Поиск - новости науки и техники

Готов к труду? Престиж профессионализма – в основе всего.

За последние месяцы внимание россиян всерьез притягивали две темы: ситуация на Украине и Олимпиада. Первая уже несколько месяцев держит людей в постоянной тревоге, вторая позволила ощутить гордость за свою страну, сумевшую провести на высоком уровне такие серьезные международные спортивные соревнования. Что дальше – футбольный чемпионат? Нет, предлагаю тему спортивного профессионализма расширить до профессионализма вообще.
Почти два года назад Россия вступила в движение WorldSkills International (WSI), с 1946 года организующее международные олимпиады по профессиям среди молодежи. Россия стала 60-й страной, присоединившейся к этим состязаниям, и, приняв участие, по ряду позиций оказалась не в самом конце соревнующихся. Лучше российская сборная выступила по мехатронике, системному администрированию, веб-дизайну. Хотя в традициях WSI новичок всегда на последнем месте среди стран, давно участвующих в олимпийском чемпионате профессий. Почему?
На эту тему рассуждает ректор Московского государственного индустриального университета (МГИУ) Валерий КОШКИН.

– Нужно знать стандарты, действующие в WSI, иметь опыт их практического применения, обеспечивать согласованность в действиях организаций сферы образования, промышленных компаний и других структур, заинтересованных в компетентных специалистах соответствующих профилей, – объясняет Валерий Иванович. – На мировых чемпионатах представлены лучшие национальные команды. В основном это команды колледжей, оснащенных самым современным оборудованием. Студенты в ходе учебного процесса осваивают те технологии, то оборудование, которые, во-первых, задействованы на чемпионатах и, во-вторых, применяются на современном производстве. Вступление в WSI – процесс многоэтапный, требующий консолидации инициативы желающих участвовать и административного ресурса для поддержки этого начинания. Сейчас к числу сторонников развития WSI в нашей стране относятся не только Минобр­науки, Агентство стратегических инициатив, но и губернаторы большинства субъектов Федерации. Объяснение этому лежит на поверхности: России остро не хватает квалифицированных кадров – как рабочих, так и инженерных. Растет понимание того, что ей нужна сильная промышленность, а она требует квалифицированных работников. На повестке дня стоят подготовка кадров для нового индустриального рывка и укрепление производственной базы. О необходимости реиндустриализации сегодня говорят на самом высоком уровне.
– Разве? Вице-премьер Д.Рогозин говорит о необходимости прыжка из четвертого технологического уклада, в котором мы пребываем, в шестой. Как бы минуя пятый, к которому можно отнести только 10% имеющейся у нас промышленности (для справки: в США – 60%). Постановка подобных задач – рывок через технологические уклады – напоминает прыжки через пропасть. Может, лучше мостик подвесить? Пусть шаткий, а то вместо прыжка в постиндустриальное общество скакнем… в никуда.
– Реиндустриализация должна проводиться поэтапно с учетом существующих реалий, но это не значит, что следует обязательно повторять полностью путь, пройденный другими, нужно двигаться быстрее, опираясь на имеющийся опыт. Это индустриализация на основе современных достижений в области управления производством, технического и технологического обеспечения. Меняются принципы организации производства. Информационные технологии увеличивают скорости всех процессов, повышают их согласованность и эффективность на всех этапах. Эксперты сходятся во мнении, что в ближайшей перспективе выпуск товаров массового потребления, как и средств их производства, будет вестись цифровыми фабриками с использованием аддитивных технологий, что позволит максимально приспособить изделие под потребности покупателя. В средствах массовой информации все больше появляется материалов на эту тему. Рассказывают, как работают принтеры по изготовлению запчастей для замены костей в человеческом скелете, черепе, как принтер печатает автоматы… Это реальность, но пока редкая. Массовой она станет, когда в результате реиндустриализации произойдет модернизации среды, в которой учатся студенты и работают выпускники технических вузов.
– А кто займется реиндустриализацией? По данным статистики, российским предприятиям даже для работы на имеющемся оборудовании остро не хватает квалифицированных инженеров.
– Это проблема не только российская. Прошлым летом Майкл Барбер в своей нашумевшей публикации “Накануне схода лавины: высшее образование и грядущая революция” привел такие данные: в 2011 году 25% выпускников университетов Великобритании были безработными, в США почти 300 тысяч свежеиспеченных магистров пользовались льготными талонами на продукты. Германия тоже испытывает дефицит инженеров, специалистов по ИT-технологиям, математиков. По материалам Института немецкой экономики, в 2013 году незанятыми осталась 121 тысяча таких вакансий, даже с высокой заработной платой – в индустрии Германии она достигает 5400 евро в месяц. У специалистов по информатике и вычислительной технике зарплата еще выше…
– Нонсенс: кадры есть, а работодатели их не берут. Чего им не хватает в молодежи – знаний или способности их применять?
– Опыта. Опыта применять полученные знания. Отсутствие необходимых практических навыков у выпускников вузов приводит к проблемам их трудо­устройства с достойным уровнем заработной платы и перспективой карьерного роста, даже при наличии на предприятиях соответствующих вакансий и готовности платить за квалифицированный труд. В результате значительная часть выпускников в поисках удовлетворительной заработной платы находит работу не по специальности, а промышленные предприятия испытывают дефицит квалифицированных кадров. Российский и мировой опыт свидетельствует о том, что лучшей моделью для решения этих задач является профессионально-интегрированное образование – кооперация вузов и предприятий в целевой подготовке кадров. Убедительным подтверждением этого является рейтинг вузов, представленный в декабре 2013 года рейтинговым агентством “Эксперт”. Он строился на главном показателе – числе выпускников вузов, приглашенных на работу ведущими мировыми компаниями. Были выбраны 234 зарубежных вуза, находящихся на вершинах мировых рейтингов, 50 российских вузов и 30 компаний, широко представленных в России и входящих в список лучших работодателей мира. Мы провели анализ первых 30 позиций в рейтинге. Оказалось, что 20 из первых 30 вузов реализуют программы профессионально-интегрированного (кооперированного) образования. 19 вузов США и один Германии. В Америке вообще треть вузов реализуют частично или полностью образовательные программы в формате кооперированного образования.
– В отечественном понимании – заводы-втузы?
– Принципиально да, но с учетом новых экономических реалий, образовательных и производственных технологий. Смысл – в крепкой связи учебного заведения и производства, для которого готовятся специалисты разного уровня: от рабочего до инженера. В Америке кооперированное образование существует с 1906 года. В 1983 году была создан Всемирный совет кооперированного образования. С 1991 года эта структура действует под именем The World Association for Cooperative Education (WACE) – Всемирная ассоциация кооперированного образования. МГИУ вступил в WACE в конце прошлого года. Кстати, наш вуз в этом мощном движении не чувствует себя новичком. У нас практическая деятельность студента на предприятии, в фирме включена в образовательную программу и является частью учебного плана. Без такой реальной работы – с трудовой книжкой, полной рабочей неделей, с зарплатой, а порой и с дополнительной стипендией от работодателя – диплом МГИУ не получишь. Например, в кабинете гендиректора НПЦ автоматики и приборостроения им. академика Н.А.Пилюгина Ефима Леонидовича Межирицкого в начале каждого семестра проходит назначение целевых стипендий нашим студентам. Кроме руководства НПЦ в этом мероприятии принимают участие представители университета, студенты, которые претендуют на эту стипендию, их наставники. Обсуждают, как у студентов идут дела, есть ли прок от них предприятию, кто достоин поощрения, кстати, вполне заметного – 8 тысяч рублей в месяц. Вместе с академической стипендией да зарплатой набирается тысяч 30-40. Неплохо для молодого человека, не закончившего вуз.
 – Так эти кадры и займутся реиндустриализацией? Разве можно выучить будущего специалиста на предприятиях, давно не обновлявших оборудование, технологии?..
– Политика нашего вуза – с устаревшими предприятиями дела не иметь, договоры о совместной деятельности подписывать только с теми, где есть реальная инженерная работа, где четко формулируют, какими компетенциями должен обладать специалист, чтобы его приняли в штат…
Взаимодействие со специалистами предприятий создает условия для обеспечения актуальности образовательных программ. Нам приходится вносить изменения в программы обучения, закупать специальное оборудование, чтобы к моменту прихода на предприятие студенты старших курсов и тем более выпускники знали технологии и технику, которые использует предприятие. Второе – мы договорились, что на всех этапах инженерной подготовки работу со студентами курирует крупный специалист предприятия – главный инженер, главный металлург, главный технолог, начальник цеха и т.д. Это дает хороший результат. В идеале вообще нужен третий участник подготовки – вендер, то есть производитель современного оборудования мирового уровня.
– Как его найти – самого подходящего для решения вашей задачи?
– Надо общаться с производством мирового уровня. К кому-то направляем преподавателей на стажировки, с кем-то, как, например, с немецкой фирмой HEIDENHAIN, создаем сертифицированные центры подготовки. В таких центрах можно вести и повышение квалификации. Обычно в подготовку студентов по основным программам производитель оборудования не готов вкладывать средства, а вот в повышение квалификации… Тут он предполагает, что его новая техника может заинтересовать производство.
Третий путь – региональные, национальные и мировые чемпионаты в рамках WorldSkills International. По сути – это олимпийские соревнования мастеров своего дела по десяткам специальностей. От глобализации никуда не деться ни в социальных процессах, ни в науке, ни в индустрии. Это раньше эксперты были носителями традиций, а теперь их компетенции, навыки, интуиция – залог выбора верного пути развития. Чтобы на чемпионате WSI понимать, за счет чего может быть достигнута победа, чтобы самим достойно участвовать, надо учиться и учиться. Мы направляем на чемпионаты наших студентов и экспертов, для того чтобы быстро вписаться в это международное движение.
– Так кто больше от WorldSkills получает – преподаватели или студенты?
– Подготовка кадров в целом. Например, в конце мая в Казани состоится Национальный чемпионат WS Russia. Наш вуз готовит к отборочному туру несколько команд. Подготовка к соревнованиям и участие в чемпионатах – командная работа студентов и их наставников. В МГИУ наиболее активные эксперты – молодые, но уже опытные преподаватели. Возглавляет группу экспертов Илья Вольнов, и.о. заведующего кафедрой литья, выпускник Бауманки. Он шесть лет работал в университетах Германии и вот вернулся, пришел в МГИУ. У него энтузиазма столько, сколько компетенций, он у нас на добровольных началах взялся готовить участников чемпионата WorldSkills. Причем настаивает, что надо еще Kid Skills как можно шире развивать. Коллеги с ним солидарны.
– Для детей?
– Вуз постоянно с подростками работает, у нас полсотни школ в партнерах. Подросток, разумно ориентированный в будущей профессии, может начать приобретать навыки со школьной скамьи. Важно заметить талант! Олимпиады по истории – хорошо, а чем хуже олимпиады по программированию роботов? В прошлом году мы запустили проект “Индустриальный парк” – летний лагерь в Анапе для школьников и осенний – для учащихся техникумов. Вывезли туда несколько лабораторий-мастерских: с картингами, комплектами для сбора и программирования роботов, станок с ЧПУ, кстати, разработанный молодыми преподавателями МГИУ, которые теперь включились в проект WorldSkills. Нашим партнером выступил Воронежский госуниверситет, в лагерь доставили несколько лабораторий, например, под названием “Черное море” – для изучения биоресурсов акватории. Словом, набрался десяток площадок, школьники успевали поучаствовать в работе трех-четырех. Методисты помогали им собирать роботов, осваивать компьютерные программы, устраивать состязания, чей робот лучше танцует, удачнее проходит маршрут. Это ведь результат программирования. Ребята занимались с упоением, трудились с энтузиазмом. В этом году продолжим. Из таких увлеченных детей потом вырастут наши абитуриенты, а из студентов – профессионалы. К тому же дети подружились, до сих пор общаются, встречаются. Нестандартный отдых, сочетающийся с работой, познанием техники. Уверен, что именно из таких детей вырастут победители WSI.
– Выходит, стране нужна реиндустриализация на основе цифровых технологий? Но где они?
– Уже входят в нашу жизнь. Потому развитым странам требуются программисты, способные разработку в любой области перевести в компьютерный код. И нужны техники, которые могут управлять современным оборудованием, обслуживать его. Нам нужны мастера своего дела. Но если для выпускника среднего профобразования уровень мастера – высший пилотаж, то прикладной бакалавр из технического вуза с этого места стартует. Значит, мастер нам нужен по квалификации, чтобы, поднимая для себя планку развития все выше, человек не упирался в глухую стену. Идея WorldSkills хороша тем, что ориентирована на общемировое развитие и признание разных поколений, разных стран. В этом она поистине олимпийская. Пьедестал победителя – хорошо, но важнее – достижения готовившей его команды экспертов. Они распространяют компетенции на мировом уровне, обеспечивают системный глобальный эффект, для которого границ не существует, и способствуют совершенствованию наших внутренних российских образовательных стандартов. И еще это зрелищно. Ведь профессию выбирают, глядя, как работают лучшие.

Беседовала Елизавета ПОНАРИНА
Фото Николая Степаненкова

Нет комментариев