Поиск - новости науки и техники

Сила – в балансе. Кому и зачем нужна децентрализация науки?

В стенах Венгерского культурного, научного и информационного центра прошла Международная конференция “Региональное развитие в Центральной Европе и России. Территориальные различия в сфере науки и инноваций”. Организаторами встречи, вошедшей в официальную программу мероприятий Года науки Россия – ЕС, выступили Институт экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН и Центр региональных исследований Венгерской академии наук (ВАН). Конференцию также поддержали Совет по изучению производительных сил при Министерстве экономического развития РФ и Институт географии РАН.
Для участия в мероприятии съехались более 50 специалистов – регионоведов, науковедов, экономистов – из Германии, Венгрии и России. Основная цель конференции состояла в попытке отследить и сравнить существующие территориальные различия исследовательских возможностей в наших странах. Дальнейшей задачей работ в данном направлении станет оценка политических методов, призванных сгладить выявленные различия. В открытии встречи приняли участие Чрезвычайный Посланник и Полномочный Министр, заместитель главы дипмиссии Посольства Венгрии в Москве Ференц Надь-Ребек и заместитель президента РАН Владимир Иванов, выступивший с докладом, посвященным региональным аспектам российской науки и инновационной экономики.  
Участники обсуждали проблему чрезмерной концентрации научно-исследовательских и образовательных учреждений в столицах государств, настаивали на том, что децентрализацию научных исследований необходимо включить в стратегии регионального экономического развития, поскольку она может способствовать сокращению различий в экономических показателях территорий. Сегодня конкретные требования к инновационному развитию отсутствуют в большинстве европейских регионов. Различия в пространственном размещении точек исследовательского потенциала отрицательно способствуют выполнению критериев Лиссабонского договора. В ЕС, вследствие отсутствия их территориального закрепления, именно в центральных регионах начали создаваться наукоемкие отрасли. В России наблюдается схожая ситуация: основные “мозги” и инновационные проекты сосредоточены в нескольких крупных городах, предприятия ОПК – важные драйверы экономического роста – по большей мере, находятся в Центральном федеральном округе. В итоге почти все госфинансирование науки и инноваций стремится именно в эти точки. Тем не менее как в ЕС, так и в России существуют и положительные примеры сосуществования территориального и инновационного направлений политики: в Силезском воеводстве (Польша), в Западно-Задунайском крае (Венгрия), в Саксонии-Анхальтe (Восточная Германия) и в Новосибирской области (Россия)…
Согласно данным, приведенным Владимиром Ивановым, сегодня в нашей стране к территориям с высокой концентрацией научно-технического потенциала относится лишь незначительная часть (примерно 100-150) малых и средних городских поселений. В это число входят существующие и потенциальные наукограды (около 70), ЗАТО, ОЭЗ, академгородки, технограды. Численность населения в таких городах составляет около 3 млн человек. В своем докладе заместитель президента РАН подробно осветил концепцию “Территории инновационного развития” (ТИР): это – территория, находящаяся в границах одного или нескольких муниципальных образований, основу экономического развития которой составляют создание и реализация конкурентоспособной наукоемкой продукции, а также оказание услуг по ее производству. Целью формирования ТИР является обеспечение повышения качества жизни населения, устойчивого социально-экономического развития посредством усиления эффективности использования имеющегося научно-технологического и образовательного потенциала. ТИР должна развиваться за счет максимального использования существующих конкурентных преимуществ. Основным структурным элементом инновационного продвижения ТИР является кластерное пространство, в состав которого могут входить научно-технологические, производственные или сервисные кластеры.
По мнению спикера, важно соблюдать баланс интересов РФ, субъекта РФ, на территории которого размещена ТИР, и собственно муниципального образования. Кроме того, сегодня к вопросам, требующим здесь внимания, можно отнести разработку государственной политики инновационного развития территорий. Также немаловажными являются формирование законодательства по проблемам инновационной деятельности и развития территорий, налаживание взаимодействия между органами государственной власти и научного сообщества по решению проблем инновационного развития территорий. По словам Владимира Иванова, важно, чтобы люди стремились получать образование у себя на родине, в регионах, а не ехали в федеральные университеты или в НИУ и не оставались там, в центре, становясь “невозвращенцами”. Это также может помочь в инновационном развитии территорий.
Как рассказал корреспонденту “Поиска” председатель Комитета по региональной науке Венгерской академии наук Дьюла Хорват, самый главный вопрос сейчас – улучшение научного климата на фоне значительных региональных различий в образовании населения, сильной концентрации НИОКР в столицах, бедной инновационной среды в регионах:
– Мы с коллегами из России уже долгое время успешно развиваем сотрудничество между представителями региональной науки наших стран. Среди ключевых партнеров можно назвать Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН, а также Институт географии РАН. Кооперация наша очень плодотворна: уже опубликованы некоторые из совместных трудов о региональной политике и региональном развитии на русском и венгерском языках. Общая цель – повысить уровень и престиж региональной науки на международной платформе. Думаю, что в России данный тип науки высоко развит. Об этом, в частности, может свидетельствовать прошедший недавно в Санкт-Петербурге 54-й Конгресс Европейской ассоциации региональной науки.
На мой взгляд, тема эта очень интересная. Ведь децентрализация науки – острый вопрос для ЕС: концентрация научных организаций и компетенций крайне высока у нас в центральных регионах, в европейских столицах. Пришло время работать над их распространением и децентрализацией. Приведу конкретный пример: сегодня 64% всех научных работников Венгрии трудятся в Будапеште и будапештской агломерации, 67% венгерских расходов на НИОКР тратятся у нас в центральном районе страны. При этом научно-образовательный потенциал в наших регионах довольно высок: там есть крупные, традиционно сильные университеты, которые смогли бы играть роль драйвера регионального развития. Однако, к сожалению, смена политического режима в стране никак не повлияла на прежнюю региональную структуру развивающихся инновационных институтов. Основные диспропорции сохранились, столицы находятся в привилегированном положении. Региональная и структурная политика не стимулирует деконцентрированное развитие НИОКР, отсутствуют всеохватывающие региональные программы, ориентированные на развитие конкурентоспособности научных исследований и разработок. Иными словами, регионализм очень слаб в Венгрии – нет компетенции у региональных администраций, нет программ развития регионов, финансовых ресурсов и т.д. Поэтому важно знать, как комбинировать региональную политику и инновационную, для того чтобы решить эти проблемы.
Заместитель председателя СО РАН, директор Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, академик Валерий Кулешов в свою очередь отметил, что во всех субъектах Российской Федерации есть свои стратегии социально-экономического развития, в которых, как правило, научно-образовательная проблематика обязательно присутствует.
– Не исполняется все это, главным образом, как у нас, так и в Венгрии по причине отсутствия достаточного финансирования. Значительное количество отечественных инновационных учреждений (наукограды, технико-внедренческие зоны, технопарки, кластеры, технологические платформы и т.д.) функционируют лишь до тех пор, пока есть государственное, федеральное финансирование. Как только льготы, помощь “сверху” прекращается – все затухает. Тем более в бюджетах даже таких крупных субъектов Федерации, как, например, Сибирь, на науку “на все про все” из бюджета отводится только 25-30 миллионов рублей. Поэтому реально функционирует у нас сейчас лишь небольшое число технопарков, например Технопарк Новосибирского академгородка – один из лучших в стране.
Скажу больше: если бы все те институты развития, что возникали в России начиная с 1996 года, принесли соответствующую отдачу, то наш ВВП был бы существенно больше. К сожалению, сейчас они выдают раз в семь меньше, чем от них ожидалось… Причины таких неудач – самые разные. Думаю, в этом вопросе очень большое значение имеет качество управления. Как федерального, так и регионального. Во-вторых, конечно, очень важны база, потенциал региона. Технопарки могут более-менее успешно функционировать, только если вокруг них есть “питательная среда” – мощные университеты, хорошая научная база, как, например, в Новосибирске, Томске и т.д. То, что сегодня происходит, напоминает мне о давних командировках в Монголию в советские времена: тогда по дороге из аэропорта в столицу я обратил внимание на лесополосу лиственниц, большинство которых стояли засохшими. Когда я спросил у коллег, в чем дело, мне рассказали, что местная почва для таких деревьев не приспособлена, поэтому для них выкапывалась яма, куда насыпали чернозем, сажали растение, и оно развивалось до тех пор, пока корни не достигали пределов плодородной почвы. То же сейчас происходит в России: нужно посадить нормально подготовленное “растение”, дать ему почву для достижения определенного “уровня спелости”…
Отвечая на вопрос, почему конференция, посвященная региональной науке, проводится совместно именно с венгерской стороной, академик Кулешов отметил:
– У нас издавна были очень хорошие связи со всеми соцстранами – Болгарией, Венгрией, Германией. К сожалению, в силу политических пертурбаций, они были утеряны, сейчас пытаемся их восстановить.

Анна ШАТАЛОВА
Фото автора

Нет комментариев