Поиск - новости науки и техники

Где наша ниша? Российская медтехника может занять достойное место на отечественном рынке.

Проект постановления Правительства РФ о запрете на закупки импортной медтехники государственными и муниципальными учреждениями в целях защиты внутреннего рынка РФ вызвал большой общественный резонанс. Главный аргумент критиков – российская медицинская техника по качеству во многом уступает аналогичной зарубежной, и отказ от закупок последней отрицательно скажется на своевременной диагностике и качестве оказания медпомощи населению. В проекте постановления была обозначена дата вступления новых правил в действие – 1 апреля, но уже в конце марта стало известно, что документ еще будет дорабатываться с учетом замечаний и предложений, высказанных в процессе общественного обсуждения.
Существуют ли конкретные решения, способные “поднять” отечественный рынок, не нанося при этом ущерба здоровью людей? Свои соображения на этот счет высказывает президент Академии медико-технических наук, директор Научно-производственного объединения “Экран” Борис ЛЕОНОВ.

– Борис Иванович, а как вы относитесь к инициативе правительства?
– Для меня это позитивная и долгожданная новость. Медицинская техника, созданная в России, могла бы заменить 70-80% иностранного оборудования. Абсолютно всё и сразу заменить, конечно, нельзя, но при правильном подходе это только вопрос времени. В России создано много интересных приборов – для физиотерапии, для диагностики, для терапии с использованием энергоинформационных систем, различных волновых процессов и даже математического программирования.
– То есть вы считаете, что российские приборы могут вытеснить импортные и занять свою нишу на рынке?
– Безусловно. У нас в стране всегда достаточно строго относились к испытаниям медицинских приборов, чтобы по возможности исключить побочные эффекты при их применении. Сегодня практически во всей цепочке требуемого стране медицинского оборудования очень многие задачи решены силами российских производителей, с использованием, может быть, лишь отдельных элементов западной техники. Например, сейчас реализуется идея передвижной амбулаторно-поликлинической системы – поликлиники на колесах с 15 кабинетами, с возможностью проведения и диагностики, и лечения. Так там оборудование почти на 80% – отечественное, по эффективности сопоставимое с зарубежными аналогами.
Уверяю, в стране создается немало передовой медтехники. Я о ней знаю не понаслышке, поскольку являюсь директором Научно-производственного объединения “Экран”. Занимаясь решением научных и научно-технических вопросов по обеспечению здравоохранения медицинскими изделиями, системой стандартизации, системными разработками и так далее, мы видим, как много интересных вещей сделано. Например, ярославские специалисты создали литоритриптер (хирургический инструмент, применяемый для раздробления камней в мочевом пузыре) с использованием электромагнитной волны. Институт радиоэлектроники “Полюс” разработал лазерный аппарат, который позволяет лечить многие заболевания, в том числе онкологические. Ученые из Таганрога создали анализатор гемодинамических параметров работы сердца “Кардиокод”. С его помощью у человека можно увидеть признаки надвигающегося инфаркта, инсульта и других заболеваний, связанных с обеспечением мозга кровью. К слову, этот прибор сейчас вполне успешно внедряется за рубежом, а в России интереса к нему почти нет. Найдены решения, связанные с созданием средств так называемой ионно-молекулярной среды, позволяющей делать из воды дезинфицирующие антисептические средства, которые в отличие, например, от антибиотиков не вызывают резистентность микроорганизмов.
Подобных примеров, повторюсь, сегодня много. Корень проблемы даже не в недостатке отечественной техники, а в другом. В несовершенстве системы внедрения в российское здравоохранение новых приборов и дальнейшего их использования. Например, нужно задуматься о повышении квалификации специалистов-медиков.
– Нашим медикам не хватает квалификации?
– Не в этом дело. Если взять, скажем, Германию, там в одной клинике на 600 человек работают 5 тысяч сотрудников, из которых примерно тысяча обслуживает медтехнику. У нас такого, к сожалению, нет. Это трагедия нашей системы здравоохранения.
В медицине эксплуатировать оборудование должны инженерные службы. Как это было в нашей стране раньше? Было два докторских совета – медицинской техники и медицинских наук. В первом было 60% медиков и 40% инженеров, во втором – 65% инженеров, 30-40% медиков. Интеллектуальное объединение двух докторских советов, совместная работа экспертов в области медицины и техники, обсуждавших диссертационные работы и принимавших решения по их оценке, приводили к очень хорошему результату!
– Как можно изменить ситуацию с внедрением отечественного медицинского оборудования?
– Взять список медтехники, которую собираются запретить закупать, и по каждому пункту сопоставить иностранные аналоги с российскими: условия эксплуатации, результативность, достоверность результатов, надежность аппаратуры, увязка во всей технологической цепочке. Выяснить, что Россия в состоянии выпускать сама. И резко менять ситуацию с тендерами. Сегодня конкурсная документация разрабатывается таким образом, чтобы выиграл кто-то определенный. Не секрет, что зачастую это связано с откатами. Необходимо исключить ситуацию, когда любое ООО, фирма-двухдневка, может “обыграть” серьезную организацию.
Новое хорошее изделие, созданное в России, сейчас почти невозможно внедрить в медицинскую практику. Сама система внедрения этому не способствует.
– А как было бы правильно делать?
– Ответьте, кто больше заинтересован в том, чтобы больной быстрее выздоровел и вышел из клиники? На Западе за всё это отвечает страховая компания. В ее интересах сделать так, чтобы люди меньше болели, чтобы в клиниках было новейшее оборудование, чтобы человека быстрее поставили на ноги.
Закупками техники в медицинские учреждения должны заниматься медицинские страховые компании. Не главный врач! Главный врач должен заниматься лечебной работой.
Далее. Если вы зададите вопрос производителям медтехники: “Что необходимо сегодня выпускать, какую продукцию?”, любой производитель вам ответит: “Не знаю”. А почему не знает? Есть такое понятие – “медицинская технология”, в соответствии с ней производитель-разработчик и должен выпускать оборудование. Сегодня Минздрав готовит и выпускает стандарты медицинской помощи, но не пишет в них, какое оборудование необходимо! И поэтому российские разработчики и производители не могут спланировать, что им надо разрабатывать и производить. В результате выпуск медтехники у нас в стране происходит спонтанно.
В печально известном ФЗ №44 есть другое понятие – “техническое задание”. Вот в этом техническом задании заложено то, чего закладывать не надо. Потому что когда в нем указано, каким должен быть вес нового медицинского оборудования, то, видимо, имеется в виду некое конкретное изделие. В техническом задании должна быть обозначена функция. Нужен кардиограф – значит, вы пишете: кардиограф с такими-то функциями. А какой вес, какие габариты должны быть у этого кардиографа – далеко не главное. Потому что все кардиографы, которые в принципе могут участвовать в конкурсе, допущены к медицинской практике, и все они соответствуют определенным нормативам. Функция, только функция. Нужен рентгеновский аппарат – пишете: аппарат рентгеновский, его функции. И всё! Это задание должно быть стандартным, его не должен каждый медик делать.
Разработкой медицинской техники у нас занимается в основном (до 70%) малый и средний бизнес. Как его развивать? Сегодня, например, говорят, что выделили на поддержку малого бизнеса 50 миллиардов рублей. А зачем малому бизнесу эти деньги? Им не нужны деньги, они сами всё сделают. Малому бизнесу нужно дать возможности, определенные преференции, касающиеся налогов, ставок аренды, может, кредиты под маленький процент. Вот чем должно государство заниматься.
Если бы мы взяли часть денег, которые вкладываем в антиинфляционную “подушку безопасности”, и потратили их на закупку средств производства, то у нас всё, что надо, уже выросло бы и выпускало всю медицинскую технику, которая необходима.
– Вы считаете, что нам стоит полностью отказаться от иностранных производителей и предложения из-за рубежа не рассматривать?
– Конечно же рассматривать! Обязательно должна быть конкуренция. Без конкуренции рыночная система не работает. Речь идет о том, чтобы возродить на новом уровне прежнюю систему, которая существовала в СССР и ориентировалась на отечественную технику. Например, в апреле 1989 года наше научно-производственное объединение заключило контракт с американской компанией Johnson & Johnson на разработку сшивающих аппаратов для эндоскопической хирургии. Мы почти 2,5 года работали. Они нам давали техническое задание, по которому мы разрабатывали действующий экспериментальный образец, они принимали его, оплачивали нашу работу. В результате мы создали, пожалуй, первый в мире сшивающий аппарат для эндоскопической хирургии, который был американцами принят и запущен в производство.
– А производителем его кто был записан: Россия или Америка?
– Америка.
– То есть вы, грубо говоря, выполнили их заказ?
– Да, но благодаря этому нам удалось уже в 1991 году во Втором государственном медицинском университете у В.Ярыгина создать учебный центр по эндоскопической хирургии (он и сейчас существует). И американцы согласились поставить оборудование для обучения.
Надо сотрудничать! Но не рассчитывать на то, что мы только зарубежным оборудованием будем жить. Не стоит забывать, что мы можем быть коллегами.
– Тогда, возвращаясь к проекту постановления, какой план ближайших действий вы бы предложили для решения поставленной задачи не во вред здоровью людей?
– Первое. Провести мониторинг списка медтехники иностранного производства по всем закупочным позициям. Назначить ответственную организацию, которая будет вести постоянный мониторинг медицинского оборудования, определять качество его работы и целесообразность закупки.
Второе. Наладить связь разработчиков медтехники с медиками. В Советском Союзе составлялось медико-техническое требование, в котором врач вместе с инженером определял, что именно заложить в прибор и под какую медицинскую технологию этот прибор делать. Новые направления также развивались совместными усилиями – врачей и ученых.
Третье. Передать закупки в ведение медицинских страховых компаний.
Четвертое. Восстановить в медучреждениях звено инженеров. На всех операциях должны присутствовать специалисты, непосредственно участвующие в эксплуатации техники. К слову, инженеров этой специализации только в Бауманке ежегодно выпускает целый факультет биомедицинской техники – более 150 человек, а еще готовят такие кадры МИФИ, Физтех, некоторые другие… То есть необходимые специалисты есть.
Пятое. Упорядочить правила составления конкурсной документации – в техническом задании должна быть обозначена только функция изделия.
Шестое. Создать условия для развития малого и среднего бизнеса, занимающегося разработкой и производством медицинской техники, привлекать к этому производству и вузы, и оборонный комплекс.
Седьмое. Уделить самое серьезное внимание вопросам метрологии, единству измерений, особенно в изделиях для медицины, так как неудовлетворительное ее состояние трагично сказывается на медицинской помощи больным.
На вопрос, какая нам нужна медицинская техника – отечественная или иностранная, ответ может быть только такой: отечественная, если ее эффективность сопоставима с эффективностью импортной.

Беседу вела
Александра АВЕНБЕРГ
Фото автора

Нет комментариев