Поиск - новости науки и техники

Нет реинкарнациям конца?

Эксперты раскритиковали очередной проект Закона о науке

 По иронии судьбы у научно-образовательного сообщества появилась традиция – каждый год летом работать над очередной версией Закона о науке. Состоявшееся недавно заседание Экспертного совета по организации фундаментальных и прикладных научных исследований при Комитете по образованию и науке Государственной думы РФ было посвящено обсуждению «третьей реинкарнации» законопроекта. Так окрестил очередное детище Минобрнауки заместитель председателя комитета академик Геннадий Онищенко, курирующий работу совета, председателем которого является генеральный директор Всероссийского НИИ авиационных материалов академик Евгений Каблов.
В заседании приняли участие представители Российской академии наук, институтов РАН, Минобр­науки, государственных научных центров (ГНЦ), госкорпораций, институтов развития, ведущих университетов, научных фондов.
Открывая мероприятие, Геннадий Онищенко с гордостью сообщил: «Создается впечатление, что сегодня единственной площадкой, на которой системно обсуждается закон, является комитет Госдумы».
Евгений Каблов рассказал о том, как трансформировался с годами ныне действующий Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике» (№127-ФЗ). С момента принятия в 1996 году в него было внесено 35 поправок. В ходе этих преобразований нормативный акт, по словам академика Е.Каблова, постепенно утратил свое значение как системы правовых норм, направленных на развитие науки и поддержку ее государством. Так, в ходе корректировок, проведенных в 2005 году, из закона были исключены важные пункты о государственной аккредитации научно-исследовательских организаций, критериях отнесения учреждений к научной сфере, а также о налоговых льготах для исследовательских структур. Это был первый серьезный удар и по закону, и по науке, подчеркнул Евгений Николаевич. Позже последовали другие – в частности, редакции 2011 и 2013 годов, касающиеся статуса государственных академий наук, их функций и полномочий. Это привело к серьезному отклонению от первоначальной идеи закона.
Серьезным негативным фактором стало, по мнению Е.Каблова, изменение в 2005 году структуры федерального бюджета и упразднение раздела «Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу», в котором аккумулировались средства на фундаментальные и прикладные исследования. Сегодня ассигнования в науку независимо друг от друга планируют разные министерства и ведомства, в результате нарушается принцип единой «технологической цепочки».
Евгений Каблов представил заключение Экспертного совета по проекту закона, представленному министерством. С точки зрения членов совета, документ требует серьезной переработки. Предложено включить в него в качестве предмета регулирования инновационную деятельность, сформировав целостную систему правовых норм, обеспечивающую функционирование научной, научно-технической и инновационной сфер как единого целого, включая постановку задач, определение целей, контроль реализации, формирование спроса на инновации. По мнению авторов заключения, в текущей редакции закона не систематизированы меры государственной поддержки исследований и плохо прописаны нормы в части научно-технического прогнозирования, экспертно-аналитической деятельности.
Евгений Каблов согласился с позицией министерства, что новый законопроект должен служить реализации Стратегии научно-технологического развития РФ до 2035 года (Стратегия НТР). И тут же с сожалением отметил, что существующая система подготовки и принятия решений фактически не предусматривает персональной ответственности за достижение конкретных результатов.
Генеральный директор Ассоциации государственных научных центров Михаил Дасковский представил пакет предложений по корректировке проекта закона, сформированный представителями ГНЦ. Эти организации выполняют работы полного инновационного цикла – от фундаментальных и прикладных исследований до внедрения результатов, обладают стендовыми испытательными системами, производственным оборудованием, имеют центры трансфера технологий, базы для подготовки научных и инженерных кадров. Главной рекомендацией Ассоциации ГНЦ стало включение в закон важнейшего элемента научно-производственной цепочки – инновационной деятельности. ГНЦ готовы подключиться к работе над соответствующими главами документа, сообщил М.Дасковский. Кроме того, он заявил о необходимости гармонизировать положения законопроекта с действующим российским законодательством и международными стандартами, а также привлечь квалифицированных экспертов, которые смогли бы дать четкое толкование основных понятий, использующихся в законе. В нынешнем проекте отсутствуют, например, расшифровка таких важных терминов, как «инновации», «экспериментальные разработки».
Заместитель президента Российской академии наук член-корреспондент РАН Владимир Иванов поставил вопрос ребром: а имеет ли смысл разрабатывать закон, описывающий механизмы реализации государственной научно-технической политики, если основы единой политики четко не сформулированы? Стратегия НТР явно не исчерпывает всего комплекса проблем.
Владимир Иванов предложил выйти с инициативой по разработке документа стратегического планирования, определяющего основы политики Российской Федерации в области науки и технологий, аналогичного тому, что был принят в 2002 году на совместном заседании Совбеза, президиума Госсовета РФ и Совета при Президенте РФ по науке и высоким технологиям и утвержден главой государства. Кроме того, В.Иванов заявил о необходимости обратиться в правительство с просьбой создать рабочую группу для написания нового проекта Закона о науке, в которую вошли бы не только сотрудники министерства, но и представители всех заинтересованных сторон.
Владимир Викторович напомнил, что по итогам заседания, проведенного в июне 2018 года Комитетом Госдумы по образованию и науке и Академией наук, было решено, что новый закон должен устанавливать базовые принципы, а конкретику для разных субъектов и направлений деятельности опишут специальные законы. Однако в текущей редакции это решение отражения не нашло.
– В версии, которая вынесена на широкое обсуждение, обозначены все акторы и все активности, имеющие место в научной и научно-технической деятельности, – заявил директор Департамента государственной научной и научно-технической политики Минобр­науки Михаил Романовский.
Вместе с тем он признал, что из документа выпали присутствовавшие в прежней редакции положения, связанные с инновационной деятельностью. М.Романовский считает, что это неправильно и эту часть стоит вернуть.
Представитель министерства перечислил основные принципы, лежащие в основе законопроекта. Среди них – свобода научного творчества, системность поддержки со стороны государства, объективная оценка результатов, признание обоснованности рисков, участие в международном сотрудничестве. В докладе были обозначены и вопросы, на которые должен ответить закон. Какие формы научной деятельности должны реализовываться? Какие из действующих норм необходимо поднять на уровень общеотраслевого закона? Какова роль регионов и муниципалитетов в развитии науки? Как стимулировать привлечение частного финансирования? Как отразить глобальный характер исследований с учетом национальных интересов России? Какими должны быть правила оценки эффективности научной деятельности?
Михаил Романовский отметил, что в предложенном проекте не все принципы реализованы и не на все вопросы найдены ответы. Он выразил надежду, что белые пятна удастся ликвидировать по итогам обсуждения проекта, и напомнил о возможности вносить предложения на сайте preobra.ru.
После серии запланированных докладов началось свободное обсуждение.
Академик-секретарь Отделения биологических наук РАН, декан биологического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова Михаил Кирпичников согласился с Владимиром Ивановым в том, что Закон о науке должен опираться на полноценный документ стратегического планирования.
– Когда приступаешь к любому делу, надо понимать политические установки и конечные цели, – отметил Михаил Петрович. – К Стратегии НТР апеллировать, конечно, можно, но она главным образом ориентирована на реализацию конкретных приоритетов и, конечно, не так глубоко проработана в плане механизмов и целей, как «Основы политики в области науки и технологий» 2002 года. Иметь сейчас подобный документ было бы полезно.
По мнению М.Кирпичникова, система управления наукой требует кардинального пересмотра. На законодательном уровне необходимо решить важнейший для эффективного развития науки вопрос – наладить координацию действий всех участников процесса. Сегодня практически отсутствует взаимодействие между исследованиями и использованием их результатов для производства высокотехнологичной продукции, между ведомствами, организациями, центром и регионами.
– Это не вина, а беда Минобр­науки: у него просто нет необходимых полномочий, – считает М.Кирпичников. – Кто допустит Михаила Котюкова в другие министерства? А ведь наука не ведомство, это сфера – единая и для сельского хозяйства, и для здравоохранения. Поэтому руководить наукой должен надведомственный орган. Можно назвать его хоть горшком, но у него должны быть полномочия вырабатывать политику и проводить ее в жизнь, координируя действия всех субъектов научной и научно-технической деятельности.
Председатель Совета Российского фонда фундаментальных исследований академик Влади­слав Панченко предостерег от закрепления в законе положений, связанных с ориентацией на международные базы данных.
– Наукометрические показатели – навязанная нам форма оценки, мы подпитываем коммерческие проекты зарубежных компаний, – отметил глава РФФИ. – В мире все очень быстро меняется. Сейчас активно развивается такая система продвижения научных журналов, как Open Access. Авторы платят за публикации, благодаря чему доступ к ним свободен. Однажды мы проснемся, а никаких баз нет, используются совершенно другие, облачные, системы.
Заместитель академика-секретаря Отделения математических наук РАН Борис Кашин заявил, что представленный проект закона непригоден, так как «ни на йоту не улучшает положения исследователей и научных коллективов».
– Ни в одной стране ученые не находятся в таком позорном положении, как у нас, – возмущался академик. – Нестабильное финансирование, правовая незащищенность… В университетах царит полуфеодальная бюрократическая система. Ректор там как в армии генерал: приказал, все встали и пошли исполнять. Ученый совет может разве что высказать свое мнение, решает все администрация. Подавлена инициатива, люди боятся высовываться. В новом проекте закона ничего нет про научную демократию. А ведь это ключевая проблема!
О необходимости прописать в законе нормы, определяющие роль научных коллективов в управлении организациями, условия оплаты труда и работы в научной сфере, заявил и председатель объединения профсоюзных организаций научных центров и учреждений «РКК-Наука» Анатолий Миронов. Он предложил подключить к обсуждению документа отраслевые профсоюзы, которые могут профессионально представить эти вопросы.
В ходе обсуждения прозвучала тревога по поводу того, что в проекте не упоминается закрытый сегмент исследований (оборонная наука), да и отраслевая наука в целом. Звучали высказывания, что слабо отражены особенности осуществления научной деятельности в вузах.
Многие выступавшие говорили о том, что в законе должен присутствовать раздел, регламентирующий деятельность научной аспирантуры. Геннадий Онищенко проинформировал, что обсудить проблемы, касающиеся подготовки научных кадров высшей квалификации, запланировано на ближайшем заседании Совета при президенте страны по науке и образованию.
– К моменту, когда проект Закона о науке выйдет из стен министерства (а сегодня мы рассматриваем только предварительный вариант), будет сформирована государственная позиция в отношении аспирантуры, и при необходимости мы «инкрустируем» ее в тело закона, – пообещал депутат.
Высказался Г.Онищенко и по поводу предложений по изменению системы управления наукой. Он сообщил, что прекрасно помнит, как эффективно работал Госкомитет Совета министров СССР по науке и технике. «Однако тогда госкомитеты, стоявшие над министерствами, входили в структуру правительства», – подчеркнул депутат. Возврат к прошлому вряд ли возможен, считает он, поэтому необходимо в рамках существующей структуры найти инструменты, которые позволят Минобрнауки выполнять «надведомственные» функции по отношению к другим министерствам, учреждения которых занимаются наукой.
Отвечая на замечания о том, что в проекте слабо отражена роль РАН в системе отношений в науке и академия даже не упоминается в числе субъектов научной деятельности, Геннадий Онищенко сообщил, что в комитете помнят про поручение подготовить и принять отдельный, самостоятельный  закон о РАН. Он предложил более подробно прописать в обсуждаемом законопроекте отсылочные нормы по Академии наук, но при этом не «сгружать» в него содержимое более 20 нормативных актов, которые регулируют научную деятельность. Эти документы можно подправить в ходе работы над проектом, но отменять их не следует, поскольку это сильно затянет процесс. «Лучше кошмарный конец, чем кошмар без конца», – резюмировал депутат.
Предполагается, что законопроект должен быть внесен в правительство в декабре, напомнил Г.Онищенко. Он сообщил, что на начало осени запланировано заседание рабочей группы, состоящей из членов профильного комитета Госдумы и представителей РАН. На нем будет обсуждаться текст, скорректированный на основе предложений научной общественности. Кроме того, предполагается до внесения в правительство провести «нулевые» парламентские слушания с участием представителей всех заинтересованных сторон.
Вопрос о том, достаточно ли таких мер для того, чтобы довести до ума явно сырой и малосодержательный проект, повис в воздухе.
Надежда ВОЛЧКОВА
Фото автора 

Нет комментариев