Укрепляя каркас. Региональная наука ускоряет развитие страны - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Укрепляя каркас. Региональная наука ускоряет развитие страны

Вопросы региональной научно-технической политики занимают все больше места в российской повестке развития сферы исследований и разработок. Растет число крупных инновационных проектов, активную роль в реализации которых играют регионы и даже муниципальные образования. Возникают новые формы инкорпорации науки, бизнеса и власти на местах. Интерес к этой теме постоянно крепнет. В конце августа в наукограде РФ Обнинск состоялась научно-практическая конференция «Города как центры развития», на которой обсуждались проблемы эволюции атомных территорий. Говорилось там и о необходимости более активного включения городов с сильной научно-производственной базой и мощным интеллектуальным ресурсом в процесс достижения общенациональных целей развития страны. В форуме принимал участие эксперт Союза развития наукоградов России, кандидат экономических наук Вадим МЕДВЕДЕВ, десять лет руководивший одним из закрытых научных городов – Железногорском (Красноярск-26).
Он поделился с «Поиском» своим мнением о том, насколько эффективно выстроено взаимодействие центра и регионов по вопросам развития науки и инноваций, что в этой системе хорошо, а что необходимо менять и совершенствовать.
– Вадим Викторович, значимость регионального аспекта научно-технологического развития страны в последние годы явно растет. С чем это, по-вашему, связано?
– Всем стало очевидно, что это и важная составляющая устойчивого пространственного развития государства, и «рычаг» для подъема отдельных территорий. Страна у нас огромная. Размещение производительных сил, в частности, научного потенциала, сильно изменилось в постсоветскую эпоху и продолжает трансформироваться. В этих условиях вести мониторинг ситуации, определять узкие места, встраивать в общую стратегию региональные и муниципальные приоритеты жизненно необходимо. Региональный каркас – основа прочности всей системы.
– Большинство регионов у нас, как известно, дотационные, про муниципалитеты и говорить нечего. До науки ли им?
– В развитие исследований и высокотехнологичных производств, конечно, готовы вкладываться там, где для этого есть база. И да, местные власти хотят, чтобы их научно-образовательные комплексы развивались, чтобы к ним приходили высокие технологии. Это правильный вектор, он нацелен на новые рабочие места, инвестиции, перспективы. Да и форм государственной поддержки организаций и отдельных инициатив в научно-технической сфере достаточно много.
– Можете их перечислить?
– Если крупными мазками, это законодательное регулирование, прямое бюджетное финансирование, льготное налогообложение прибыли от научных разработок, освобождение от уплаты налогов на собственность и землю для исследовательских организаций. Индивидуальным предпринимателям и малым внедренческим предприятиям предоставляются льготные ссуды. Значительными налоговыми преференциями пользуются венчурные фонды.
Государственные органы власти помогают регионам выбрать наиболее подходящие для конкретного случая меры поддержки и механизмы развития, обеспечивают методическое, организационное, экспертное сопровождение мероприятий, способствующих их инновационному развитию в научном, промышленном и социальном плане.
Созданию гармоничной системы, в рамках которой регионы могли бы эффективно использовать имеющиеся ресурсы и компенсировать недостающие, содействуют широко используемые сейчас механизмы долгосрочного планирования. Сегодня мы говорим уже о программах развития до 2030 года. Важный инструмент их реализации – выработка стратегий на каждом уровне, которые вкладываются друг в друга, как матрешки, и обрамляются Стратегией научно-технологического развития Российской Федерации. Именно под эти направления на всех уровнях должны формироваться бюджетные планы.
– Не так давно был опубликован проведенный министерством анализ деятельности наукоградов РФ за прошлый год. Результаты не особенно впечатляющие. Примерно у половины проблемы с реализацией своих стратегий, в некоторых падают темпы развития научно-промышленных комплексов. Почему так происходит? Что нужно сделать для более полной реализации потенциала наукоградов?
– Города науки создавались в СССР под конкретные задачи, что предопределяло места их размещения. Государство поддерживало наукограды достаточно серьезными финансовыми вливаниями, распределением выпускников вузов, закреплением специалистов путем предоставления жилплощади. Понятно, что с тех пор многое поменялось и ряда инструментов мы лишились. Но накопленный потенциал остался, и к нему необходимо относиться бережно и рационально.
Тем более что многие наукограды, их научные организации и наукоемкие предприятия наряду с фундаментальными исследованиями и производством инновационной продукции гражданского назначения вносят немалый вклад в укрепление обороноспособности страны. На завершившемся недавно форуме «Армия-2020» были широко представлены разработки и высокотехнологичные изделия известных и даже знаменитых НИИ и предприятий «статусных» наукоградов: Центрального аэрогидродинамического института им. Н.Е.Жуковского (Жуковский), Военно-промышленной корпорации «Научно-производственное объединение машиностроения» (Реутов), Центрального научно-исследовательского института машиностроения, ракетно-космической корпорации «Энергия» им. С.П.Королева и корпорации «Тактическое ракетное вооружение» из Королева, Государственного машиностроительного конструкторского бюро «Радуга» им. А.Я.Березняка, АО «ПРОМТЕХ-Дубна», НИИ «Атолл» и ряда других организаций из Дубны.
Возвращаясь к вопросу о том, почему в прошедшем году не все города науки продемонстрировали высокие темпы развития, отмечу: объективные условия, в которых они существуют, очень разные. Многое зависит от политики ведомств, в интересах которых работают институты и предприятия наукоградов. Важную роль играет и субъективный фактор – активность избранного жителями мэра и его команды, поддержка губернатора. Поэтому на разных этапах города демонстрируют разные показатели. Однако обозначенным в законе о наукоградах требованиям все «статусные» наукограды отвечают. В соответствии с этим законом в каждом городе формируется программа социально-экономического развития. Регионы ее утверждают и включают в свои программы. Федеральный уровень обеспечивает адресную поддержку с использованием механизма субсидирования за счет средств федерального бюджета.
– Какие средства выделяются наукоградам?
– Размер ежегодной субсидии для всех муниципальных образований, имеющих статус «Наукоград Российской Федерации», составляет 380 миллионов рублей на 13 городов. При этом 70% средств доводятся по нормативу – из расчета численности жителей – а остальные распределяются по итогам ежегодно проводимого конкурса проектов. Организуя такие конкурсы, министерство делает акцент на поддержке программ, содействующих воспитанию научной смены, обеспечивающих детям и молодежи возможность получать первый исследовательский опыт, развивать навыки изобретательства.
– Выделяемые дотации весомыми не назовешь. Научные фонды зачастую предоставляют исследовательским коллективам гранты большего размера.
– Это так, но кроме прямой финансовой поддержки используются и косвенные способы. В настоящее время правительство разрабатывает меры по расширению прав органов местного самоуправления при реализации стратегий наукоградов. Надеемся, эти нововведения, например, предоставление муниципалитетам права содействовать в обеспечении жильем молодых специалистов, будут помогать укреплению возможностей действующих на территориях организаций и послужат появлению новых высокотехнологичных производств, а значит, улучшению качества жизни людей. Подчеркну, последнее в данном случае – одна из главных целей. Наука должна служить людям, а деятельность научных организаций – опираться на поддержку жителей.
Добавлю еще, что наукоградская тематика постоянно находится в сфере внимания законодателей. Например, Совет Федерации в ближайшее время проведет интернет-конференцию по актуальным вопросам развития муниципальных образований с особым статусом, в том числе моногородов и наукоградов. В ходе нее будут обсуждаться перспективы развития этих территорий, вырабатываться законодательные решения накопившихся в них проблем, новые механизмы поддержки. В рамках этого мероприятия, начиная с 20 сентября, на сайте Совфеда в течение месяца будут размещаться поступающие с мест материалы, на основе анализа которых эксперты подготовят рекомендации исполнительной власти.
– Вы долгое время были мэром «особого» города, имеющего статус закрытого административно-территориального образования (ЗАТО). Скажите, а развитие этих территорий государство стимулирует?
– Да, конечно. В ЗАТО расположены промышленные предприятия и научные структуры, которыми управляют государственные корпорации. Самые известные закрытые города – ядерные центры Саров, Озерск, Снежинск, космический центр Звездный городок. Меры государственной поддержки ЗАТО определены в специальном законе.
Надо сказать, что в стране есть и территории с градообразующим научно-производственным комплексом, которые по разным причинам не имеют права претендовать на особый правовой статус и поэтому нуждаются в индивидуальном подходе. Яркий пример – Новосибирский Академгородок, который не может стать наукоградом по формальным основаниям, так как является не самостоятельным муниципальным образованием, а городским районом. Поэтому сейчас принят к реализации проект Академгородок 2.0, который придаст новый импульс его развитию.
Понятно, что избыточных ресурсов в стране нет. Поэтому правительство ведет постоянный анализ эффективности мер поддержки территорий с высоким научно-техническим потенциалом, отслеживает, какие из проектов «выстреливают» прицельнее, и старается масштабировать именно этот опыт.
Регулярно возникают новые формы инновационных структур. Одна из последних, закрепленных федеральным законом, – инновационные научно-технологические центры (инновационные долины), платформы для взаимодействия науки, власти, инвесторов. Приняты решения о создании трех долин: «Воробьевы горы» на базе МГУ, центр «Сириус» в Адлере, «Долина Менделеева» на базе Российского химико-технологического университета.
– Реализация региональной научно-технической политики происходит во взаимодействии федеральных органов исполнительной власти, ведомств, профильных региональных министерств и комитетов. Насколько высоки пресловутые ведомственные барьеры?
– Практически все программы по регионам являются межотраслевыми. Такие направления, как научная и инновационная деятельность, подготовка специалистов, являются сквозными для большинства федеральных и региональных проектов.
При этом вопросы по организации межведомственного взаимодействия, конечно, есть. Многие из них помогла снять принятая в 2019 году государственная программа «Научно-технологическое развитие Российской Федерации до 2030 года». Думаю, что большим подспорьем стало бы создание единой информационно-аналитической системы по вопросам науки. Возможно, она появится в ходе реализации комплексных научно-технических программ и проектов (КНТП) полного инновационного цикла. Сформированные Академией наук советы по приоритетным направлениям научно-технологического развития с привлечением бизнес-партнеров уже выбрали наиболее перспективные проекты.
– На встрече министра науки и высшего образования Валерия Фалькова с членами РАН ученые поставили вопрос ребром: работа над программами продолжается уже три с лишним года, ряд из них готов, но в дело ни одна не пошла, процесс буксует. В.Фальков ответил, что не доработаны механизмы распределения ответственности между участниками. Что мешает решить эту, казалось бы, бюрократическую задачку?
– На самом деле задача сущностная. Очень легко получить от потенциального индустриального партнера письмо, что он поддерживает конкретную научную разработку и обещает сформировать техническое задание, а потом наладить выпуск продукции и довести ее до потребителя. И совсем по-другому бизнесмены себя ведут, когда приходит время выделять средства на реализацию проекта. Тут уже начинаются сомнения. Чиновники в профильных министерствах и ведомствах, со своей стороны, должны обеспечить связность всех этапов проектного управления, просчитать наличие спроса на новый продукт. Например, они обязаны гарантировать, что итогом совместной работы станет выпуск через три года нового трактора, который наши фермеры предпочтут другим. Но на это тоже не все и не всегда готовы подписаться.
А ведь участие в КНТП должно быть осознанным, его нельзя навязывать, все партнеры хотят видеть свою выгоду. Заключить такой договор непросто, на это требуются время и постоянные общие усилия. К сожалению, разрыв между наукой и промышленностью пока еще не преодолен. Прикладные исследовательские организации получили в 90-е годы сильный удар и деградировали вместе с отраслями.
– Когда запустятся первые КНТП? Каков ваш прогноз?
– Несколько программ должны заработать до конца года. Политическая воля продемонстрирована, базовые платформенные решения приняты, спектр предложений большой. Уверен, что все сложности будут преодолены.

Надежда ВОЛЧКОВА

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2