Поиск - новости науки и техники

Выходя из окопов

РАН еще поборется за полномочия

Немало дискуссий вызвало обсуждение на заседании Президиума Российской академии наук локальных нормативных актов, касающихся порядка осуществления двух важнейших полномочий РАН, – по научному и научно-методическому руководству исследовательскими организациями страны и экспертизе научных результатов, полученных за бюджетные средства. Проекты этих документов представили вице-президенты академии Алексей Хохлов и Андрей Адрианов.
Напомним, цели научно-методического руководства, перечень составляющих эту деятельность мероприятий и правила их проведения были перечислены в постановлении Правительства РФ №1781 от 30.12.2018 года. Согласно этому постановлению, РАН должна проводить экспертизу планов, отчетов, программ развития НИИ и вузов, мониторинг и оценку результативности их работы, а также давать предложения, касающиеся интеграции научного потенциала, развития исследований, поддержки инновационной деятельности.
Все эти направления вошли в представленный проект положения о научно-методическом руководстве. Кроме того, там описано, каким образом в работе должны участвовать отделения РАН по областям науки, региональные отделения, аппарат президиума.
Некоторые члены президиума выразили разочарование тем, что научно-методическое руководство РАН ограничено в основном экспертизой, хотя главной задачей этой работы, казалось бы, является повышение уровня исследований в стране. «Оценка не должна подменять цель», – заметил академик Андрей Забродский.
– Раз нам не дают определять стратегию развития институтов, давайте попробуем войти в другую дверь, – предложил академик Лев Зеленый. – Научные руководители большинства академических организаций – члены РАН. Если мы подготовим типовое положение об институте научных руководителей, то получим хоть какой-то инструмент влияния.
Заместитель президента РАН Владимир Иванов заявил, что сейчас функции академии по научно-методическому руководству сужены по сравнению с теми, что были ранее. Он предложил создать комиссию для разработки нового документа, дающего академии более широкие полномочия.
А.Хохлов пояснил, что РАН вынуждена действовать в соответствии с постановлением правительства, а там считают, что улучшение работы конкретных научных институтов – цель учредителей, задача же РАН – оценивать качество проводимых исследований.
Тем не менее слишком узкими компетенции РАН в вопросах взаимодействия с выполняющими НИР организациями считать нельзя, уверен А.Хохлов. Он напомнил, что академия в лице отделений, отвечающих за свои научные направления, осуществляет научно-методическое руководство всеми бюджетными исследовательскими структурами. Особенности этого процесса прописаны в упомянутом выше постановлении №1781. В то же время академические институты находятся под более серьезным – научно-организационным – руководством РАН, правила которого теперь закреплены в Уставе РАН согласно другому постановлению правительства – №496 от 25.04.2019 года.
– Мы можем, конечно, записать за собой более широкие полномочия в нашем внутреннем документе, но возможность их осуществлять придется отстаивать на федеральном уровне, – добавил А.Хохлов. – Получить такое право можно, в частности, по итогам успешной экспертной работы.
Вице-президент РАН Валерий Козлов предложил назвать принимаемый документ порядком работы РАН по выполнению постановления правительства. Это позволит академии «не подписываться в идейном плане под действующим порядком» и продолжить борьбу за расширенное толкование понятия «научно-методическое руководство». Это решение было принято большинством голосов.
Второе положение – об экспертной деятельности РАН – также разработанное на основе правительственного постановления №1781, споров почти не вызвало. Докладчик А.Адрианов отметил, что РАН уже выполняет экспертизу планов, отчетов, программ развития научных организаций.
– За этот год проведена экспертиза более 11 тысяч таких объектов, – сообщил он. – Мы работаем по четкому алгоритму, который нам сейчас нужно легитимизировать.
А.Адрианов подчеркнул, что принимаемое положение не относится к научной оценке документов стратегического планирования, экспертиза которых будет проводиться по специальной процедуре.
Подводя итоги заседания, председательствовавший на нем вице-президент РАН Юрий Балега акцентировал внимание присутствующих на том, что обсуждавшиеся направления для академии исключительно важны и РАН необходимо усилить отделенческие структуры, где эта работа в основном ведется. По его образному замечанию, академию из окопов выгнали на открытую местность. Оппоненты будут отслеживать ошибки и промахи в экспертных оценках, методическом руководстве и чуть что – открывать огонь прямой наводкой.
Прекрасной иллюстрацией того, что завоевать тот же экспертный плацдарм и закрепиться на нем РАН будет совсем не просто, стала удивительная история о проведенном недавно по инициативе Министерства просвещения конкурсе на экспертизу школьных учебников. Ее поведал на своей странице в Facebook А.Хохлов.
Около 500 поступивших в министерство в 2018 году учебников выразили желание оценить четыре организации: Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС), Московский педагогический государственный университет (МПГУ), Российская академия образования (РАО) и Российская академия наук.
Назначенная министерством конкурсная комиссия выставила РАН и РАО нулевые (!) оценки по таким позициям, как квалификация участника и квалификация специалистов, предлагаемых для
выполнения услуг. При этом РАНХиГС и МПГУ получили по этим пунктам вполне весомые баллы. А опыт выполнения сопоставимых работ РАНХиГС вообще был оценен на сто (!) баллов, при том что остальным участникам выписали нули. Картина более чем странная, если учесть, что в последние годы экспертизу учебников проводили в основном РАН и РАО.
В итоге конкурс выиграла РАНХиГС, предложившая явно демпинговую цену контракта, – 2,9 миллиона рублей. МПГУ заявил 21,4 миллиона, РАН – 27, РАО – 28,4.
По расчетам А.Хохлова, средняя выплата эксперту от РАНХиГС составит менее 2 тысяч рублей. При этом специалист должен детально ознакомиться с печатной и электронной версиями учебника (а некоторые из них представлены в несколько частях и имеют приложения в виде методических пособий).
– Дело тут явно не чисто, – прокомментировал скандальную ситуацию «Поиску» А.Хохлов. – Насколько я знаю, Академия наук направила заявление по этому поводу в Федеральную антимонопольную службу. Будем разбираться и с тем, как произошедшее соотносится с нашей совместной с Минпросвещения работой по базовым школам. Какой в ней смысл, если в министерстве считают, что РАН не имеет никакого опыта и квалификации в сфере общего образования? Мы не согласны и с тем, что в дальнейшем экспертизу учебников планируется проводить по новым правилам, которые уже выставлены на общественное обсуждение. Там отсутствует даже «фиговый листочек» в виде конкурса – просто сказано, что экспертизу будет проводить подведомственная министерству организация. Непонятно нам и настойчивое желание коллег ограничить число учебников, входящих в федеральный список. Есть разные школы, в том числе с углубленным изучением ряда предметов. Значит, учебников должно быть много – для детей с разной степенью подготовленности.

Надежда ВОЛЧКОВА

Нет комментариев