Поиск - новости науки и техники

Таблетки от рака не будет? Честный разговор об онкологии

23.10.19

Рак становится настоящей чумой 21 века. Заболеваемость растет во всем мире, и Россия — не исключение. В 2018 году в нашей стране на учете стояли 3,76 миллионов человек. Иными словами, на каждые 100 тысяч населения приходилось 2,5 тысячи онкобольных. Еще 6 лет назад эта цифра была на 20 % меньше. С чем связан такой взрывной рост заболеваемости? Есть ли у человечества шанс победить рак? И на какие перспективные методы ученые возлагают самые большие надежды? Обо всем этом «Поиск» поговорил с Алексеем Улитиным, директором РНХИ им. проф. А. Л. Поленова — филиала ФГБУ «НМИЦ им. В. А. Алмазова» Минздрава России.

Когда стало понятно, что рак может стать чумой 21 века?

Росвелл Парк, известный хирург из Буффало, еще в 1899 году высказал предположение, что рак перегонит оспу, брюшной тиф, туберкулез и станет основной причиной смертности в мире. Тогда его слова не воспринимали всерьез, не считали пророческими. Если мы вспомним рассказы Чехова, романы Ремарка или Достоевского — тогда гораздо страшнее казались пневмония, туберкулез, брюшной тиф, дифтерия. Или грипп — в 1919–1920 годах он унес, как считают сейчас, 50 миллионов жизней. В современном же мире после сердечно-сосудистых заболеваний главная причина смерти — это рак.

Почему все-таки заболеваемость раком так стремительно растет именно в последние годы?

Во-первых, это питание. Еще в 1995 году состоялся онкологический конгресс, на котором были определены три основных направления борьбы с раком. И на первое место выведена именно нормализация питания. Речь идет об исключении из рациона консервантов, красителей, ароматизаторов, которые делают нашу пищу, скажем так, не вполне здоровой. Во-вторых, конечно же, окружающая среда: выхлопные газы и другие вредные примеси в воздухе, не вполне чистая вода, накопление радиоизотопов в почве. Третья причина парадоксальная, она кроется в успехах медицины. Диагностика стала лучше. Например, диагноз «опухоль головного мозга» раньше ставили только на основании неврологического осмотра. И, конечно, процент ошибок был катастрофически высок даже среди профессоров и специалистов высокого уровня. В «эпоху визуализационных методов» — КТ, МРТ, ПЭТ, УЗИ — уровень диагностики поднялся на принципиально новый уровень.

Ну и еще одна причина — это все-таки генетические поломки. Сейчас выживают дети, которые не выживали бы 50 лет назад — с маленьким весом, с различной патологией. Этот «генетический мусор» накапливается в поколениях и обусловливает во многом появление онкологических заболеваний на протяжении жизни.

А как давно человечество впервые столкнулось с раком?

Самое старое упоминание относится к 2700–2600 годам до нашей эры. Был в Древнем Египте такой гениальный врач, инженер и архитектор Имхотеп (кстати, древние греки его считали прообразом Асклепия). В его трудах подробно описаны симптомы рака молочной железы, а в разделе «Лечение» он написал: «Отсутствует». Вообще многие генетики считают, что рак «вшит» в геном человека и, предположительно, он является средством, которое ограничивает распространение нашего вида. И даже есть мнение, что именно поэтому он, возможно, неизлечим. У тех, кто дожил до 60, высокая вероятность умереть от того или иного вида рака. А тех, кто перешагнул 90-летний порог, с большой вероятностью ждет болезнь Альцгеймера.

Тем не менее определенные успехи в лечении рака все-таки есть…

Определенные, да. Онкологи научились лечить герминогенные опухоли, лимфогрануломатоз, рак кожи. Определенные успехи достигнуты в лечении некоторых видов рака молочной железы. Но что касается солидных опухолей, прорыва здесь пока не произошло.

Но шанс на создание «таблетки от рака» все-таки остается?

Сейчас перед учеными стоят две задачи. Первая — предупредить развитие мутации клеток организма. Вторая — отделить клетки с патологическими мутациями гена от здоровых клеток и воздействовать на них, не причиняя вреда здоровым клеткам и не подавляя процессы их нормального деления. Это практически неразрешимая задача. Во всяком случае пока. Возможно, поможет генная инженерия, которая развивается сейчас очень бурно. «Таблетки от рака» ждать не приходится. Хотя есть определенная надежда на создание противоопухолевых вакцин.

 

Нет комментариев