Поиск - новости науки и техники

Спасти и сохранить

Ученые на страже музеев и архивов

Сохранение историко-культурного наследия страны – такой была главная темой очередного заседания Президиума Российской академии наук, проведенного с участием Российского исторического общества и Фонда истории Отечества. Открывая встречу, президент РАН Александр Сергеев подчеркнул, что вопрос этот, несомненно, относится к полю академических исследований. По его словам, сегодня для человечества, которое «почувствовало колебания маятника в сторону глобализации», идея идентичности в развитии общества выходит на первый план. И для России это также актуально.
Глава РАН отметил, что обсуждаемая проблема тесно переплетена и с развитием естественных наук, – это вопрос междисциплинарного взаимодействия ученых. Кроме того, научное изучение памятников истории очень важно для просветительской деятельности, что записано в «функционале РАН».
Председатель Российского исторического общества, директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин отметил «колоссальный потенциал РАН и ее институтов, в том числе и в области исторических знаний». Он сделал краткий экскурс в историю академии, российской археологии и востоковедения, обратив внимание на активное участие ученых в разработке методического комплекса преподавания истории в средней школе, – историко-культурного стандарта. Эта работа была проведена, в частности, благодаря усилиям академика Александра Чубарьяна, сказал С.Нарышкин.
В этом году отмечается столетие российской академической археологии, напомнил С.Нарышкин, для чего был образован оргкомитет, под эгидой которого проведены уже более 60 конференций, выставок и полевых школ.
С докладом «Сохранение археологического наследия в 2010-х годах. Новые реалии» выступил вице-президент РАН, директор Института археологии РАН академик Николай Макаров. По его словам, ядро исследователей в России составляют около 600 археологов, которые имеют научные публикации и ведут полевые работы. Всего в России около 3-4 тысяч ученых данного профиля, и это крайне мало, считает академик.
– Изложение перечня трудностей, существующих в археологической отрасли, заняло бы много времени. Первая проблема – это несоответствие штатной численности и финансирования бюджетных учреждений науки масштабам тех задач, которые стоят даже не для проведения раскопок и полного археологического изучения исторических памятников, а хотя бы для организации этой деятельности. Мы находимся на пределе научно-организационных возможностей, – заявил Н.Макаров.
Другая проблема, которую озвучил вице-президент РАН, – давление, оказываемое со стороны строительного комплекса, который периодически выступает с предложениями «отказаться от учета археологического фактора при современном планировании и изменить режимы охраны археологических памятников, сделав их более комфортными для бизнеса».
– Археологам часто адресуют упреки, что они сдерживают современное развитие. Мы постоянно чувствуем это давление, – заявил Н.Макаров. – Тем не менее в большинстве случаев нам удается отстоять свои позиции.
Также, добавил ученый, в 2018 году в России приняты поправки к Градостроительному кодексу, которые ставят под вопрос будущее археологической экспертизы земельных участков. Эти поправки предлагают проведение экспертизы только тех участков, которые перспективны для выявления археологических объектов, но как определить эту перспективность, никто не знает. По мнению академика, такая ситуация представляет собой серьезный риск. «Экспертиза земельных участков – это рутина, но она дает возможность собирать банк данных об археологических памятниках в России», – отметил он.
Затронул вице-президент РАН и проблему, связанную с созданием хранилищ для новых археологических коллекций, которые не готовы принять музеи. «Без строительства хранилищ работа археологов станет просто бессмысленной», – заключил Н.Макаров.
Отметил ученый и положительные тенденции. Растет количество раскопок. Усилена борьба с «черными копателями», развиваются, хотя и небыстро, подводные исследования.
– За последние десять лет статистика выдачи открытых листов (разрешений на проведение раскопок археологических памятников в России) увеличилась в два раза. Более 75% полевых археологических работ в России приходятся на спасательные раскопки, то есть работы, связанные с сохранением археологического наследия. За указанный период мы получили возможность проводить спасательные раскопки и на поздних памятниках, например, в 2018 году на территории монастыря в городе Саров Нижегородской области, – рассказал вице-президент РАН.
Н.Макаров подчеркнул, что сегодня стоят две задачи: обеспечить современное научное видение и сохранить археологическое наследие, еще не затронутое раскопками. При этом изучение археологических памятников как источников прошлого находится в ведении профильных научных институтов, а сохранение археологических памятников – в компетенции Министерства культуры. По мнению ученого, эти задачи нельзя делить – нужны совместные усилия.
«Музейное дело и Академия наук» – так обозначил тему своего выступления генеральный директор Эрмитажа академик Михаил Пиотровский. Он отметил, что «сохранение наследия – это культурная и логистическая проблема». Любой музей состоит из двух частей: залов и фондов. Самое важное в музее – это фонды, где ведется научно-исследовательская работа.
– Музей – главный хранитель культурной памяти. Он производит научные знания и культурные смыслы. А в обществе, культивирующем ненависть, музейная наука превращает памятник в инструмент диалога культур. Последние 25 лет стали годами повышения роли музеев, которые выжили в условиях презрения и попыток их ограбить. Этот рывок вернул интерес власти и денег, но ослабил музей как научное учреждение. Сегодня с боями восстанавливается право музеев на научную деятельность, – сказал ученый.
Глава Эрмитажа передал для включения в итоговую резолюцию заседания свои предложения, касающиеся создания хранилищ вспомогательных материалов, финансирования, подготовки новых специалистов музейного дела, юрисдикции, авторских прав и т.п.
Заместитель министра культуры Николай Овсиенко рассказал о том, что его ведомство сделало за последние годы для сохранения историко-культурного наследия страны, а также передал приветствие и наилучшие пожелания от министра.
Директор Санкт-Петербургского филиала Архива РАН доктор исторических наук Ирина Тункина выступила с докладом «Академические архивы – хранилища исторической памяти России». Она сообщила, что за 300-летнюю историю академия собрала богатейшие коллекции документов объемом более 2 миллионов единиц хранения. Благодаря РАН история как гуманитарная область знания стала наукой. Также по инициативе членов академии была создана архивная служба, более того ученым удалось сохранить архивы во все мировые войны – не было утрачено ни одного ценного документа.
При этом, отметила И.Тункина, сегодня архивная информация совершенно не защищена. Мало того что Минобрнауки при планировании госзадания не выделяет средств на реставрацию и консервацию документов, не существует страхового фонда ценнейших артефактов, которые «должны храниться на микрофильмах, именно на микрофильмах, а не на сканах, которые можно изменить».
– У нас на Пушкина нет страхового фонда, Ломоносова, Павлова, Иоффе… Одна бомба – и их не будет, – предостерегла ученая, предложив пойти по пути Федерального архивного агентства РФ и создать страховой фонд «где-нибудь в Сибири».
Об исследования, спасении и сохранении археологических объектов рассказали члены-корреспонденты РАН Владимир Седов и Михаил Шуньков.
Директор Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН член-корреспондент Андрей Головнев представил «некоторые размышления о соотношении музея и академии». Он отметил, что современная структура музеев характеризуется совокупностью как научного, так и культурного потенциала. Ученый также с удовлетворением констатировал, что сегодня музеи пользуются популярностью у молодежи.
По мнению А.Головнева, Кунсткамера должна снова стать академией-музеем – инновационной лабораторией научных исследований, как это было при Петре I. Ученый подчеркнул, что «музейная работа не должна становиться придаточной к госзаданию».
Директор Института русской литературы (Пушкинский дом) РАН Валентин Головин заметил, что «двухведомственность характерна для всех музеев», и поддержал идею создания страхового фонда, о котором говорила И.Тункина.
По мнению Дарьи Московской, заместителя директора по научной работе Института мировой литературы им. А.М.Горького РАН, архив которого насчитывает более 100 тысяч единиц хранения, «все проблемы надо решать системно, вместе с РАН».
Академик А.Чубарьян отметил, что о сохранности российского культурно-исторического наследия нужно думать в русле мирового контекста: брать в расчет русское зарубежье, культуру и наследие постсоветского пространства.
– Министры приходят и уходят, а РАН есть и будет, – заявил академик Валерий Тишков. – Мы несем ответственность не только за то уникальное наследие, которое храним в рамках РАН. Мы – трибуны охраны нашего наследия.
Ученый коснулся в выступлении «мутного статуса понятия «достопримечательное место», отметив, что сегодня охранные зоны не устанавливаются, и напомнил о том, что еще год назад предлагал на президентском совете ввести понятие «историко-культурный ландшафт».
Академик Валентин Пармон обратил внимание на то, что в уставе РАН нет слов «архивное дело», нет их и в уставах региональных отделений Академии наук.
– Огромный архив СО РАН мы не имеем права оплачивать, а библиотека не имеет права его хранить. Академик Валерий Чарушин (глава Уральского отделения РАН. – А.С.) подтвердит, что и у них подобная ситуация. Нужно вынести вопрос о состоянии архивного дела в региональных отделениях на обсуждение, – считает он.
На что Н.Макаров заметил, что «это не вопрос устава, а ФЗ «Об архивном деле». По этому поводу ведутся переговоры с Росархивом, но «они очень тяжелые».
– Вопросы, связанные с работой архивов и работой музеев и возможности возвращения их в ведение Академии наук, постоянно обсуждаются. И мы в связи с празднованием 300-летия РАН будем ставить их перед властью, – подытожил обсуждение А.Сергеев.

Андрей СУББОТИН

Фото Николая Степаненкова

 

Нет комментариев