынешнее распределение бюджетных средств выглядит, по меньшей мере, странным. Так, на одного ППС закладывается в год 1 миллион 100 тысяч рублей. На технические специальности выделяется 112 тысяч рублей, на гуманитарные 63 тысячи. В результате вуз, имеющий технические специальности, получает в год из бюджета 1 миллион 120 тысяч рублей. Зачем ему еще изыскивать и внебюджетные средства? В ПГЛУ все специальности “оцениваются” по 63 тысячи рублей. На одного преподавателя в год получается 630 тысяч. Следовательно, вуз должен дополнительно заработать 470 тысяч. ПГЛУ зарабатывает 330 тысяч. Для гуманитарного вуза показатель очень неплохой. Но Александр Горбунов такое положение считает явно несправедливым по отношению к подобным высшим учебным заведениям. Он предложил ректорскому сообществу региона выработать скоординированную общую позицию по этому и другим вопросам, поднятым на совещании, и выйти с ними на съезд Российского союза ректоров.
Итогом же обсуждения могут служить слова Виктора Садовничего, призвавшего ректоров с оптимизмом смотреть в будущее. “Нас постоянно напрягают, – отметил он. – Но мы делаем большое дело, готовим хорошие кадры”. И проиллюстрировал это некоторыми данными последнего рейтинга, который составило агентство “Эксперт”. Оно опросило 30 ведущих корпораций мира. Один из вопросов был таким: выпускников каких университетов вы предпочитаете принимать на работу? “Российских”, – ответили многие компании. У “Боинга” чуть ли не 90% персонала – выпускники МГУ, МИФИ, МФТИ, Бауманки, других российских вузов. “Вот реальное качество нашего образования!” – подытожил ректор МГУ.

Станислав ФИОЛЕТОВ
Фото автора

Нет комментариев