Поиск - новости науки и техники

Эффекты поддержки

Могут ли фонды обеспечить успех научной дипломатии?

Тема научной дипломатии вновь привлекла внимание ученых и политиков. Важные инициативы в этой области предложены Российским фондом фундаментальных исследований, в частности, в рамках Глобального исследовательского совета – ГИС (Global Research Сouncil), объединяющего ведущие научные фонды мира. Со времени прошедшего в мае 2018 года в Москве общего собрания ГИС эта тема остается в повестке влиятельной международной научной организации. По просьбе «Поиска» начальник информационно-аналитического отдела РФФИ Александр ШАРОВ объяснил важность инициатив фонда, а также раскрыл другие аспекты научной дипломатии в современном мире.
– Александр Николаевич, почему РФФИ так активно включился в обсуждение вопросов научной дипломатии?
– Научная дипломатия обычно ассоциируется с учеными и дипломатами. Однако практика доказывает и демонстрирует наличие многих других «нетрадиционных» участников, которые могут особым образом, часто за спиной основных игроков, влиять на результаты научной дипломатии. Важно признать эту реальность и предоставить этим участникам право внести свой вклад и действовать для достижения необходимых результатов. В их круг обычно входят организации и учреждения, не относящиеся непосредственно к правительственной и научной сферам, но обладающие возможностью эффективно участвовать в научно-дипломатической практике. Эти организации имеют возможность продемонстрировать свое понимание научной дипломатии и использовать свой, часто уникальный опыт деятельности в тех областях, которые могут быть критически важными для конечного успеха.
– Как я понимаю, речь идет о научных фондах?
– Финансирующие науку учреждения определенно заслуживают внимания в качестве таких «нетрадиционных» участников, занимая среди них едва ли не ключевое место благодаря тому, что они эффективно поддерживают и координируют все виды исследований, проводимых в рамках научной дипломатии. Это относится к ее разным уровням – от национального и регионального до глобального – и требует использования дополнительных механизмов управления и координации сотрудничества всех заинтересованных сторон. Включившись в механизм такого взаимодействия, что гораздо проще и естественнее в случае с государственными научными фондами, такого рода участники могли бы быть ценными переговорщиками, стратегами, инвесторами, аналитиками, советниками и посредниками. Им доступны многие практические возможности – как каждому по отдельности, так и во взаимодействии друг с другом на региональном и глобальном уровнях, в частности, в рамках Глобального исследовательского совета. Содействие их вовлечению в теорию и практику научной дипломатии протекает непросто, но проработанные меры в этом направлении обещают долгосрочную выгоду.
– Какие инструменты влияния на научную дипломатию есть в распоряжении научных фондов?
– Инициативы, стимулирующие обращение к методам научной дипломатии, осуществляются с помощью ряда механизмов, таких как контакты между отдельными учеными, их международное сотрудничество и кооперация, сотрудничество между академиями наук, также предназначенных регулировать и координировать программы финансирования научных исследований. Большинство из осуществляемых фондами разных стран государственных программ поддержки международных исследований отвечает интересам научной дипломатии.
– Каким образом?
– В Великобритании, например, они осуществляются на средства исследовательских советов и Британского совета. В Испании содействие научной дипломатии объявлено национальной программой, частично финансируемой Национальным исследовательским советом. Национальный исследовательский фонд ЮАР совместно с двумя ведущими канадскими фондами финансирует пятилетнюю программу развития научного сотрудничества 17 африканских стран, за что был отмечен в 2017 году специальной наградой за достижения в области научной дипломатии, присуждаемой Американской ассоциацией развития науки (AAAS). Два ведущих научных фонда Японии – Общество содействия науке (JSPS) и Научно-техническое агентство (JST) – реализуют целый ряд программ, направленных на содействие научному сотрудничеству стран АТР. В Бразилии Исследовательский фонд Сан-Пауло в прошлом году начал свою программу под названием «Школа передовой науки в научной дипломатии». Национальное научное общество Нидерландов учредило специальный Фонд научной дипломатии, который начнет функционировать уже в этом году. В рамках программы научного сотрудничества стран ЕС «Горизонт 2020» из трех финансируемых по их линии проектов, посвященных научной дипломатии, сформирован так называемый Кластер европейской научной дипломатии.
– Какие новые инициативы в этой области предлагает РФФИ?
– Что касается РФФИ, то его усилия пока сводились к расширению круга партнеров за рубежом, таких же научных фондов, в сотрудничестве с которыми удалось за последние 10 лет в три раза увеличить число регулярно финансируемых международных исследовательских проектов (свыше тысячи только в 2019 год), как двусторонних, так и многосторонних. К усилиям Фонда по развитию и укреплению тесных связей отечественных исследователей с их зарубежными коллегами относятся такие акции, как инициирование и создание Евразийской ассоциации поддержки фундаментальных исследований, присоединение к программе научно-технического сотрудничества стран-членов БРИКС и выполнение функций секретариата ежегодно проводимого в рамках этой программы конкурса многосторонних исследовательских проектов. В ноябре 2018 года в Москве, на базе Института океанографии РАН, по инициативе и на средства Российского фонда фундаментальных исследований был проведен круглый стол с участием представителей прикаспийских государств под девизом «Соседи по исследованиям», посвященный изучению Каспия. В августе 2019 года РФФИ организовал и профинансировал проведение на базе ДВФУ Дней науки для соседей по исследованиям из дальневосточных стран, на открытии которых речь шла непосредственно о практике научной дипломатии в данном регионе.
– Мы помним также с успехом прошедшее в 2018 году в Москве заседание Глобального исследовательского совета, организованное РФФИ.
– Верно. В рамках своего участия в ГИС РФФИ инициировал обсуждение роли и вклада этого влиятельного объединения руководителей научных фондов более чем из 60 стран в современную научную дипломатию. Плодотворная дискуссия прошла в мае 2018 года на площадке годового собрания ГИС в Москве, хозяином которого был РФФИ. Непосредственным результатом постановки такого вопроса стало принятие документа, подводящего итоги состоявшейся дискуссии и оставляющего открытой возможность ее продолжения в дальнейшем.
– Почему площадка ГИС так важна в привязке к теме научной дипломатии?
– Современный мир неизбежно сталкивается с растущим числом проблем двусторонних межгосударственных отношений, а также регионального и глобального масштабов, выходящих за пределы национальных границ. Эти проблемы и вызовы требуют участия национальных организаций финансирования науки в коллективных усилиях посредством научной дипломатии всех уровней. Хватит места и для вклада ГИС в решение проблем, соответствующих глобальному измерению этого неформального объединения влиятельных в своих странах руководителей государственных научных фондов с бюджетами в сотни миллионов и даже миллиарды долларов. Фонды способны заниматься деликатными вопросами транслирования результатов исследований для использования в политике, в том числе внешней, благодаря особому месту возглавляемых ими организаций в научном сообществе своих стран и за рубежом, их финансовому влиянию, трансформируемому в политическое. Они организуют ознакомление с результатами чисто научных исследований не только научной общественности, но и политиков, государственных чиновников, в том числе курирующих внешнюю политику. Нельзя игнорировать тот факт, что многие зарубежные фонды в значительной степени контролируют национальные научные системы, поддерживая исследования, заказанные государством. Обеспечивая объединение научных фондов на региональном и глобальном уровне, ГИС по существу проводит деидеологизированные акции, отвечающие задачам региональной и глобальной дипломатии. Объяснением этой роли ГИС служит формулировка цели его создания, которая сводится, в частности, к «изучению механизмов поддержки глобальной науки и всемирного сообщества исследователей».
– На московской встрече научных фондов были приняты конкретные решения в области научной дипломатии. Удается ли их реализовать?
– Дипломатия, в том числе научная, развивается планомерно. Принятый годовым собранием Глобального исследовательского совета в Москве документ «Научная дипломатия: роль исследовательских советов и Глобального исследовательского совета» определяет принципы и подходы к пониманию этой роли. А в утвержденном на годовом собрании ГИС, прошедшем в Сан-Пауло (Бразилия) в 2019 году, итоговом документе «Отвечать ожидаемым социально-экономическим результатам финансируемых фондами исследований» речь идет о различных результатах, в том числе о широкой интерпретации социальных последствий для национального развития в условиях современного мира, включая внешнюю политику. Даже темы, предложенные для обсуждения на очередной глобальной встрече научных фондов в мае следующего года, которая пройдет в Дурбане (ЮАР), могут рассматриваться в увязке с научной дипломатией. В частности, такие, как «Доверие к науке со стороны политиков», а также «Исследования, ориентированные на решение региональных и глобальных проблем». РФФИ предложено организовать в рамках программы собрания ГИС в Дурбане круглый стол, посвященный продолжению дискуссии, состоявшейся два года тому назад в Москве.
– Получается, что фонды, поддерживающие фундаментальную науку, могут повлиять и на успех научной дипломатии?
– Финансирование исследований обычно мотивировано убеждением, что успехи науки способствуют решению любых конкретных проблем и вызовов. Однако мы еще в неполной мере понимаем, какова взаимосвязь между финансированием научных исследований, производством научных знаний и воздействием этих знаний на научную дипломатию. Обсуждение этих взаимосвязей, начатое в мае 2018 года в Москве по инициативе РФФИ, положило начало процессу их познания, который должен быть продолжен, чтобы правильно и точно определить вклад научных фондов в развитие современной научной дипломатии.

Светлана БЕЛЯЕВА

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2