Поиск - новости науки и техники

И бетон, и цифра

Реальное и виртуальное образование вполне совместимы

Из множества критериев успешности современных университетов эксперты выводят интегральный – готовность к трансформации в интенсивно меняющемся мире. Одним из инструментов перемен стало онлайн-образование, бурный рост которого бросает вызов традиционным университетам. Понадобятся ли они в обозримом будущем, когда любые лекции и практикумы станут доступны в Интернете? Участники сессии «Российское образование. Глобальная конкурентоспособность и экспортный потенциал» Петербургского международного экономического форума обсудили и такую альтернативу, заключив, что онлайн-программы не заменят традиционное образование. По крайней мере, пока.
Министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков очертил границы образовательного рынка. В мире примерно 20 тысяч университетов, из них в публичных рейтингах представлены около полутора тысяч. России есть чем гордиться: 48 наших университетов присутствуют в первой тысяче, ряд образовательных программ входят в первую «двадцатку», что, безусловно, служит внешней независимой оценкой их качества. А если мы способны предложить глобальному рынку качественную услугу, значит, работаем в целом неплохо.
Конкурировать на международной образовательной арене можно по-разному. Принимать на обучение иностранных студентов. Экспортировать образование онлайн. Поставлять отечественных молодых специалистов для экономик других стран (пресловутую утечку умов никто не отменял). Гораздо сложнее убедить иностранных выпускников остаться работать в стране, где они получили образование.
Пример отношения к иностранным студентам подает Китай – «самое выбираемое для обучения азиатское государство» – этой формулировкой блеснул председатель Китайской ассоциации по международному обмену в области образования Лю Лиминь. Так, в прошлом году 63 тысячи из 492 тысяч иностранных студентов, обучающихся в Китае, получили гранты от правительства страны. Вероятно, впечатленные этой заботой 90% из них хотят подготовить и защитить диссертации в Китае.
В Европе – тот же тренд. Как рассказал мэр итальянской Генуи Марко Буччи, в городе из 660 тысяч жителей 40 тысяч – студенты, т.е. всего лишь 6% населения, зато 40% из них приехали из других городов и стран. Но, что самое важное, 60% по окончании учебы остаются в Италии.
Залог глобальной успешности не только качественные образовательные программы, но и комфортные условия проживания учащихся. В общагу иностранец не поедет. Поэтому на сессии много и подробно говорилось о кампусах. Они – второй дом для студента, экосистема, которую в идеале формирует он сам, и в то же время элемент городской среды, драйвер развития агломераций. После увлекательного рассказа губернатора Пермского края Максима Решетникова о строительстве продвинутого кампуса в Перми обозначилась даже коллизия: бетон или цифра – в какую сферу инвестировать прежде всего, с учетом сохраняющегося недофинансирования образования? Но участники дискуссии сошлись на том, что дилемма «или, или» тут неуместна.
Ректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Ярослав Кузьминов четко обозначил статус онлайн-программ: они – необходимое дополнение традиционного образования. Причем есть сектор образования, в котором онлайн призван полностью заменить офлайн, заочное.
В России треть всех студентов – заочники. Так что подключение их к онлайн-курсам ведущих университетов станет серьезной инвестицией в качество образования этого контингента.
Именно НИУ ВШЭ одним из первых стал разрабатывать и привлекать партнерские онлайн-программы. «Вышка» сегодня использует 443 онлайн-курса, из них только 111 – собственные, 300 – англоязычные, от ведущих мировых университетов, есть и сетевые договоры по обмену курсами с российскими вузами. Характерно, что онлайн, интегрируясь с формальной системой образования, выступает своеобразным «цифровым бетоном» межвузовской кооперации. Та же «Вышка» взаимодействует с 27 партнерами по использованию 44 своих онлайн-курсов, дистанционно обучает уже порядка 8 тысяч студентов других университетов. Сделан и следующий шаг – к дистанционной защите диссертаций. На крупнейших мировых платформах уже представлены 47 программ full degree. Высшая школа экономики предложила платформе Coursera две такие программы, одна из которых была одобрена.
Я.Кузьминов призвал не фетишизировать онлайн, не создавать вокруг него мифов. Он объясняет профессорам своего вуза: со студентами, слушавшими вас или ваших коллег онлайн, можно по-прежнему общаться в формате обычных лекций или семинаров, закрепляя пройденный материал. Это так называемое blended learning – смешанное обучение, характерное для эпохи трансформации традиционных университетов, важное для России направление, позволяющее конкурировать с системами образования, которые лучше обеспечены ресурсами, нежели российская. Согласно приведенным им данным, в первой «пятерке» наших вузов по числу программ, размещенных на Coursera, – НИУ ВШЭ (50 программ на русском и 42 на английском), МФТИ, СПбГУ, ТГУ, МИФИ. На Национальной платформе открытого образования, учрежденной ведущими российскими университетами, в лидерах по числу программ – НИУ ВШЭ, СПбГУ, СПбПУ Петра Великого, ИТМО, МГУ.
Ректор упомянутого в этом перечне Томского государственного университета Эдуард Галажинский подчеркнул, что формирование личности возможно лишь при живом участии другой личности, работе «глаза в глаза» и сотворчестве. Такое общение дорогого стоит. Наверное, в этом смысле было замечено, что «цифровые сервисы – это услуги для бедных». Что ж, для Coursera, ЕdX, «Академии Хана» (Khan Academy) и других платформ, предоставляющих бесплатные онлайн-курсы престижных университетов по гуманному принципу «всюду и для каждого», это справедливо. Но недаром модератор сессии, член совета директоров Ассоциации содействия развитию Московской школы управления «Сколково» Наталья Тимакова упомянула проект дистанционного обучения «Минерва» (Minerva Project). Это ведь уже не просто стандартные лекции, записанные на видео, а попытка переформатировать образование под будущую элиту общества. Основатель проекта Бен Нельсон провозгласил и реализует намерение построить «виртуальный Гарвард» для талантливых мотивированных студентов, которые учатся вместе, переезжая из города в город и общаясь с профессорами исключительно дистанционно, где бы те ни находились. Причем такое обучение в разы дешевле, чем в классическом университете.
В любом случае считать новый тип преподавания неполноценным, суррогатным опрометчиво хотя бы потому, что он развивается, а традиционный уже сформировался.
Министр науки и высшего образования М.Котюков расставил акценты: онлайн-образование – благо, но без мотивирующего студента общения с преподавателем процесс передачи и закрепления знаний невозможен. Разговор был продолжен в кулуарах форума. «Я не готов согласиться с тем, что онлайн-образование – петля на шее традиционного образования, – сказал министр «Эху Москвы». – Это вызов, а значит, и возможность. Онлайн-компонент может существенно дополнить и повысить качество образовательной программы, но не может полностью заменить живое общение студента и преподавателя». Он отметил, что в рамках большинства учебных программ невозможно исключить встречи студентов и преподавателей, а также обращение к техническому оборудованию.
Итак, сегодня цифра – дополнение к бетону. Но что произойдет через 10-15 лет, когда основанные на цифровых технологиях виртуальная и дополненная реальность, искусственный интеллект будут создавать индивидуальную образовательную среду для каждого человека?

Аркадий Соснов. Фото ИТАР ТАСС

Нет комментариев