О тонкостях настройки - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

О тонкостях настройки

В региональных институтах опасаются очередной оптимизации

Одним из печальных итогов реформы Российской академии наук, как считают многие эксперты, стало фактическое разрушение региональной академической сети. Ранее связь между центром и институтами на местах осуществлялась через региональные отделения РАН. Когда НИИ стали «подведами» сначала Федерального агентства научных организаций, а потом Минобрнауки, взаимодействие заметно ухудшилось. Для исправления ситуации ФАНО создало территориальные управления (ТУ) – по числу региональных отделений академии, и министерство такую структуру сохранило. Однако недавно в регионах начали активно циркулировать слухи о том, что в недрах Минобрнауки готовится приказ о ликвидации ТУ. Руководителей региональных НИИ возможное усиление централизации очень беспокоит. Своими тревогами с «Поиском» поделилась директор Института геофизики Уральского отделения РАН Ирина КОЗЛОВА.
– Ирина Анатольевна, как вы считаете, почему поднят вопрос о ликвидации теруправлений?
– Известно, что в министерстве идет структурная и кадровая перестройка. Теруправления, видимо, решено убрать в рамках этой кампании. Новый руководитель выстраивает новую систему управления, что, в принципе, нормально. Однако при вступлении в должность Валерий Фальков пообещал провести «тонкую настройку» работы министерства. Научное сообщество тогда вздохнуло с облегчением: мы устали от бесконечных реорганизаций и оптимизаций. Конечно, была надежда и на то, что бывший ректор Тюменского государственного университета хорошо знаком с проблемами научных организаций в регионах.
Увы, происходящее сегодня, скорее, напоминает тотальную «зачистку» Минобрнауки от наследия предшественников. Но ведь они успели сделать много полезного. Теперь мы начинаем понимать, насколько академические институты в регионах были «избалованы» вниманием ФАНО и прежнего министерства. Активно работали теруправления, проводились совещания на местах, нередко с участием министра и его замов. Это, конечно, способствовало лучшему пониманию задач, которые государство ставит перед наукой, и позволяло нам напрямую доносить до учредителя свои проблемы. Заместители министра, работавшие в сложное время реорганизации академических институтов, регулярно посещавшие регионы, знавшие их проблемы и находившие компромиссные решения, со своими должностями расстались.
К слову сказать, прежнее министерство пыталось соблюдать некий баланс между организациями высшей школы и рановскими институтами. Сейчас очевиден резкий крен в сторону вузов, который, впрочем, многие предсказывали. Это заметно даже по официальному сайту Минобрнауки, который освещает в основном проблемы и достижения вузовских структур. Академической науки как будто не существует.
– Территориальные подразделения есть в немногих федеральных министерствах. Может, в Минобрнауки просто решили вернуться к традиционной структуре?
– Возможно. Но после ликвидации ТУ академическим институтам в регионах работать станет труднее. Дело в том, что у нас ситуация нестандартная. Нашим «министерством» была РАН, имевшая региональные отделения и научные центры, которые курировали работу подведомственных НИИ. Систему развалили, а теперь собираются убрать даже те «подпорки», которыми ее заменили.
Нет ТУ в тех отраслях, где действуют соответствующие региональные министерства, например, здравоохранения и просвещения. Они организуют работу местных больниц и школ и плотно связаны с федеральными структурами. А областные министерства промышленности и науки академические институты не только не курируют, они вообще плохо знают, чем мы занимаемся. Наше теруправление поддерживало с ними контакты и вместе с Уральским отделением РАН выполняло роль координатора взаимодействия институтов с региональными властями.
– Чем еще помогает институтам ваше территориальное управление?
– Сотрудники ТУ занимаются координацией деятельности научных организаций и территориальных научно-производственных и образовательных структур. Помогают в решении имущественных и кадровых вопросов. Они сильно облегчали наше общение с центральным аппаратом Минобрнауки. К прежнему министерству на самом деле тоже было немало вопросов. Ответы на многие из направленных в центр писем задерживались сверх всяких сроков или вовсе не приходили. Трудно было дозвониться до нужных людей, чтобы получить консультации. И здесь аппарат теруправления приходил на помощь.
– Можете привести примеры?
– Конечно. В оперативном управлении нашего института находится большой земельный участок, на котором располагается не только обсерватория, но и жилые дома, котельная. Нам приходится обслуживать это имущество и платить большие налоги. Передать непрофильные объекты в муниципалитет можно только вместе с землей, а для этого ее необходимо разделить. Это непростой процесс, схему разделения должны согласовать учредитель и Росимущество. В течение двух лет мы вели с ними переписку, один адресат отсылал к другому, письма ходили месяцами. Дело сдвинулось с мертвой точки только после того, как теруправление вступило во взаимодействие с местным отделением Росимущества.
Примерно такая же история с согласованием аренды. Решение по этим вопросам принимает специальная комиссия министерства. Когда это делалось через Москву, процесс сильно затягивался, и мы теряли арендаторов. Сейчас все решается на месте. Комиссия тер-управления собирается по мере накопления заявок.
Юристы теруправления консультировали молодых ученых, собиравших пакеты документов на получение жилищных субсидий. Более того, они участвовали в заседаниях жилкомиссии Минобрнауки и отстаивали интересы наших заявителей. Мы получали содействие и при решении кадровых вопросов. Через теруправление шли все документы, касавшиеся выборов директоров: положения о выборах, анкеты, личные карточки. Спорные моменты можно было урегулировать на месте.
На самом деле управленческих проблем разного рода ежедневно возникает множество. Директора институтов и руководители организаций ведомственной социальной сферы регулярно обращались за консультациями и помощью в ТУ. Сотрудники теруправления проводили для нас семинары по различным аспектам финансовой работы, организации и охраны труда.
В последние годы, когда ФАНО преобразовали в министерство, централизация начала набирать обороты. От нас стали требовать присутствия на организационных мероприятиях разного уровня в Москве. А это ведь и немалые расходы, и потеря времени. В конце прошлого года директоров чуть ли не под угрозой увольнения собирали в столице на совещание по противодействию коррупции. В январе потребовали прибыть на совещание по информационной работе. Возможность дистанционного участия не рассматривалась: бросай все и лети.
Судя по готовящейся ликвидации теруправлений, централизация будет усиливаться. И все же очень хочется верить, что прежде чем ломать действующую систему, новое руководство министерства посоветуется с научным сообществом и вникнет в специфику работы академических институтов.

Надежда ВОЛЧКОВА

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2