Поиск - новости науки и техники

Показатель напоказ? Формализм – враг эффективности.

В последние годы Министерство образования и науки предпринимает шаги по реформированию высшей школы и активизации научных исследований в вузах, направленных на модернизацию экономики нашей страны. Одним из результатов этой деятельности стало создание сети федеральных и национальных исследовательских университетов (НИУ), которые призваны быть локомотивами российского образования. Прошедшие в 2009-2010 годах конкурсы на право получения статуса НИУ выявили группу из наиболее сильных вузов, которые должны ежегодно подтверждать свой высокий рейтинг, строго выполняя заявленную в ходе конкурса программу развития. Невыполнение формализованных показателей этой программы может быть основанием для исключения из группы ведущих университетов.
С одной стороны, такая постановка вопроса вполне логична и обоснованна. С другой – именно формальные оценки нередко сводят на нет суть вопроса, препятствуя достижению поставленной цели. На мой взгляд, концепция программы развития сети НИУ при всех ее положительных моментах во многом подтверждает сказанное выше. Попробую доказать это утверждение анализом некоторых так называемых “обязательных показателей”, в случае невыполнения которых университет может быть лишен статуса НИУ.
Один из важнейших среди них – рост числа публикаций в ведущих научных журналах, под которыми понимаются издания из известного перечня ВАК. При введении новой системы оплаты труда в учреждениях РАН было много споров по поводу того, насколько объективен этот критерий для оценки труда ученого. Несомненно, что публикации в журналах мирового уровня – это показатель качества проводимых исследований и своеобразная оценка уровня достигнутых результатов со стороны коллег из научного сообщества. Однако совершенно очевидно, что за год или два даже при соответствующей финансовой поддержке в рамках НИУ достигнуть заметного повышения числа публикаций и, главное, их качества при тех же кадрах, научных школах и коллективах, которые были в вузе еще год назад, невозможно. Но показатель выполнять обязательно нужно, и университеты, получившие статус НИУ, делают это весьма успешно. Какими путями? Их несколько. Например, если рядом есть крупный научный центр с академическими институтами, то в штат НИУ по совместительству можно зачислить ведущих ученых этих институтов, включая руководителей крупных отделов и директоров с солидным багажом публикаций, и суммарный показатель вуза существенно вырастет. Хотя понятно, что при таком подходе научной продукции в стране не прибавится – одними и теми же статьями отчитается и академический институт, и вуз, получивший статус НИУ.
Если мощного научного центра рядом нет, то выручит “Вестник” местного университета. Можно выпустить один-два дополнительных номера со статьями местных ученых, и необходимые цифры по публикациям достигнуты. Другое дело, что импакт-фактор таких “ваковских” журналов нулевой, поскольку качество и уровень публикаций в них далеко не мирового уровня, но формально все выполнено.
Второй обязательный показатель НИУ – число аспирантов и докторантов, а также защита ими диссертаций в срок. Он тесно связан с первым, рассмотренным выше. Научной общественности хорошо известно, что в настоящее время можно проводить защиту кандидатской диссертации даже по одной статье в журнале из перечня ВАК, то есть по одной статье в “Вестнике” университета, которую фактически ни один сторонний специалист не читал и скорее всего никогда не прочитает. В связи с тем, что показатель по своевременной защите диссертаций находится на контроле министерства, руководству вуза приходится в жесткой форме вести работу по его достижению с научными руководителями аспирантов. Понятно, что уровень подготовки таких, с позволения сказать, “высококвалифицированных” специалистов оставляет желать лучшего. Более того, в ряде случаев возникает замкнутый круг, который не поддается здравой логике. Например, в последние годы на химическом факультете ННГУ мы берем в аспирантуру без всякого конкурса всех желающих, поскольку нужно выполнять нормативный план приема. При этом ясно, что качество “материала”, с которым нашим профессорам как научным руководителям придется работать в аспирантуре, является крайне низким. Совершенно очевидно, какой продукт будет на выходе.
В одном из своих интервью министр образования и науки А.Фурсенко заявил, что аспирантура несет в себе социальную функцию, то есть чтобы выпускник вуза в период кризиса и связанной с ним проблемой трудо­устройства не оказался на улице, пусть лучше идет в аспирантуру. В результате число мест в аспирантуре выросло, и в настоящее время мы берем туда всех желающих. Конечно, у министра государственный подход! С более приземленных позиций директора НИИ, которого время от времени проверяют финансовые инспекторы, мне кажется, что эта ситуация попадает под нецелевое использование бюджетных средств и вполне могла бы заинтересовать Счетную палату. Действительно, мало того что менее 25% обучающихся в аспирантуре защищают диссертацию в срок, но и те работы, которые они защищают, нередко далеко не лучшего качества. Возникает и такой вопрос: для кого мы готовим такую большую армию кандидатов и докто­ров наук? В академических институтах и вузовских НИИ вакансий нет, отраслевые институты канули в Лету, на промышленных предприятиях эти специалисты не востребованы. Фактически государственные деньги выбрасываются на ветер.
Вообще, проблема подготовки кандидатов и докторов наук в том виде, как она сейчас осуществляется в России, в перспективе может иметь катастрофические последствия для высшей школы и научно-технологического комплекса страны в целом, поскольку хорошо известно, что “подобное воспроизводит подобное”. Следовательно, слабые кандидаты и доктора наук (в перспективе они же доценты и профессора) будут готовить такие же или еще более слабые, чем они сами, научно-педагогические кадры, что может полностью подорвать сложившуюся в России систему высшего профессионального образования. Вал подготовки аспирантов и докторантов следует остановить. Прозвучавшее недавно в одном из интервью высказывание председателя ВАК академика М.Кирпичникова о необходимости кардинального сокращения приема в аспирантуру и введения позиций аспирантов-исследователей при одновременном увеличении стипендий до 10 тысяч рублей, несомненно, заслуживает поддержки.
Еще один показатель НИУ – доля научно-педагогических работников в возрасте до 50 лет. Несомненно, что он очень важен, но как реально провести “омоложение” профессорско-преподавательского состава, если для НИУ штатная численность преподавателей соответствует нормативу приема студентов на 1-й курс обычного вуза? Поскольку в последние годы прием на бюджетные места планово сокращается министерством, то ни о каких вакансиях речь не идет. Для “улучшения” возрастного показателя кадрового состава вуза остается ждать “естественной убыли”…
Не могу не сказать и о расходовании средств, ежегодно выделяемых министерством НИУ. Главным образом эти субвенции предоставляются на закупку научного оборудования. Выполнение плана закупок – строгий закон, нарушать который нельзя. Если средства полностью не израсходованы, то это ЧП с самыми серьезными последствиями для ректора. Вместе с тем и в 2009 году, и в 2010 году финансы на выполнение проекта по НИУ фактически приходили в вузы лишь в последнем квартале. С учетом требований пресловутого ФЗ №94 их нужно было потратить в исключительно сжатые сроки, причем не только закупить оборудование, но и доставить его, а также ввести в эксплуатацию до конца года – так требуют проверяющие финансовые органы. Понятно, что в таких экстремальных условиях нередко покупается далеко не то оборудование и не по тем ценам, как это нужно для качественного решения стоящих перед НИУ задач, а то, которое проще закупить. Тем самым бюджетные средства расходуются неэффективно.
Перечисление проблемных моментов, связанных с НИУ, можно продолжить. Понимаю, что критиковать всегда легче, чем сделать конструктивные предложения. Тем не менее попробую изложить свою точку зрения на критерии, которые следует применять для оценки вузов как исследовательских университетов.
На мой взгляд, одним из основных принципов во взаимоотношениях министерства и НИУ должно быть ­ДОВЕРИЕ! Вузы, которые получили статус НИУ, прошли многостороннюю независимую экспертизу в ходе конкурса. Несомненно, что это лучшие университеты страны. Случайных коллективов среди победителей конкурсного отбора нет или почти нет. В связи с этим есть смысл не обременять их мелочной опекой и ежеквартальной отчетностью по многим показателям. Наука – материя тонкая, деликатная. Она требует к себе уважительного отношения. Открытия и высокие достижения не делаются по принуждению и из-под палки. Для научного творчества в первую очередь нужна спокойная обстановка. Несомненно и то, что одним из важнейших критериев развития НИУ и высшей школы в целом должны быть участие научных коллективов университетов в международных проектах, федеральных и ведомственных целевых программах, победы в конкурсах на получение грантов российских и зарубежных фондов, премии и награды за особые научные достижения. Фактически это дополнительная внешняя экспертиза и оценка результатов работы коллектива научным сообществом, причем оценка независимая, профессиональная и основанная именно на научных достижениях, а не на формальных параметрах, придуманных чиновниками. По результатам этой оценки лишать университет достигнутого статуса или наказывать каким-то образом руководителей не нужно, а вот поощрить финансово наиболее отличившиеся коллективы, добившиеся значимых результатов, на следующий год вполне можно.
Министерство должно реально оказывать поддержку ведущим вузам, например, в виде снижения базового норматива соотношения числа студентов к числу преподавателей. Есть смысл разрешить НИУ тратить выделяемые им на развитие средства не только на укрепление материально-технической базы, но и на создание временных рабочих мест для талантливой молодежи (аналог post-doc-position в зарубежных университетах). Кстати, это могло бы помочь решению проблемы “омоложения” кадров, поскольку приведет к снижению среднего возраста профессорско-преподавательского состава и научных работников, а также будет выполнять важную функцию трудоустройства высококвалифицированных специалистов и способствовать созданию атмосферы преемственности в научных коллективах. Кроме того, именно эти ребята могли бы взять на себя обслуживание того дорогостоящего оборудования, которое приобретается университетами в рамках финансирования программы развития НИУ. Поддержка молодежи исключительно важна в настоящее время. На мой взгляд, министерству есть смысл рассчитывать зарплату ректора исходя не из среднего заработка ППС вуза, а отталкиваясь от заработной платы молодых ученых. Это реально подвигнет ректорский корпус к адресной поддержке молодежи и приведет к улучшению возрастной ситуации в университетах.
Вообще, об уровне заработной платы молодых преподавателей и ученых в вузе стоит сказать отдельно. Недавно Президент России озвучил очередную инициативу по повышению заработной платы работников силовых ведомств. С нового года лейтенант, то есть выпускник военного училища, будет получать более 50 тысяч рублей в месяц, а новый страж порядка – полицейский – более 30 тысяч. Для сравнения: доцент университета с учетом доплаты за степень кандидата наук и звание доцента в настоящее время получает 11,5 тысячи рублей в месяц. Причем, чтобы стать доцентом, нужно не просто иметь высшее образование, но еще и окончить аспирантуру, защитить диссертацию, иметь стаж педагогической работы и соответствующие методические труды. До тех пор пока доцент или ученый будет получать в три-четыре раза меньше, чем лейтенант полиции или внутренних войск, все разговоры об инновационном пути развития и модернизации экономики так и останутся разговорами. Работа в вузе должна быть престижной для молодежи, и заработная плата играет здесь не последнюю роль.
Можно продолжить перечень предложений по повышению эффективности работы ведущих университетов, но возникает вопрос: есть ли реальная заинтересованность министерства в решении этой проблемы, или мы являемся участниками очередной кампании по модернизации или реформированию?..

Дмитрий Гришин,
директор НИИ химии ННГУ,
зав. кафедрой химии нефти и нефтехимического синтеза ННГУ,
член-корреспондент РАН, профессор

Нет комментариев