Поиск - новости науки и техники

В долгах перед шелками. Есть ли будущее у короля тканей?

17.05.19

Шелководством в России начали заниматься еще при Петре I. 300 лет назад в Астраханской губернии и на Ставрополье появились шелководческие плантации. Подозреваю, что это был первый в отечественной истории случай импортозамещения. В Москве сформировали специальное управление, на местах начали работу инспекторы по шелководству. Мощное развитие отрасль получила в годы советской власти. В 1929-м Совнарком принял постановление о создании сети научно-исследовательских учреждений, в том числе НИС шелководства, расположившейся на окраине Пятигорска. Станция стала головным научным учреждением страны. Из-за рубежа завезли первый репродукционный материал, и начались исследования, продолжающиеся по сей день.
Тутовый шелкопряд одомашнен около 3 тысяч лет назад в Китае. По одной из легенд, однажды в чай китайской императрицы упал кокон гусеницы и превратился в нить удивительной красоты. Тогда жена Желтого императора и принялась за разведение гусениц-шелкопрядов. Очень долго секрет получения шелковой нити мир не знал. Тайна оберегалась под страхом смертной казни. Поэтому и цена на шелк была баснословной. К примеру, в Римской империи он ценился на вес золота. Лишь в 550 году н.э. секрет был раскрыт благодаря двум монахам, которые по приказу византийского императора Юстиниана отправились в Китай. Они-то и привезли коконы шелкопряда.
Исходной формой домашнего шелкопряда был дикий вид, обитающий в Восточной Азии, Северном Китае и южных областях Приморского края России. Так что для нашей страны он отнюдь не чуждый. Свое название он получил благодаря питанию – шелкопряд признает в качестве корма листья только одного растения – шелковицы, или тутового дерева. Едят гусеницы безостановочно днем и ночью. В период завивки коконов из маленького бугорка под нижней губой у них выделяется клейкое вещество. При соприкосновении с воздухом оно застывает, превращаясь в шелковую нить. За двое суток гусеница способна выработать и намотать на кокон нить длиною в тысячу километров!
Кроме Китая еще один древний центр шелководства – Ферганская долина. Во времена СССР здесь изготавливали шелк для всего Советского Союза. Летом чуть ли не в каждом втором доме можно было увидеть стеллажи, на которых выкармливали гусениц, собирали коконы, которые потом посылали на фабрики страны. Сегодня же сырье отправляется в Китай. Спрос на мировом рынке настолько высок, что за последние годы цена сырого кокона возросла с 2,6 доллара за килограмм до 10 долларов. Ни одно направление животноводства, даже птицеводство, не имеет такой рентабельности.
В советский период Россия производила порядка одной тысячи тонн. Основными центрами шелководства были Ставропольский, Краснодарский края, республики Северного Кавказа, Ростовская область. Существовала разветвленная база первичной переработки коконов. Шелк являлся стратегическим сырьем и шел на нужды оборонной промышленности, поэтому средств на развитие отрасли не жалели, как и на научные исследования.
Прежде всего ученые занимались выведением высокопродуктивных болезнеустойчивых пород – гибридов тутового шелкопряда и высокопродуктивных кормовых сортов шелковицы. Многие исследования велись и ведутся в содружестве с коллегами из других крупных научных учреждений и вузов. Так, под руководством заведующего кафедрой органической и биологической химии Московского Государственного педагогического университета (МГПУ) Юрия Филипповича, основателя всемирно известной научной школы биохимии насекомых, на станции при непосредственном участии ее ученых проведены масштабные исследования, позволившие вывести и районировать более 30 высокопродуктивных болезнеустойчивых пород тутового шелкопряда и 70 сортов кормовой шелковицы. Совместно с биофаком МГУ им. М.В.Ломоносова ведутся исследования биорезорбируемых (растворимых) композитных материалов на основе регенерированного шелка для нужд тканевой инженерии и трансплантологии.

Биорезистентные композиты абсолютно аллергонейтральны, не приводят к отторжению человеческим организмом и великолепно им утилизируются, – рассказывает директор НИС кандидат биологических наук Василий Богословский. – Общеизвестный пример – шелковая хирургическая нить. На основе натурального шелка уже начали выпускать различные индикаторы, которые вживляются под кожу и следят, например, за уровнем сахара в крови. Это крайне важно для диабетиков. Такой индикатор точнее и оперативнее любого внешнего тестера. Постепенно индикатор растворяется, на его место вживляется новый. Существует также целый набор подобных датчиков, которые помогают мониторить состояние больного. Особенно это актуально при разработке, например, рациона питания для пациентов, ослабленных после лучевой, химиотерапии, в послеоперационный период и т.п. В Китае на основе тутового шелкопряда начали выпускать аминокислотные протеины.
Российские ученые также разработали и опробовали методику их получения. Экспериментировали даже в косметологии. В частности, изготовили косметическое мыло, которое прекрасно лечит псориаз. Отсюда одно из важных современных направлений исследований НИС – методы глубокой переработки продукции шелководства и получения на этой основе новых продуктов медицинского назначения, функционального и лечебного питания, гигиенических нужд, косметики. Кроме того, в содружестве с коллегами из Всероссийского НИИ овцеводства и козоводства ученые ведут исследования по использованию продуктов шелководства в животноводстве. Очень перспективным, особенно для нашей страны, В.Богословский считает также изучение дубового шелкопряда, который в отличие от тутового питается листьями не только шелковицы, но и дуба, березы.
В прошлом году в рамках программы ФАНО по реформированию подразделений РАН НИС вошла в состав Северо-Кавказского федерального научного аграрного центра. Для небольшой организации, как считает ее руководитель, это привело к целому ряду положительных моментов. Снизилась административная нагрузка – большую ее часть взяло на себя руководство центра. Объединение под одной крышей разноплановых научных организаций расширило возможности междисциплинарных исследований, в частности, с учеными-животноводами. Улучшилось материальное и финансовое положение ученых станции. Кстати, НИС – член Ассоциации шелка Черного, Каспийского морей и Центральной Азии (BACSA).
Сегодня все необходимые предпосылки для возрождения отечественной отрасли шелководства созданы, считают В.Богословский и его коллеги. Рынок открыт.
P.S. Пока материал готовился к печати, в Грузии прошла международная конференция BACSA «Сохранение и возрождение шелководства – проблемы и перспективы», в которой В.Богословский принял участие как член исполнительного комитета и национальный координатор BACSA в России. Ученые и эксперты из Китая, Индии, Средней Азии, Турции, Румынии, Азербайджана, других стран, пришли к выводу, что решающую роль в приемлемой рентабельности слабо механизированного шелководства развивающихся стран играют низкий уровень зарплаты и благоприятные климатические условия.
С продвижением отрасли на север и ростом оплаты труда актуальными в отрасли становятся вопросы механизации, концентрации и специализации, строительство капитальных выкормочных помещений. Все это приведет к большей капитализации шелководства и обеспечению его долговременными финансовыми ресурсами.

Станислав ФИОЛЕТОВ

Нет комментариев