Эксперты ТГУ: коронавирус ускорил цифровизацию России - Поиск - новости науки и техники
Поиск - новости науки и техники

Эксперты ТГУ: коронавирус ускорил цифровизацию России

Исследователи Института экономики и менеджмента и факультета психологии ТГУ под руководством доктора экономических наук Марины Рыжковой еще в 2019 году приступили к реализации исследовательского проекта, поддержанного Российским фондом фундаментальных исследований (РФФИ) и посвященного изучению диффузии (постепенного проникновения, «просачивания») цифровых инноваций и выявлению факторов цифрового сопротивления среди их потребителей. Сейчас их работа стала как никогда актуальной.

На фоне эпидемии коронавируса во всем мире первые месяцы 2020 года характеризуются повсеместным сокращением «токсичных» offline-контактов, собраний, встреч и прочих коллабораций с переносом их в пространство online. Для цифровых компаний и дистанционных сервисов это время расширения возможностей. «Не было бы счастья, да несчастье помогло»: пандемия выступает драйвером переноса всех межличностных и деловых коммуникаций на цифровые платформы.

 Изначально нашей задачей было изучить феномен сопротивления цифровизации – речь идет о тех случаях, когда люди хотят минимально присутствовать в интернете, – рассказывает Марина Рыжкова. – Но пока что даже такое понятие как сопротивление цифровизации, отсутствует, и прошлый год мы с коллегами потратили на то, чтобы разобраться – что это такое и почему происходит. Провели пилотный опрос с участием более 200 человек, выбранных по методу «снежного кома» – на улицах людей опрашивали, студентов и т.д. Выборка нерепрезентативная, но более-менее мы представление получили о ситуации. А в этом году мы должны исследовать, как сподвигнуть людей к тому, чтобы они начали больше пользоваться цифровыми услугами. И вот тут произошла эта ситуация с карантином, и она сама по себе вынуждает людей входить в цифровое пространство.

Образование, как среднее, так и высшее, полностью перенесено в цифровую образовательную среду с использованием различных цифровых форматов и платформ, таких как Zoom, Skype, Moodle, Adobe Connect, Coursera и других; отдельные преподаватели-консерваторы вынуждены на ходу переучиваться. В сфере развлечений многотысячные массовые мероприятия уступили место быстро организуемым online-выставкам, концертам, конференциям и экскурсиям. Компании по доставке готовой еды потеснили традиционные кафе и рестораны. Фрилансеры заменили усидчивых офисных клерков или клеркам пришлось переквалифицироваться в таковых. Происходит настоящая, хотя и не столь заметная цифровая революция, вызванная необходимостью соблюдать социальную дистанцию, но зато предполагающая еще большую близость и сопряженность на основе цифровых платформ.

– По плану нашей работы на год я расписала методы, которые помогли бы вовлечь людей в цифровую среду, – уточняет Марина Рыжкова. – Есть классический инструмент – «мягкое подталкивание». Второй инструмент – объяснение. Пример – различные уроки цифровой грамотности. И даже когда у терминалов банковские сотрудники помогают клиентам – это тоже пример объяснения как инструмента. И, наконец, третий способ – это «жесткое подталкивание», административные методы. Вот так произошло, к примеру, с госуслугами – когда сказали, что к некоторым врачам можно записаться только через интернет, и всё – у тебя нет другого варианта. Или – на работу ходить нельзя, но работать надо. Вот оно – «жесткое подталкивание» в действии. И теперь каждый, кто во что горазд, приспосабливается к этому. Мы, возможно, скорректируем план своей работы на текущий год и включим в него «жесткое подталкивание» как основную причину роста цифровой диффузии и увеличения цифрового сопротивления.

Могут ли вузы уже сейчас помочь жителям, долго время отрицавшим цифровизацию? Конечно. Они предоставляют свои платформы и прочие сервисы другим образовательным организациям – школам и техникумам, например, свои онлайн-курсы всем желающим… Но как помочь разобраться с материалом в условиях самоизоляции?

– Об этом надо было заботиться заранее. Но кто бы знал заранее, что нужно ходить на обучающие курсы, смотреть вебинары… Как говорится, пока жареный петух не клюнул, мало кто это делал. В итоге даже некоторые госучреждения оказались вообще не готовы к работе в режиме онлайн. Соответственно, они до сих пор ездят на работу. Но, справедливости ради, – не все. Например, сотрудники «Томскэнерго», насколько я знаю, работают из дома – им программисты открыли дистантно доступы в те системы, которые раньше были локальными. То есть, у этого предприятия была заранее подготовленная система дистанционной работы, – подчеркивает Марина Рыжкова.

Исследование выявило очевидную поколенческую неоднородность в отношении принятия цифровых инноваций. Так, молодежь как цифровое поколение открыта цифровым инновациям и новым решениям, проявляет технологический оптимизм и получает информацию о новых инновационных решениях, напрямую используя цифровые платформы: YouTube, Instagram, Twitter. Но не только предпенсионеры и пенсионеры, а и люди среднего возраста далеко не все оказались готовы к переменам.

– Мы в прошлом году специально искали респондентов старше 35 лет, и попадались те, которые принципиально против своего присутствия в Сети. Они даже телефоны себе покупают кнопочные, с которых в интернет не выйти. Но работа этого требует. Поэтому они, конечно, используют, например, электронную почту, но в минимальных количествах со стационарных компьютеров. То есть, они не стремятся включиться в цифровую среду, но в случае необходимости довольно быстро могут это освоить. В основном, конечно, «проседает» население 50+. Хотя и тут про всех так не скажешь – есть 70-летние, которые используют ряд цифровых платформ. Это говорит о том, что люди любого возраста способны меняться, – отмечает Марина Рыжкова.

Что касается детей и подростков, не исключено, что есть и среди них те, кто не знаком с «цифрой». Для Томска и Северска, конечно, это не свойственно, а вот в районах области, где не везде устойчивый интернет, – очень даже может быть. Так образуется «цифровое неравенство».

Между тем, согласно имеющимся результатам исследования, представители среднего и старшего возраста акцентируют роль семьи как канала диффузии цифровых инноваций, с передачей навыков цифровой грамотности от младших членов семьи к старшим. Сюда же можно отнести тактики семейной цифровой специализации: ведение аккаунтов на различных цифровых платформах различными членами семьи. Стоит выделить еще и обнаруженный в процессе исследования феномен «цифрового иждивенчества» – когда пожилые люди, при формальной аутентификации в сетях, полностью передоверяли ведение своих аккаунтов на различных платформах своим детям/внукам («цифровым кураторам»).

– Мы как раз на днях обсуждали этот вопрос на конференции в Москве – дистантно, разумеется, – рассказывает Марина Рыжкова. – Думали изначально, что через семью пойдет распространение цифровых практик. Но на самом деле нет. Большая часть наших респондентов ответили, что они либо сами со всем этим разбираются, либо через друзей и знакомых со схожими интересами. Но при этом некоторые респонденты высказали еще одну интересную мысль – они начнут разбираться с «цифрой», только если будет настоятельная необходимость. Вот, например, отключили аналоговое ТВ, и людям пришлось устанавливать адаптеры или новые телевизоры. Сейчас в мире стоит вопрос о постепенном переходе на 5G, а это уже совсем другие возможности. Актуализируется такая тема, как интернет вещей. Вот с этого, мне кажется, ускорится внедрение цифровых технологий в нашу жизнь.

Пока же безвыходная ситуация перехода к цифровым коммуникациям, с одной стороны, мобилизует людей, помогая с помощью цифровых сервисов осваивать новые возможности, а с другой стороны, требует инфраструктурного обучения и сопровождения. Наше старшее поколение и другие, оказавшиеся незащищенными категории населения сейчас нуждаются не только в волонтерах, разносящих продукты, но и в скорой «цифровой помощи» со стороны «цифровых волонтеров» и платформ, помогающих с помощью виртуального общения разорвать круг одиночества. Дальнейшее изучение феномена диффузии инноваций и факторов его ускорения или замедления позволит быть более подготовленными к таким чрезвычайным ситуациям, как эпидемия коронавируса, и полнее использовать потенциал цифровых коммуникаций для всех категорий населения. К тому же, коронавирус пройдет, а цифровые навыки и сети коммуникаций останутся.

Пресс-служба ТГУ

Нет комментариев

Загрузка...
Новости СМИ2