Поиск - новости науки и техники

“Мы разрушили единое научно-техническое пространство”, – настроения на Общем собрании РАН

Мир стоит в новой точке бифуркации (выбора будущего), и у российской науки серьёзные проблемы – к такому выводу пришли на Общем собрании РАН. Во-первых, потому как до сих пор непонятно, какой курс выбрала страна – оставаться ресурсным донором (пока мы в выгодном положении) или промышленным лидером (и здесь пока не окончательно политическое решение). Учёным же ясно: и в том, и в другом случаях мировым лидером может стать та страна, которая развивает новые технологии, а значит, и фундаментальные науки. Но вот вторая проблема: академикам нужно заново научиться… общаться друг с другом, а точнее с регионами.    

ВЛАДИМИР ИВАНОВ, заместитель президента РАН, член-корреспондент РАН

«Мы фактически разрушили единую сеть, единое научно-техническое пространство, потому что ликвидировав региональную структуру РАН, которая приставляла свой целостность, мы фактически оставили регионы без науки. И вот сейчас как раз речь идёт о том … мы опять возвращаемся к этому, когда говорим о том, что нам надо регионы привлечь к науке в целом, то сейчас задача номер раз является восстановление единства фундаментальной науки, единого комплекса управления, и, конечно, как это положено по закону, этим вопросом должна управлять Академия наук. То есть управлять не только в плане больших идей, что называют научно-методическим руководством – это всё обязательно -, но должна оказывать прямое влияние на распределение ресурсов».

Не только внутри страны, но и единое мировое научно-техническое пространство, увы, мы пока тоже упускаем из виду. И в каждой науке есть свои печальные примеры. Вот уже несколько лет Россия упорно не вступает в Европейскую Южную обсерваторию: сначала мы отказывались с 2007 года, теперь – на фоне политических событий – уже и не предлагают. Лишая тем самым нас  и передовой технической базы, и даже открытий. 

АЛЕКСАНДР ЛУТОВИНОВ,  заместитель директора Института космических исследований РАН

«Если бы мы вступили в эту обсерваторию – это дало бы колоссальный толчок развитию науки: молодые люди, аспиранты, постдоки, которые своими руками обрабатывают эти данные, которые получены с уникальных телескопов – это же просто такой драйв! Второе, нам например, тогда ещё предлагали, чтобы наш Лыткаринский завод (оптического стекла – прим. ред.) мог участвовать в строительстве телескопов, которые там сейчас строятся, новые. Ведь Лыткаринский завод сделал в своё время 4-метровое стекло для специального обходного телескопа замечательнейшего, который там же стоит в этой Южной обсерватории в Чили. Мы с него сейчас берём данные – это потрясающе: мы можем исследовать центр Галактики, галактическую плоскость. И сейчас европейцы строят новый 39-метровый телескоп. 39 метров! Размер телескопа, зеркала! И, возвращаясь к вашему вопросу про чёрную дыру, российские учёные вполне могли быть соавторами этого открытия».

Нетривиальную проблему общения нужно решить и на политическом поприще. Пока США не хочет продлевать соглашение об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений (а срок его истекает уже через год), за дело берутся всё те же учёные. 

ФЁДОР ВОЙТОЛОВСКИЙ, директор Института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН, член-корреспондент РАН 

«90 % ядерных вооружений в мире по-прежнему контролируется Россией и США. Если мы возьмём стратегические наступательные вооружения, то здесь показатель ещё выше. И всё-таки паритетное отношения между Россией и США являются ключевыми для этой сферы контроля над вооружением… Сейчас по каналам т. н. второго трека дипломатии, между учёными, идёт постоянный обмен мнениями по вопросам стратегической стабильности, ядерных вооружений, контроля над вооружениями в целом. И должен сказать, что РАН здесь играет важную роль».

В эпоху, когда отношения напряжены, с одной стороны, кажется не лишённым логики приказ Минобрнауки о контактах с зарубежными коллегами. Но только смущает формат. 

НИКОЛАЙ КОЛАЧЕВСКИЙ,  директор Физического института  им. П.Н. Лебедева РАН, член-корреспондент РАН 

«То, что я держал в руках – это приказ с буквой. То есть он для служебного пользования, естественно, и поэтому такое обсуждение очень яркое я просто не очень понимаю, как оно технически реализуется. В нём, как я его прочитал, оно относится к организациям и людям, которые имеют доступ к государственной тайне. Для людей, которые не имеют доступ, естественно, мы должны обеспечивать определённый регламент взаимодействия с иностранцами, что мы и делаем. Кто не имеет, я считаю, что это, конечно, надо делать гораздо свободнее».

Участникам рекомендуют предупредить ведомство за пять суток, а на самой встрече с иностранным специалистом присутствовать как минимум двоим россиянам. К тому же, участников обязывают предоставлять отчёты с описанием темы беседы и отсканированными копиями паспортов иностранцев. На фоне всеобщего понимания действовать сообща и не закрываться от мировой науки, такой документ вряд ли научит общаться. 

Нет комментариев