Поиск - новости науки и техники

Между барьерами и стимулами. Какая интернационализация нужна российской науке?

24.10.19

С тех пор как начались программы по продвижению российских университетов, укреплению и развитию в них исследовательской деятельности, появились призывы к интернационализации отечественной науки. Первые крупные инициативы, которые обусловили разделение вузов на ведущие и остальные, возникли почти 15 лет назад, тогда же стала развиваться и модифицироваться тема интернационализации.

Обсуждая ее, надо разделить внутренний и внешний контексты этого явления. Внутренний – это понимание, сложившееся внутри научного сообщества, администраций институтов и университетов, каким образом происходит интернационализация и в чем она проявляется. Внешний контекст – это задание органами власти законодательных, регулирующих рамок, финансовых условий, то есть введение стимулов или создание барьеров для ее развития, а также государственное видение того, что такое интернационализация и какие цели преследуются в результате ее развития.

Приходится констатировать, что пока нет четкой ясности, для достижения каких целей нужна интернационализация в сфере российской науки. В различных государственных документах есть слова о ее важности для продвижения в разнообразных рейтингах, действуют инструменты как ее поощрения, так и торможения. Однако сутевая часть – а место в рейтинге не может быть сутью – раскрыта не в полной мере.

Зачем может быть нужна интернационализация? Отталкиваясь от международного опыта, ее цели могут быть самыми разными и зависят от уровня развития науки в стране. Она может требоваться для прогресса научного знания, развития перспективных научных областей, которые в данный момент в стране слабо представлены, широкого распространения знаний, более быстрого использования их в экономике, привлечения кадров в сферу науки при их недостатке внутри государства, повышения видимости страны в глобальном научном пространстве. Отсюда можно, например, решать, кого именно следует приглашать в страну из-за рубежа и что ожидать от этих специалистов.

Следует ли сконцентрироваться на ведущих ученых, которые смогут быстро поднять ту или иную область знаний? Или лучше сделать ставку на привлечение молодых иностранных исследователей с докторской степенью, полученной в хороших западных вузах, потому что в этих странах растет перепроизводство докторов наук и потому трудоустройство становится более сложным? Такие молодые люди могут приехать не на недели или месяцы, а заключить долгосрочные контракты, согласиться на более скромную зарплату, чем предлагается научным звездам. Их карьера только начинается, им проще приехать на несколько лет, и мало что сдерживает их мобильность. А эффект может оказаться большим. Другой аспект – следует ли выделять государства, с которыми научное сотрудничество наиболее предпочтительно, и каким-то образом стимулировать именно такие связи? Перечисленные вопросы не случайны, они ставятся и решаются во многих зарубежных странах.

Когда понятны цели, то подбираются инструменты. Они разнообразны. В частности, можно назвать такие, как:

  •  совместные исследовательские проекты;
  •  наем зарубежных исследователей в вузы и научные институты;
  •  привлечение зарубежных докторантов (аспирантов);
  •  отправление ученых и аспирантов на стажировки за рубеж, участие в международных обменных программах;
  •  поддержка научных журналов и продвижение их в международные базы Web of Science/Scopus. Эта мера, несмотря на часто звучащую критику, тем не менее, важна, потому что хороший журнал – это не набор публикаций, а центр формирования сообщества ученых в определенной предметной области.

О том, каким образом развивать интернационализацию, каждый институт и университет может в значительной степени решать сам. Но при этом есть внешний контекст, определяющий условия и климат для развития. В России в качестве характерных примеров внешних факторов воздействия можно указать:

  •  административные: это показатели отчетности для высших учебных заведений, которые участвуют в мониторинге эффективности деятельности, показатели международной кооперации для вузов Проекта 5-100;
  •  финансовые: программа по привлечению ученых с мировым именем для создания научных лабораторий в институтах и вузах, так называемая программа мегагрантов (постановление правительства №220 от 09.04.2010);
  •  нормативно-правовые: закон РФ «Об иностранных агентах» (№121-ФЗ от 20.07.2012) и в его развитие – о нежелательных иностранных организациях (№129-ФЗ от 23.05.2015), приведшие к закрытию ряда представительств зарубежных фондов и прекращению программ международного научного сотрудничества. В числе организаций, которые прекратили программы для России, – Фонд Макартуров, Американо-российский фонд по экономическому и правовому развитию (USRF), CRDF Global, IREX.
  •  регуляторные: рекомендации (от 11.02.2019) Министерства науки и высшего образования по взаимодействию с иностранными организациями и приему иностранных граждан в организациях, подведомственных министерству, которые в некоторых университетах уже приняты как руководство к действию.

Как в таких условиях развивается интернационализация в России? Есть немало так называемой anecdotal evidence, то есть несистематизированной информации, о позитивных и негативных аспектах международного сотрудничества и об участии иностранных ученых в российской науке. По существу известно не так много. Например, по программе мегагрантов были созданы 236 лабораторий, сотрудники которых, по данным за 2018 год, опубликовали примерно 1000 статей. Это много или мало? Этот результат – лучше, чем в передовых российских лабораториях, работающих не под руководством ведущих ученых мира, или примерно такой же? Оправдано ли расходование значительных бюджетных средств?

Еще один возможный измеритель результатов – это показатели отчетности вузов по итогам мониторинга, среди которых есть сведения о том, сколько там работает «зарубежных ведущих профессоров» (терминология показателя мониторинга) длительностью «не менее одного семестра». Можно оценить их удельный вес в общей численности профессорско-преподавательского состава вузов (без учета внешних совместителей). Проделав такое упражнение для 21 университета-участника Проекта 5-100, получаем, что, согласно мониторингу 2018 года в 15 университетах удельный вес иностранных профессоров не превышал 5%, а в оставшихся шести был более 6,5%. Это совсем немного, а если пересчитать пропорции с учетом «исследователей» (статистически считаются отдельно от научно-педагогических работников), то показатели интернационализации еще существенно упадут. При этом есть два университета – абсолютных и отдельно стоящих лидера – МИФИ и Физтех (доля иностранных профессоров – 26,9% и 24,6% соответственно). Однако все это сложно интерпретировать, потому что есть неопределенность и непонятность: в один показатель смешаны и те, кто приезжают на 3-4 месяца, и те, кто работают на основе долгосрочных (как минимум годовых) контрактов. А это совсем разные иностранцы, с разной глубиной погруженности в российскую науку и разным эффектом от своей работы.

Что получается в итоге? Есть общепринятое понимание того, что интернационализация важна и для прогресса научного знания, и для экономического развития страны, ее надо развивать в различных формах. Каждое государство выбирает для себя наиболее подходящие инструменты с учетом ожиданий от международного сотрудничества. В России цели интернационализации четко не обозначены, ее развитие может базироваться исключительно на внутренних финансовых источниках, которые остаются ограниченными, и с оглядкой на разные инструкции и правила, направленные в том числе на ее сдерживание. Баланс стимулов (финансовых и административных) и барьеров (нормативно-правовых и регуляторных) пока не в пользу расцвета международной кооперации, хотя точно оценить ее динамику, масштабы, а тем более результаты сегодня весьма сложно. Поэтому может быть имеет смысл вернуться к началу и найти ответ на вопрос, какая именно интернационализация нужна российской науке?

Ирина ДЕЖИНА,

доктор экономических наук, руководитель Аналитического департамента научно-технологического развития Сколтеха

Читать также:

Российский премьер стал почетным доктором Гаванского университета

Покрывая дефицит. Запущен конкурс для желающих руководить наукой и образованием

Нет комментариев