Поиск - новости науки и техники

Популярно о глубоком. Ученым предстоит найти своих читателей.

Популяризация науки и просветительство стали сегодня весьма актуальными темами. О необходимости информировать общество об исследовательской деятельности, достижениях российской науки, ее возможностях и перспективах, о важности привлечения внимания к глобальным научным проблемам говорится с высоких трибун. Из-за снижения интереса и доверия со стороны общества наука уже испытывает кадровые проблемы. Как могут научные степени выглядеть почетно, привлекать молодежь, если сами ученые не хотят потратить время на популяризацию науки. Впрочем, не все из них обладают необходимыми способностями, а некоторые не считают популяризацию науки важным делом. А для науки в целом популяризация – это вопрос жизни и смерти.

Изменить ситуацию в лучшую сторону стремятся как отдельные подвижники-популяризаторы, так и организации. Одна из них – Российский гуманитарный научный фонд, созданный для государственной поддержки развития отечественных гуманитарных наук и возрождения их традиций.
В целях распространения гуманитарных научных знаний в обществе РГНФ не первый год поддерживает проекты подготовки научно-популярных изданий (книг) по результатам научных исследований, проводимых в рамках научных проектов, профинансированных фондом. Готовящиеся в рамках конкурса РГНФ книги содержат материалы, которые дают представление как о состоянии и тенденциях развития мировой науки по рассматриваемому направлению, так и об особенностях развития аналогичных исследований в нашей стране. Два условия являются обязательными для научно-популярных изданий РГНФ: достаточная научная глубина, с одной стороны, и простота, доступность изложения – с другой.
Баланс между научным содержанием и привлекательностью для потенциальных читателей может служить обобщенной оценкой состояния научно-популярного издания. Кстати, над экспертизой каждой заявки в Экспертном совете по научно-популярным изданиям трудятся три специалиста: двое ученых и один журналист, сведущий в той или иной научной области.
– Зачастую их оценки радикально расходятся, – рассказывает глава Экспертного совета по научно-популярным изданиям РГНФ, российский литературовед, музыкальный и литературный критик, публицист, музыковед, телеведущий Святослав БЭЛЗА. – Ученые ставят высокий балл, а журналист – весьма низкий. Такое расхождение может стать причиной для отклонения заявки, как и то, что предлагаемая работа носит узкоспециальный характер, такие, в принципе, имеют право на существование, но не в рамках научно-популярной серии.
– Сами вы на чьей стороне: ученых или журналиста?
– Думаю, тут должна быть золотая середина, потому как элегантно написанная книга без прочной научной основы теряет смысл. Необходимо сочетание. Может, стоит подумать о том, чтобы мы имели право инициировать написание научно-популярных книг на базе каких-либо фундаментальных исследований, предпринятых при поддержке РГНФ… Если говорить честно, далеко не все крупные ученые, специалисты хорошо владеют пером. Думаю, модель, в которой ученый (или небольшой научный коллектив) выступает в соавторстве с опытным публицистом, сведущим в той или иной научной сфере, будет действовать весьма эффективно.
Научная фундаментальность – естественное требование к книгам, издание которых поддерживает фонд. Но вместе с тем наша продукция должна быть рассчитана как на молодых ученых, которые приобщаются к той или иной области науки, так и на людей, просто обладающих широким кругом интересов. Потому доступность и внятность изложения, соответствие нормам языка научной прозы – непременные условия. Особенно это важно, когда речь идет о гуманитарных науках.
На конкурс 2014 года по подготовке научно-популярных книг в РГНФ поступили заявки из более чем 20 городов: активное участие в конкурсе приняли ученые не только Москвы и Санкт-Петербурга, но и Новосибирска, Екатеринбурга, Махачкалы, Белгорода, Уфы, Хабаровска, Ростова-на-Дону, Твери, Владимира и других городов. По областям научного знания заявки распределились следующим образом: по истории, археологии, этнографии – 28%; экономике – 14%; философии и социальным наукам – 25%; филологии, искусствоведению – 16%; комплексному изучению человека, психологии, педагогике – 17%. Особую активность в нынешнем году проявили вузы. В результате были одобрены 29 заявок: 10 – по истории, археологии, этнографии, 3 – по экономике, 8 – по философии и социальным наукам, 3 – по филологии и искусствоведению, 5 – по психологии. Все научно-популярные издания, подготовленные по конкурсу, размещены как на сайте РГНФ, где они доступны для скачивания в полном объеме, так и на интернет-ресурсах организаций, в которых работают грантополучатели.
Поддержанные проекты отражают такие актуальные темы, как, например, подростковый суицид (О.В.Вихристюк), семейное устройство детей-сирот (Г.И.Гайсина), избегание или преодоление субъективно опасных ситуаций (Д.В.Труевцев), миграционное движение населения (О.В.Воробьева), медиафилософия (В.В.Савчук) и другие.
По итогам конкурса проектов по подготовке научно-популярных книг за 2013 год экспертный совет РГНФ рекомендовал к публикации четыре наиболее значимые работы: “Центурионы” Ивана Грозного” (В.В.Пенской), “Старый порядок во Франции и его крушение” (А.В.Чудинов), “Эллинистический мир: государства и правители” (О.Л.Габелко) и “Русская культура в зеркале путешествий” (М.В.Строганов).
На конкурс проектов “к2” (для коллективов до 10 человек, полностью состоящих из молодых ученых, в том числе аспирантов и студентов) поступило 10 заявок по всем областям научного знания (кроме филологии и искусствоведения), 5 заявок наш экспертный совет поддержал. Стоит отметить, что и тут вузы проявили активность: все заявки – из высших учебных заведений.
– В 2012 году на конкурс по подготовке научно-популярных изданий было подано 212 заявок, а в 2013 – 57. С чем, по вашему мнению, связано такое сокращение?
– Наши требования стали строже. Экспертный совет по научно-популярным изданиям – молодой: свою работу он начал в 2011 году, становление направления, связанного с научной популяризацией, пока, как говорится, находится в процессе. Когда появилась информация о первых конкурсах, некоторые авторы, мне кажется, не совсем правильно поняли, что именно требуется от заявителей по данному направлению. Но обрадовались и, видимо, решили: если их заявка не вполне соответствует другим научным направлениям и требованиям профильных экспертных советов РГНФ, то ее легче будет “провести” через наш научно-популярный совет. А это, поверьте, совсем не так. Наша цель в фонде – способствовать созданию высокопробной научно-популярной литературы. Соискатели грантов должны это ясно понимать.
– Что бы вы рекомендовали тем, кто намерен подать заявки на конкурс проектов по подготовке научно-популярных изданий?
– Обязательно почитать лучшие образцы научно-популярной литературы, созданные за предыдущие десятилетия. На моей книжной полке они стоят на почетном месте. Например, книга Руслана Скрынникова “Иван Грозный” или книга Дмитрия Лихачева “Смеховой мир Древней Руси”… Казалось бы, специальная тема, но как увлекательно написано! Конечно, далеко не у всех гуманитариев есть такой литературный дар, какой был у Дмитрия Сергеевича или у других наших корифеев научной популяризации. К такому уровню подачи материала надо стремиться и брать его за высокий образец.
Если несколько перефразировать известное высказывание, что для детей надо писать, как для взрослых, но гораздо лучше, можно сказать, что научно-популярную литературу надо писать, как научную, только лучше, доступнее. Моя мечта – возрождение специальной научно-популярной серии, подобной той, что издавалась в советское время издательством “Наука”. В типовом оформлении: тогда это были обложки разных цветов – в зависимости от определенной научной области, чтобы люди понимали, где филология, а где история. Самые крупные наши ученые, хорошо владевшие не только соответствующим объемом знаний, но и пером, отнюдь не брезговали участвовать в этой серии.
– Технологии, которые плотно вошли в наш быт, открыли широкие возможности для быстрого распространения новостей и получения самой разной информации: Интернет, Твиттер, Фейсбук… А нужна ли вообще сегодня популяризация “на бумаге”?
– Мои продвинутые сыновья, конечно, приобщили меня к Интернету и другим информационно-техническим новациям. Различные гаджеты и электронные ридеры – устройства на так называемой электронной бумаге – нынче весьма популярны. Все это очень хорошо и современно… Сейчас, когда многие книги издаются небольшим тиражом, их распространение через Интернет – выход из положения. Кстати, мы тоже размещаем свою продукцию на сайте РГНФ и других интернет-ресурсах, это вполне в духе времени. Но сам я остаюсь убежденным поклонником “Галактики Гутенберга” Маршалла Маклюэна. Мне кажется, что печатная книга в своем первозданном виде еще долго, а может, и никогда не утратит своего значения и привлекательности. Читать, например, поэзию на электронных носителях – вообще профанация. Я воспитан в семье истинного библиофила, которым был мой папа, страсть к книге у меня сохранилась. Все-таки современный человек должен быть читающим – Homo Legens, особенно гуманитарий (“Человек читающий. Homo Legens” – книга С.Бэлзы. – Прим. ред.). Книга, тем более хорошо оформленная, полиграфически “вкусно” сделанная – а ведь ту же научно-популярную литературу можно издавать с хорошим подбором иллюстраций, – навсегда останется привлекательной как для студентов, так и для специалистов. Российский гуманитарный научный фонд делает большое дело, поддерживая подготовку таких книг.
– Как-то один из первых лиц Еврокомиссии, отвечающих за науку, Янеш Поточник, говоря о необходимом уровне научной популяризации в обществе, заметил, что он будет лишь тогда достаточно высок, когда обыватели за завтраком начнут обсуждать не погоду, а последние научные достижения. Как бы вы сформулировали критерий достаточного уровня развития научной популяризации?
– Уровень популяризации должен соответствовать уровню цивилизации. Сейчас, конечно, время узкой специализации. Примеры тому мы видим на Западе. В России же ученые всегда отличались более широким кругозором: как говорил К.Тимирязев, “человек должен понемногу знать обо всем и всё о немногом”. В свое время я неоднократно общался с лордом Чарльзом Перси Сноу – знаменитым английским писателем и ученым, прочитавшим в 1959 году в Кембридже лекцию, озаглавленную “Две культуры и научная революция”, в которой высказал сожаление о разрыве между учеными и интеллектуалами-литераторами. Время энциклопедистов прошло, сейчас гуманитарии плохо осведомлены о том, что делается в области, например, ядерной физики, да и физики мало интересуются гуманитарной наукой. Хотя и сегодня есть достаточно примеров, демонстрирующих иное: я встречался со многими крупнейшими нашими академиками-физиками, которые не просто любили, но и хорошо ориентировались в музыке, живописи, литературе. Справедливости ради должен отметить, что академики-естественники больше владеют информацией об искусстве, чем крупные деятели искусства – об успехах естественных наук. Научно-популярная литература может и должна способствовать уменьшению этого разрыва в знаниях между гуманитариями и естественниками. Иногда, увы, к гуманитарным наукам встречается более пренебрежительное отношение, чем к естественным. Между тем именно гуманитарные науки и искусство играют первостепенную роль в деле нравственного воспитания, сохранении исторической памяти. По счастью, в такой державе сверхкультуры, которой была и остается Россия, это понимают. Свидетельство тому – объявление 2014 года Годом культуры. Кстати, на встрече Президента РФ с литераторами была высказана идея сделать следующий год Годом книги. А не ридера, прошу заметить! Меня это несказанно обрадовало.
Моя работа на посту главы Экспертного совета по научно-популярным изданиям РГНФ требует времени и творческого подхода, и я ответственно отношусь к ней. Работать с коллективом фонда – крупными учеными, профессионалами своего дела – очень интересно. Занимаясь популяризацией своей научной области, ученые, как совершенно верно говорили в нашем недалеком прошлом, выполняют “долг перед обществом”, “несут знания в массы”. Популяризируя как достижения науки в целом, так и собственные достижения в ней, ученый повышает личный общественный статус, выходя за пределы узкого круга общения с коллегами, а нередко, и свой творческий потенциал.

Нина ШАТАЛОВА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев