Поиск - новости науки и техники

Наши конкуренты вкладывают в фундаментальную науку в 3-4 раза больше

Задача Академии наук – привлекать больше средств из частных источников, задача государства – поддерживать фундаментальные исследования. Над стратегическим планированием должны работать серьёзная команда специалистов из разных отраслей. Президент РАН Александр Сергеев поделился с “Поиском” своим видением будущего российской науки.

То, что касается финансирования, мы в целом, безусловно,  должны увеличить финансирование в целом нашей науки. Но здесь  основная проблема ни в том, что у нас бюджет дает мало, бюджет у нас фактически дает, сколько может, а вот то, что мы не можем правильным образом привлечь средства из промышленности, из нашей экономики в научные исследования. Это наша с вами главная беда. И это то, что в самое ближайшее время мы должны просто переломить.

Стратегия научно-технологического развития страны, которая сформулирована в конце 16-го года, которая пока пробуксовывает в своем запуске, но, тем не менее, нацелена именно на это.

Я считаю, что путем восстановления целостности научно-технологического комплекса в виде отдельных цепочек, отдельных проектов, отдельных программ сквозного цикла от генерации знаний до рынка, до ответа на социальные потребности, до ответа на потребности обороны, мы должны сформулировать, вот каким образом мы можем наполнять всё это из разных источников. Государство и наша экономика, наши частные инвесторы, это наши важные задачи.

Что же касается фундаментальных исследований, то конечно их финансирует только государство. И то, что у нас выделяется всего 0,15% от ВВП, это тоже низкий уровень, который конечно не позволит нам выполнить в полном объеме новую программу фундаментальных исследований. И вообще говоря, угнаться за теми лидерами научными, которые есть в мире, которые выделяют, ну, по-крайней мере там в три, в четыре раза больше именно в восстановлении научно-технологического задела фундаментальной части.

Вот здесь мы тоже обсуждали, и будем обсуждать различные рецепты, каким образом именно фундаментальную часть заполнить за счет перераспределения средств, за счет привлечения какого-то дополнительного интереса из других министерств и ведомств. По-крайней мере вопрос, который вы задаете, очень существенный. Можно сколь угодно писать программы, прогнозировать их выполнение, но необеспеченность ресурсами с самого начала может всё это свести к нулю.

Что касается стратегического планирования, тоже очень правильный вопрос. Мы сейчас начинаем, как бы прогнозировать на более длинной трассе. Вообще прогнозирование на больших временных интервалах дело сильно неблагодарное. Мы знаем прогнозирование прогноза погоды, прогнозирование колебания там биржевых индексов, всё это только на очень маленьком промежутке времени дает какие-то адекватные результаты, а дальше система настолько сложная, что мало изменения параметров, они приводят достаточно быстро к тому, что начинается совсем другая динамика.

Поэтому, когда мы говорим о стратегическом планировании на будущее вперед, о долгосрочной программе исследований, конечно, мы должны вот весь этот аппарат, который у нас есть именно по долгосрочному планированию включать.

Это серьезная работа, поскольку в этой работе задействованы ученые всех профессий и специальностей. Это и, должны быть и экономисты, и математики, и айтишники, и социологи и так далее. И Академия наук, она является естественной такой площадкой для таких мультидисциплинарных исследований, поэтому мы считаем, что стратегическое планирование не только в области науки, науки и технологий, но и в социально-экономической области должно, вообще говоря, осуществляться, в том числе на площадке Российской академии наук.

Поэтому мы и говорим, что мы просим у нашей власти вернуть эту площадку для того, чтобы мы на ней могли предлагать, разрабатывать стратегии, которыми наша власть пользовалась бы, и действительно это было бы в интересах всей страны.

Есть фундаментальные исследования, поисковые, прикладные. Проблема в том, что прикладные исследования под конкретный интерес заказчика. Они у нас финансируются в стране. И вот те разговоры и слухи о том, что у нас погибла отраслевая наука, они неправильные. В недрах крупных компаний наука, прикладная, развивается очень неплохо.

Ну, возьмите, например, Сбербанк. У них прекрасные такие вот научные подразделения, которые решают задачи прикладные, которые нужны для вот такой вот финансовой сферы, которой занимается Сбербанк. Вы можете взять Норникель. У них есть прекрасный институт в Питере Гипроникель, который занимается этими вопросами.

Но если стоит задача извлечения знаний из более глубоких слоев, не конкретно вот из прикладных, вот этих вот ну что, вам тогда нужно обращаться к ученым, которые представляют более широкий спектр знаний, в том числе и в смежных областях. И вот это у нас, к сожалению, не происходит.

С другой стороны можно предъявить претензии к ученым, которые дают фундаментальные результаты, чтобы они их больше проецировали на будущее. Вот заполнение этой средней части, мы называем поисковые исследования за счет того, что и от промышленности мы получали больше и от ученых не в смысле денег, а в смысле результатов в эту область, это очень важная задача, которую мы сегодня обсуждаем.

Нет комментариев