Поиск - новости науки и техники

А крысы как люди

Гормон привязанности может вызвать и агрессию

Эксперименты по доместикации (одомашниванию) животных в Институте цитологии и генетики ведутся давно: в фильме, снятом Западно-Сибирской студией кинохроники еще в 1976 году, стайка ручных хорьков бежит за академиком Дмитрием Беляевым, как за вожаком. На сегодняшний день созданы три модели доместицированных животных: лисицы, норки и серые крысы. Последним пришлось стать участниками исследования, цель которого – найти механизмы подавления агрессии в лечении различных нервных расстройств.
– Уровень агрессии у человека в организме регулируется комплексом механизмов, важную роль играют гормоны. В настоящее время большой интерес вызывает окситоцин – нейропептид и пептидный гормон гипоталамуса. Раньше считалось, что он влияет только на материнское поведение, но в последнее время появились данные о связи окситоцина и социального поведения, – комментирует младший научный сотрудник ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН» (ИЦИГ РАН) Римма Кожемякина.
Окситоцин еще называют гормоном привязанности – его уровень повышается у женщин при родах и во время грудного вскармливания. Ученые неоднократно высказывали предположение, что окситоцин может снижать тревожность, воздействуя на области головного мозга, отвечающие за поведение. Однако в 2016 году были опубликованы результаты исследования, проведенного специалистами Университета Хайфы (Израиль), где приводятся доказательства того, что введение окситоцина человеку в некоторых случаях может провоцировать агрессивное поведение.
Сибирские генетики с помощью гранта РФФИ решили разобраться в ситуации, используя две линии серых крыс – ручных и агрессивных. Благо, в ИЦиГ РАН выведены уже 96 поколений этих зверьков.
Исследование проводилось на самцах: десяти агрессивным и десяти ручным животным на кожу около ноздрей наносили препарат окситоцина, еще два десятка крыс той и другой линии были в контрольной группе. Поведение оценивали с помощью теста «хозяин – чужак» (resident – intruder). К крысе-резиденту, прожившей в клетке неделю, подсаживали другого самца (intruder в переводе с английского – «незваный гость»). В контрольной группе агрессивные крысы-резиденты вели себя ожидаемо: не только распушали шерсть, визуально увеличивая свои размеры, но также вставали на задние лапы, атаковали пришельца, опрокидывали его на спину и били задними лапами. Ручные крысы проявляли демонстративное поведение: распушались и принимали так называемые боковые позы угрозы – теснили чужака в угол клетки, не вступая в драку.
Сначала животным делалась однократная аппликация окситоцина. Затем гормон вводился пять дней в сниженной концентрации. Разовое введение окситоцина не повлияло на ручных крыс, а у агрессивных увеличилось «время раздумий», перед тем как они начинали атаковать чужака. При многократном введении эффект оказался еще более выраженным. У злых животных суммарное время проявления агрессивного поведения по отношению к чужаку снижалось до уровня ручных контрольных крыс. Что интересно, у их прирученных собратьев наблюдался противоположный эффект – агрессивное поведение стало длиться дольше, достигнув той же продолжительности, что и у контрольной группы агрессивных.
Таким образом, результаты исследования сибиряков, опубликованные в Physiology&Behavior и «Науке в Сибири», подтверждают неоднозначное влияние окситоцина на подопытных животных, что совпадает с данными о воздействии этого нейропептида на человека. Почему гормон привязанности озлобил ручных крыс, еще предстоит разобраться.

Ольга КОЛЕСОВА

Нет комментариев