Поиск - новости науки и техники

Итоги внешнего управления: 6 лет назад был принят закон о РАН

27.09.19

Ровно 6 лет назад, 27 сентября 2013 года, был подписан закон о Российской академии наук. После этого начался процесс уничтожения РАН. К такому выводу пришли журналисты МК. Издание проанализировало последствия реформы и пришло к выводу, что все эти годы велось целенаправленное уничтожение академии. Из самостоятельного влиятельного органа она превратилась, по сути, в клуб ученых, которые не могут повлиять на процессы, происходящие в науке.

С чего все началось?

Идея реформы РАН появилась еще в 2004 году, после объединения двух министерств – науки и образования. Глава нового ведомства Андрей Фурсенко сразу поставил вопрос  о передаче управления имущественным комплексом академических институтов. А через два года попытался снизить статус академии. Но тогда жесткая позиция ученых еще имела вес, и реформы пришлось отложить.

«Минобрнауки России в принципе не устраивало присутствие РАН как полноценного игрока в контуре управления наукой. И тогда правительство пошло на беспрецедентный шаг — решило вообще ликвидировать академию, переподчинив ее институты министерству», – отмечает издание.

Антинаучный блиц-криг

Следующий глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов в интервью изданию «Власть» позже признался, что вопрос о ликвидации академии как научной организации начал прорабатываться еще летом 2012 года.

То, что в итоге произошло – еще цветочки по сравнению с тем, что планировалось. РАН, а также Российскую академию медицинских наук и Российскую академию сельскохозяйственных наук собирались ликвидировать и преобразовать в общественную организацию, «клуб ученых», как говорил Ливанов. Все исследовательские институты должны были перейти в ведение Минобрнауки, оно же получало право давать звания академиков и член-корреспондентов и лишать его. А среди основных функций РАН даже не прописывалось занятие наукой.

Ливанов понимал, что ученые такую реформу не поддержат, поэтому решил просто не обсуждать ее с ними. В обсуждении проекта не участвовали и эксперты из других министерств и ведомств. Запуск нового закона приурочили к выборам нового президента РАН. При этом новый глава академии Владимир Фортов узнал о содержании лишь накануне его официального представления на заседании правительства.

Из опубликованной стенограммы заседания правительства:

«В.Е.Фортов: «Я получил проект в руки вчера в полдевятого вечера. Мои коллеги не знали про него ничего. Это как минимум странно и неприемлемо. Так обращаться с учеными нельзя!»

Несмотря на то, что Фортов и еще несколько министров были против принятия законопроекта, он все-таки был одобрен правительством и отправлен на рассмотрение в Госдуму. Чтобы спасти ситуацию, ведущие академики Жорес Алферов, Юрий Осипов, Евгений Примаков, Владимир Фортов и доктор медицинских наук Леонид Рошаль отправились к президенту. В итоге удалось сохранить Большую академию и оставить за ней право управления научной деятельностью. Хозяйственные функции перешли к ФАНО (федеральному агентству научных организаций). Институты у академии все-таки отобрали, но Фортову удалось отстоять для академии право самостоятельно разрабатывать и вносить в правительство программу фундаментальных научных исследований. РАН также позволили вводить мораторий на изъятие у академии собственности.

Результаты реформы

С тех пор прошло 6 лет, и уже можно подвести какие-то итоги. И они неутешительные. Реформа РАН нанесла сокрушительный удар по российской науке. Об этом заявил в интервью «Поиску» член президиума УрО РАН, главный научный сотрудник Института электрофизики УрО РАН Михаил Садовский.

«Никаких положительных итогов этой реформы я назвать не могу. Колоссально вырос бюрократизм, формализм всевозможный, который не дает возможности нормально работать руководству институтов, ученым. Критерии, которые сначала вводило ФАНО, а теперь Минобрнауки для оценки научной работы, по большей части, нелепы. Люди, которые сейчас, так сказать, «руководят» наукой, абсолютно некомпетентны. Не может бухгалтер управлять наукой! А сейчас ситуация именно такая».

Критерием успешности стали не реальные научные результаты, а публикации в иностранных журналах. И в погоне за количеством многие ученые стали предпочитать так называемые «мусорные» издания. Об этом неоднократно говорил уже нынешний глава РАН Александр Сергеев. По последним данным,  лишь 27% российских научных работ опубликованы в журналах с высокой репутацией. А 66% вышли в изданиях из третьей и четвертой четвертей рейтинга, что говорит об их низкой научной значимости.

«Коллеги, это прискорбно, но по числу мусорных публикаций Россия лидирует в мире», – посетовал недавно президент РАН.

Кроме того, исследовательские институты завалили отчетностью.

«Постоянные составления отчетов — это изматывающий нас непрерывный процесс. Министерство во главе с бывшим главой ФАНО Михаилом Котюковым не дает заниматься наукой», – заявил МК директор института, который раньше был академическим.

Яркий пример отстранения ученых от процесса управления наукой – последний скандал с синхротнонами. Ученые изначально выступали за строительство одного, но хорошего. Чиновники захотели три, но потом выяснилось, что денег на это нет, да и не нужно столько ускорителей. В итоге прошедший все необходимые экспертизы проект в Новосибирске на 3 ГэВ могут отменить, а вместо него взять за основу абсолютно непроработанный вариант на 6 ГэВ, предложенный Курчатовским институтом. И это при том, что первый проект могли бы реально построить в 2024 году, а сроки реализации второго неизвестны.

Немного подсластить пилюлю должно было обещанное майским указом 2012 года увеличение финансирования науки до 1,7% ВВП. Но на дворе уже 2019 год, а доля затрат не превышает 1,1%.

И вот сейчас, спустя 6 лет после начала реформы, появляются новые тревожные «звоночки» – приказ Минобрнауки, ужесточающий правила общения с иностранными учеными, планы по слиянию РФФИ и РНФ под эгидой последнего и, наконец, земельный скандал. У институтов пытаются изъять имущество, чтобы возместить расходы на переезд чиновников. История повторяется?

Фото: Наталья Селиверстова/РИА Новости/Михаил Терещенко/ТАСС/Indicator.Ru

Нет комментариев