Поиск - новости науки и техники

Какие ваши годы?

Ректоров и руководителей НИИ просят предъявить паспорт

На церемонии открытия памятника нобелевскому лауреату академику Жоресу Алферову в стенах созданного им Академического университета вспоминали и те плодотворные годы (1987-2003), когда он возглавлял Физико-технический институт им. А.Ф.Иоффе РАН. Директором-долгожителем (1967-1987) был и его предшественник и учитель академик Владимир Тучкевич, заступивший на этот пост в 62 года. Последние без малого 15 лет главой Физтеха был ученик Жореса Алферова академик, член Президиума РАН Андрей Забродский. Ныне в ведущем физическом институте страны директора нет, хотя выборы были объявлены еще в декабре 2017-го. Его обязанности выполняет второй по счету врио: первый достиг 65 лет – предельного, согласно вступившей в силу в 2015 году норме Трудового кодекса РФ, возраста пребывания в должности ректора вуза или руководителя научной организации.
С принятием этой нормы активно пошел процесс смены ректорско-директорских поколений. Встречаешь руководителя, который, казалось, еще вчера делился громадьем планов, спрашиваешь, как дела, а он сообщает: «Так я уже не при делах». Академик Владимир Шевченко, 20 лет возглавлявший Институт химии силикатов РАН, посетовал, что подчас директорские посты замещаются поспешно, так называемыми эффективными менеджерами или вовсе случайными людьми. Хотя есть и позитивные примеры, скажем, 46-летний Сергей Кривовичев, потомственный геолог, минералог и кристаллохимик, возглавивший Кольский научный центр РАН.
Ситуация обсуждается в научно-образовательном сообществе, ее проанализировали в Санкт-Петербургском научном центре РАН. Там резонно полагают, что именно к 60-65 годам жизни лидера формируется самостоятельная научная или научно-педагогическая школа, способная обеспечить наибольший эффект как для конкретного учреждения, так и для государства в целом. Как отметил главный ученый секретарь СПбНЦ РАН доктор экономических наук профессор Григорий Двас, положение усугубляется тем, что аналогичные ограничения установлены и в отношении проректоров вузов и заместителей руководителей научных организаций, а предусмотренная Трудовым кодексом норма о возможности продления срока пребывания в должности до 70 лет на практике не работает.
Председатель Совета ректоров вузов Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ректор Университета промышленных технологий и дизайна профессор Алексей Демидов признает: формальная оценка состоятельности руководителя в научно-образовательной сфере по возрастному параметру вызывает у его коллег вопросы. Предположим, вуз на подъеме, показатели растут, а ректору, достигшему 65-летней отметки, предлагают освободить пост для кого-то, кто не достиг этого порога. Другой пример: вуз прошел реорганизацию, стал, по сути, другим юридическим лицом, руководитель начинает налаживать управление новым образовательным комплексом, а ему говорят: ваше время вышло. Наверное, решением министерства ему можно продлить полномочия за пределы 65-летнего возраста.
Выступавший в молодости за школьные и студенческие футбольные команды А.Демидов напомнил коронную фразу легендарного советского тренера Валерия Лобановского: «Пока игрок забивает голы, я в его паспорт не заглядываю». Возрастной критерий не применяется по отношению к руководителям медицинских клиник – за их плечами огромный практический опыт, и пациенты стремятся на операцию именно к ним. Едва ли кто-то предпочтет более молодого, зато написавшего красивую программу развития специалиста. Многие командиры воинских подразделений, прошедшие горячие точки, руководят военными округами или воинскими частями, при этом их боевой опыт при назначении играет решающую роль. А вот наука и высшая школа порой почему-то считаются полигоном для экспериментов по омоложению кадров. Впрочем, правило не заглядывать в паспорт должно действовать в обе стороны: если «забиваешь голы» в науке, преподавании, инновационном бизнесе, то молодость не препятствие к занятию руководящих должностей. Для университета, убежден А.Демидов, одним из индикаторов пригодности для кандидата в ректоры должен быть реальный педагогический стаж. В его рассуждениях – «ничего личного»: сейчас ему – 53, ректором стал в 40, имея за плечами 16 лет преподавания и административный опыт в должности декана, заведующего кафедрой, директора департамента, проректора. Сегодня в его команде шесть проректоров, трое из которых – в диапазоне от 31 до 37 лет: найдено оптимальное сочетание молодости и опыта.
Характерно, что высокие результаты ведущих университетов, как правило, достигнуты под руководством ректоров, перешедших рубеж 60 лет. К примеру, возраст 5 из 7 ректоров в I группе победителей Проекта 5-100 превышает 60 лет. Возраст 14 из 20 руководителей топ-10 мировых университетов, по версии рейтинга Times Higher Education, также за 60. В исследованиях социолога Ольги Крыштановской «Ректоры России: сможет ли эта команда обеспечить научно-технологический прорыв?» была предпринята попытка отследить характеристики ректоров, которые способствовали повышению эффективности вуза. Их разделили на две условные группы – администраторы и ученые. Выяснилось, что высокие индексы цитируемости Хирша сопутствуют росту вуза в рейтинге RAEX с 2012 по 2017 год.
Как сказал генеральный директор Государственного Эрмитажа академик Михаил Пиотровский, «на фоне роста продолжительности жизни, повышения пенсионного возраста мы упорно строим страну по принципам меритократии, исходя из того, что людей должны оценивать по заслугам, результатам их деятельности. Поэтому возрастные пределы, которые существуют и еще усиливаются, являются типичным примером дискриминации по возрасту».
Проблема возрастных ограничений была затронута и на недавнем съезде Российского союза ректоров. В Совете Федерации создана рабочая группа по ее изучению. Заметим, что для федеральных судей и прокуроров, а также руководителей высшей группы должностей госслужбы предельный возраст продлен до 70 лет. Аналогичный законопроект подготовлен в МВД.

Аркадий СОСНОВ

Комментарий руководителя и врача

Александра КОНРАДИ, заместитель генерального директора
по научной работе НМИЦ им. В.А.Алмазова Минздрава РФ,
член-корреспондент РАН
  • Во всем должен быть здравый смысл. Если мы в стране справедливо подняли пенсионный возраст, то и к предельному возрасту руководителей вузов и научных организаций надо отнестись адекватно – хотя бы на пять лет его повысить. Но я бы предусмотрела возможность продления предельного возраста и до 75 лет – по согласованию с учредителем, по ходатайству коллектива и т.д. Зачем держать руководящую элиту вузов и НИИ в неведении и страхе, ведь в основном это люди в районе 60 лет, они должны видеть и личную перспективу, занимаясь стратегическим планированием, иначе теряют к нему интерес. Сегодня трудно сделать серьезную карьеру очень быстро, особенно у нас в медицине. Значимые дивиденды после многолетнего труда приходят к человеку после 50. При удачном стечении обстоятельств он попадает на руководящую должность лет в 55. И если мы будем таких людей отправлять в отставку уже в 65, то вряд ли они успеют много сделать для своих учреждений. Конечно, нельзя впадать в другую крайность: когда человеку сильно за 80 и он не уходит, организационно не справляется с происходящим, то должен быть легальный способ ограничить руководителя в абсолютизме власти.
    С медицинской точки зрения возрастная градация к деятельности руководителя вообще неприменима: процессы старения, как и любые другие изменения в организме, происходят сугубо индивидуально. Безусловно, есть виды деятельности, доступные только молодым, например решение задач по программированию, где требуется безумная скорость мыслительных процессов. Но в подавляющем большинстве случаев чем активнее человек работает головой, тем дольше его мозг остается сохранным. С возрастом происходит накопление знаний, опыта, интеллекта. Но рекомендуется осваивать новые функции, учить языки, например, чтобы противодействовать естественному снижению когнитивных способностей. Они тоже индивидуальны, зависят от факторов риска, которыми являются малоподвижный образ жизни, ведущий к ожирению, сахарному диабету, гипертонии, курение, не говоря уже об алкоголе. Даже стресс не ведет к снижению когнитивных функций. К несчастью, он способствует нарастанию риска смерти. Но, по данным медицинской статистики, инфаркты на руководящей работе обычно случаются до 65 лет, и, если уж человек этот рубеж благополучно преодолел, может уверенно смотреть в будущее.
    В целом нам нужно менять отношение к возрастным категориям, перестать смотреть на людей от 60 до 70 лет как на старых. Согласно мировой классификации, с 65 лет начинается пожилой возраст, а старость вступает в свои права с 80-85 лет. Почитайте литературу: во времена Пушкина человек в 45 лет считался стариком, а сегодня, в эпоху активного долголетия, продолжительность жизни словно растягивается, человек живет в среднем дольше, но и взросление наступает несколько позже. То, что в нашем социуме привычно называется «старостью», по мировым меркам скорее зрелость. А мы в ряде случаев вынуждены менять зрелого человека, имеющего творческий потенциал, управленческий опыт и академический багаж, на того, кто моложе, но совершенно не лучше. Конечно, должны быть мобильность и сменяемость кадров, при этом желательно, чтобы лидеры росли естественно, изнутри университетов, научных центров.

Нет комментариев