Поиск - новости науки и техники

Общее собрание РАН: дело ФИАН портит репутацию российской науки

Судьба директора ФИАН и самого Института физики стала одной из самых обсуждаемых тем в ходе общего собрания РАН, и не только в кулуарах. Большинство академиков связывают произошедшее с выборами в Академии наук и стремлением забрать руководство крупными научными проектами у институтов в пользу частного бизнеса. Сам директор ФИАН Николай Колачевский сейчас находится под подпиской о невыезде и в статусе свидетеля по делу. 

Со стороны РАН поддержку чувствую очень сильную, по крайней мере, вчера на общем собрании это было очень явно со стороны коллег. То есть я здесь очень признателен, ну, всем моим друзьям и коллегам, которые высказались, что форма в которой всё это происходило – она неприемлема. И я с этим согласен. А по ходу дела новостей нет в том плане, что новых деталей дела никаких не доведено, то есть состав примерно такой же как и был в начале, ну, не примерно – единственный документ, который у меня в руках есть он такой и остался. А сейчас дирекцию всю вызывают на допросы поочередно в Следственный Комитет.

НИКОЛАЙ КОЛАЧЕВСКИЙ, директор ФИАН, член-корреспондент РАН

В решении Общего собрания отмечается, что при необходимости экспорта наукоемкой продукции любая экспертиза должна проводиться при участии Комиссии по экспортному контролю РАН. По поводу самих обысков и тому, как они проводились, отдельно отмечается, что подобные методы недопустимы. 

Общее собрание глубоко обеспокоено стилем и формой действия правоохранительных органов в отношении ФИАН и его директора, члена-корреспондента Николая Колачевского. Такие действия нанесли репутационный ущерб институту, всей российской науке и силовым структурам. Общее собрание членов РАН выступает с заявлением о недопустимости подобных действий.

Напомним, скандал с ФИАН разразился после того, как на таможне задержали продукцию фирмы «Триоптикс», которая снимает на территории ФИАНа помещение. Компанию заподозрили в экспорте зарубеж оборудования двойного назначения. За неё приняли «оптические окна», а по сути – специальные линзы К-8, которые, как показала экспертиза, можно использовать в «оптико-электронных системах военного назначения».

Законодательство не запрещает ФИАН, равно как и другим институтам, сдавать свои помещения в аренду на конкурсной основе и сотрудничать со своими арендаторами. ФИАН в числе тех, кому такая бизнес модель даже помогает сохранять компетенции и, например, станочный парк. В начале 2000-х такой подход поощрялся. Учёные начинали свой бизнес, больше зарабатывали и быстрее выводили свои разработки на рынок. 

Как я почувствовал, где-то в последние несколько лет это стало нежелательным, хотя это не противоречит никаким законам и так далее, но вектор повернулся, что всё должно уходить обратно под государственную крышу. Мне это сложно комментировать потому что это скорее ощущение чем какие-то бумаги, потому что всё таки опираешься в своей хозяйственной деятельности на законодательную базу. А по сути, то мы являемся головой, а вот эти в том числе эти компании – это наши руки. Для того чтобы собрать какой-то прибор, установку или лабораторию нам нужна и голова и руки. 

НИКОЛАЙ КОЛАЧЕВСКИЙ, директор ФИАН, член-корреспондент РАН

Ставшая скандальной поставка оборудования была не первой и отдельно согласовывалась с Федеральной службой по техническому и экспортному контролю. Вместе с Академией Наук на защиту ФИАН уже встал профсоюз РАН, а также «Клуб 1 июля», отметив, что события негативно повлияли на репутацию российской науки.

В этой связи надо добавить, что по сообщению Интерфакс руководитель «Триоптикса» Ольга Канорская и её отец Сергей Канорский, являющиеся фигурантами дела, уже уехали из России в Израиль, где получили гражданство.

Нет комментариев