Поиск - новости науки и техники

Это не футбол. Отечественной математике есть и будет чем гордиться

06.09.19

Объявлены победители конкурса математических центров мирового уровня, создаваемых в рамках национального проекта «Наука». В соответствии с планом реализации нацпроекта к концу следующего года центров, «выполняющих исследования и разработки по актуальным проблемам развития математики с участием российских и зарубежных известных ученых», должно быть не менее четырех.
Претенденты отбирались на основе анализа программ развития. На организованный Министерством высшего образования и науки конкурс поступили девять заявок. Экспертизу проводил Совет по государственной поддержке создания и развития математических центров мирового уровня (Совет) под председательством вице-премьера РФ Татьяны Голиковой, в состав которого были включены ведущие ученые, руководители РАН, научных фондов, представители федеральных органов власти. Конкурс выиграл Математический институт им. В.А.Стеклова РАН (МИАН), который планирует создать центр на базе своей организации, а также три консорциума. В первый вошли Санкт-Петербургский международный математический центр им. Леонарда Эйлера, Санкт-Петербургский государственный университет и Санкт-Петербургское отделение МИАН. Второй, получивший название «Московский центр фундаментальной и прикладной математики», организовали Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова, Институт прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН и Институт вычислительной математики им. Г.И.Марчука РАН. Третье объединение – «Математический центр в Академгородке» – составили Новосибирский госуниверситет и Институт математики им. С.Л.Соболева Сибирского отделения РАН. Таким образом, два центра будут созданы в Москве и по одному – в Санкт-Петербурге и Новосибирске.
Подводя итоги конкурса, Т.Голи-кова сообщила, что в 2019 году на поддержку и развитие матцентров из федерального бюджета выделят 320 миллионов рублей, а в следующем – 640 миллионов. Всего же финансирование проекта, рассчитанного на срок до 2024 года, должно составить 3,7 миллиарда рублей, включая 3,5 миллиарда бюджетных средств.
«Поиск» попросил члена Совета вице-президента РАН Валерия КОЗЛОВА, с 2004-го по 2016 годы возглавлявшего МИАН, рассказать о том, как проходил отбор проектов и как они будут реализовываться.

– Валерий Васильевич, в научном сообществе ходят слухи, что именно вы пролоббировали на самом высоком уровне создание математических центров. Это действительно так?
– Не совсем. История этого вопроса непростая. Его постановка восходит к майскому указу президента РФ №599 2012 года «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки», в котором, частности, говорилось о разработке Концепции развития математического образования в России. Позже было принято решение о создании международных научно-образовательных математических центров в Санкт-Петербурге и Москве на базе академических институтов и в Казани и Новосибирске на базе федеральных университетов. Два последних центра были организованы и начали работать. Их финансирование осуществлялось Министерством образования и науки.
А вот с остальными центрами как-то не задалось. Началась реформа РАН, всем стало не до этого. Долго обсуждалось, как финансировать образовательную составляющую работы академических центров. Проводились консультации, совещания, искались варианты, но дело так и не было доведено до конца.
На одном из заседаний Совета по науке и образованию при Президенте РФ я напомнил про это поручение главы государства, выполнение которого помогло бы закрепить лидирующие позиции нашей страны в области математических наук. Владимир Владимирович Путин меня поддержал, и процесс активизировался. Было решено включить формирование матцентров в национальный проект «Наука».
– На конкурс исходно поступили девять заявок. Вам не кажется, что это мало для страны с традиционно сильными математическими школами?
– Я предполагал, что претендентов будет больше. Но, как видно, немногие оказались готовы взять на себя дополнительные обязательства, в том числе связанные с увеличением числа публикаций в журналах первого и второго квартилей. К тому же наряду с проведением на высоком уровне математических исследований центрам предстоит заниматься еще и организацией совместных проектов с иностранными коллегами, образовательной деятельностью, проведением международных конференций и школ для молодых ученых.
– Матцентрам придется отчитываться публикациями сверх госзаданий, выполняемых входящими в них НИИ и вузами?
– Пока этот вопрос окончательно не решен. Но, скорее всего, да, сотрудники этих центров должны будут указывать в опубликованных по итогам выполнения нацпроекта статьях аффилиации вновь созданных структур.
– Расскажите, как проводилась экспертиза заявок?
– Все члены Совета получили поступившие на конкурс документы. Мы их оценили, заполнили экспертные анкеты, проставили баллы. Конфликт интересов был исключен: члены Совета не оценивали структуры, с которыми связаны рабочими отношениями.
Надо сказать, что четыре победителя «высветились» сразу. Хотя мне понравились также проекты Уральского математического центра на основе коллаборации двух вузов и Института математики и механики им. Н.Н.Красовского УрО РАН и центра «Математика технологий будущего» на базе нижегородского ФИЦ «Институт прикладной физики РАН» и Университета Лобачевского.
Вообще меня порадовало, что академические институты являются участниками всех победивших проектов. Это возвращает нас к идее о необходимости интеграции НИИ и вузов. Могу утверждать: проекты, которые университеты готовят без помощи коллег из РАН, зачастую проигрывают в уровне и масштабе научных исследований.
– На заседании Совета по подведению итогов конкурса Т.Голикова заявила о возможном выделении еще одного гранта на создание пятого математического центра. Возникли предположения, что этот грант планируется под заявку НИУ ВШЭ и Сколтеха…
– Не думаю. На этапе оценки заявок дискутировался вопрос, может ли в Москве быть два центра. «За» проголосовало немногим больше половины членов Совета. Так что создание третьего центра в столице маловероятно.
– Список показателей успешного выполнения проектов довольно обширен. Кроме публикационной активности в него входят размер привлеченных внебюджетных средств, доля иностранных исследователей и научной молодежи, число образовательных программ для молодых исследователей, аспирантов, студентов. Всем ли удастся выполнить намеченное?
– За всех не скажу. А в МИАН, уверен, с публикациями все будет в порядке: в институте 80% сотрудников – доктора наук, более 30 членов РАН. Но вот над привлечением талантливой молодежи придется серьезно поработать. В результате реформы аспирантуры, когда она стала третьим уровнем высшего образования и были введены жесткие правила к аккредитации всех образовательных программ, аспирантов у нас стало меньше. При этом резервы у «Стекловки» есть. В научно-образовательный центр института каждый семестр приходят 50-70 мотивированных студентов из различных вузов слушать спецкурсы, участвовать в семинарах.
Надеюсь, что аспирантура скоро вернется к выполнению своей основной задачи по подготовке ученых высшей квалификации, а создание матцентров этому посодействует.
– Вас не смущает требование по привлечению внебюджетного финансирования?
– Могу сказать, что я выступал против этой нормы, поскольку хорошо знаком с опытом работы МИАН по выполнению крупных грантов РНФ, где требуется софинансирование. Институтам, занимающимся фундаментальными исследованиями, привлекать «внебюджетку» непросто. Особенно когда в зачет не принимаются средства грантов. Будет ли это так в случае с матцентрами, пока окончательно не решено. Не поставлены также точки над i в отношении такого показателя, как число привлеченных к работе иностранных ученых. Не понимаю, зачем он введен. Это очень похоже на покупку нашими футбольными клубами мировых знаменитостей. Клубам они нужны для престижа, но если мы хотим научить страну играть в футбол, начинать надо точно не с этого. К тому же наши математики в отличие от футболистов давно получили мировое признание.
Члены Совета договорились вернуться к обсуждению острых проблем. Благо Татьяна Алексеевна Голикова внимательно относится к поднимаемым нами вопросам и находит время вникать в детали.
– В соглашении с грантополучателями есть пугающий пункт о том, что «в случае не достижения показателей результативности» они должны будут вернуть средства в бюджет. Как вы считаете, до этого может дойти?
– Хочется надеяться, что нет. Хотя некоторые требования выполнить будет действительно сложно. Исполнителям придется напрячь все силы. Желаю им преуспеть и создать центры, которые дадут новый импульс к развитию нашей математической науки. К 2022 году, когда в Санкт-Петербурге запланировано проведение Международного конгресса математиков, новые структуры должны стать яркими звездами на научной карте мира.

Надежда ВОЛЧКОВА

Нет комментариев