Не вакциной единой. В борьбе с COVID все средства хороши - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Не вакциной единой. В борьбе с COVID все средства хороши

18.07.2020

 Очередное онлайн-собрание Научного совета РАН «Науки о жизни» было посвящено ситуации с разработкой вакцин против COVID-19 в мире и новым знаниям о лечении заболеваний, вызванных этим вирусом. Главным докладчиком собрания стал зарубежный участник, заместитель директора по науке отдела вакцин Агентства США по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration) Константин Чумаков, сын знаменитого советского ученого, основателя и первого директора Института полиомиелита и вирусных энцефалитов РАМН Михаила Чумакова.

Предваряя выступление крупнейшего специалиста в области вакцинологии, президент РАН Александр Сергеев отметил, что сейчас важно понять, где и какие вакцины разрабатываются и каков статус разработок в ведущих странах мира. «Это поможет увидеть место России в напряженном соревновании, которое запустила пандемия», – добавил вице-президент РАН, председатель Научного совета РАН «Науки о жизни» академик Владимир Чехонин.

К.Чумаков напомнил о глобальной статистике распространения COVID-19. Количество новых случаев в мире продолжает увеличиваться, и, по словам ученого, пока трудно сказать, в какой точке пандемии мы находимся: то ли уже на пике, то ли кривая распространения вируса продолжит расти высокими темпами. Однако обнадеживает, что смертность от заболеваний, связанных с SARS-Cov-2, снижается.

Это означает, что либо вирус перестает быть таким злым, как раньше, либо болезнь научились более эффективно лечить. Судя по статистике распространения вируса в США, там был зафиксирован довольно существенный подъем сначала в марте-апреле, а затем в летние месяцы. Стоит ли говорить о второй волне в США? По мнению К.Чумакова, скорее, это первая волна так прокатывается по территории страны.

Когда в начале апреля в Нью-Йорке был пик заболеваемости, в Калифорнии наблюдалась относительно спокойная обстановка. Сейчас же настала очередь южных штатов. Но вторая волна, тем не менее, возможна. На примере Израиля видно, что в этой стране довольно рано ввели карантинные меры, благодаря которым удалось эффективно подавить распространение вируса, но затем карантин был ослаблен, и с конца мая вновь наметился сильный подъем заболеваемости. Что касается России, то у нас она снижается, хотя и не так быстро, как хотелось бы.

Ситуация с распространением вируса имеет прямое отношение к созданию вакцины. Заокеанский ученый напомнил, что в эпидемиологии принято оценивать состояние дел, используя эффективное репродуктивное число, которое учитывает восприимчивость популяции к инфекции, а она, в свою очередь, складывается из карантинных мер и популяционного иммунного статуса. Чем больший процент населения имеет иммунитет, тем сильнее подавляется распространение вируса.

Чтобы эпидемия закончилась, репродуктивное число должно стать меньше единицы. Это означает, что примерно 60% населения должны приобрести иммунитет. По словам К.Чумакова, в отдельных штатах США и некоторых странах, где была очень высокая заболеваемость, уже начинают приближаться к этому порогу. Поэтому есть надежда, что инфекция угаснет сама по себе даже без вакцины, которая все же остается самым надежным вариантом в борьбе с коронавирусом.

В идеале нужна вакцина, вызывающая «стерилизующий» защитный иммунитет. То есть такая, которая защищает и от болезней, и от заражения и предотвращает передачу вируса другим людям. Но многие вакцины не обладают такими свойствами: например, они защищают тех, кто привит, но позволяют им быть носителями вируса и участвовать в передаче его в популяции. Наименее желательный вариант, если вакцина не будет защищать от заболевания, а только снизит тяжесть болезни или предотвратит смертность. Впрочем, отметил ученый, подобные свойства – тоже немалый вклад в борьбу с COVID-19.

При создании вакцины нужно понимать, возникает ли иммунитет к вирусу у переболевших и сколько он длится. К.Чумаков с сожалением отметил, что примеры других коронавирусов, которые вызывают простудные заболевания, показывают, что формируемый иммунитет не очень долговечный. Поэтому надо быть готовыми к тому, что и вакцина может оказаться не слишком долговременной панацеей.

Оценивая общую ситуацию с разработкой вакцин против SARS-Cov-2, ученый сообщил, что сейчас в доклиничесиких исследованиях различных фаз находятся 132 препарата во всем мире. Клинические испытания проходят 17 сывороток, причем на последней, третьей, фазе находятся три препарата. Кроме того, недавно было объявлено, что одна из китайских вакцин, основанная на аденовирусном векторе 5-го типа (Ad5-nCoV), уже лицензирована. Кстати, в России, в Институте Гамалеи, тоже активно идут разработки вакцины на основе аденовируса 5-го типа.

Говоря о том, с какими сложностями сталкиваются разработчики вакцин, К.Чумаков признал, что ученые до сих пор не знают механизма защиты от этого вируса. К сожалению, выяснилось, что нейтрализующие антитела недолговечны и возникают не у всех. Данные по 1-й и 2-й фазам испытаний показывают, что они обнаруживаются только у части привитых добровольцев, а у остальных возникшие антитела не нейтрализуют вирус. До сих пор, по словам ученого, остается непонятной роль клеточного иммунитета, хотя она и представляется «довольно значительной».

Очень тревожным, по мнению вакцинолога, является тот факт, что антитела и вакцинация могут не только не помочь предотвратить заболевание, а усилить его, что было продемонстрировано раньше на других вакцинах. Потенциально негативными эффектами использования вакцины могут стать также антителозависимое усиление инфекции и так называемое вакциноассоциированное осложненное респираторное заболевание. Исключить эти явления можно, если добиться, чтобы вакцина вызывала преобладание нейтрализующих антител, которые бы убивали вирус.
Есть и другие нюансы. По словам К.Чумакова, сейчас почти все из 100 с лишним разрабатываемых вакцинных кандидатов целятся в одну мишень – поверхностный белок S.

Но, как известно, класть все яйца в одну корзину не очень правильная стратегия. Если окажется, что этот S-белок не является хорошим защитным маркером, то усилия ученых окажутся напрасными.
Какие же есть альтернативы? Вакцинолог напомнил, что существует врожденный иммунитет, который способны стимулировать многие живые вакцины: например, БЦЖ, вакцина против кори, сыворотка от полиомиелита. Все они хорошо защищают против широкого спектра патогенов как вирусных, так и бактериальных. Этот эффект длится какое-то время до тех пор, пока в организме циркулирует интерферон, который индуцирован вирусом. Кроме того, существуют специальные эпигенетические механизмы, которые позволяют повысить уровень активности каскадов врожденного иммунитета на несколько месяцев или лет. Этот подход, по словам ученого, нельзя игнорировать.

К сожалению, только сейчас важность врожденного иммунитета становится понятна в вакцинологии. Сегодня много исследований происходит в этой области, начало развития которой, кстати, связано с Россией. К.Чумаков напомнил, что впервые (полвека назад) идеи о стимуляции врожденного иммунитета высказала его мама, российский вирусолог Марина Ворошилова, работавшая в Институте полиомиелита.

Было показано, что эффективность живой полиомиелитной вакцины во время сезонной вспышки гриппа была в 3,8 раза выше, чем от специфической противогриппозной вакцины. Резюмируя, К.Чумаков отметил, что сегодня все еще трудно делать прогнозы. За четыре-пять месяцев пандемии рассеялось много иллюзий относительно дальнейшего развития ситуации.

По мнению ученого, надо развивать все возможные идеи и отрабатывать разные варианты создания вакцины, стремясь сделать иммунный ответ организма наиболее широким. В этом контексте достойно выглядят усилия российских исследователей, которые не отстают от зарубежных коллег и разрабатывают свои варианты вакцин.

Светлана БЕЛЯЕВА

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2