Поиск - новости науки и техники

Сигналы потепления. Научные связи России и Америки будут укрепляться?

Недавно в Бостоне (США) завершилась ежегодная междисциплинарная конференция Международной ассоциации русскоговорящих ученых RASA-USA. Мероприятие можно назвать знаковым хотя бы потому, что проходило оно на фоне заметного похолодания в отношениях России и Америки. Однако политический конфликт, похоже, не распространяется на сотрудничество ученых двух стран, и этот факт вселяет определенные надежды на изменение градуса взаимодействия и в других областях…

В этом году в конференции русскоязычной научной диаспоры участвовали свыше 100 человек. Доклады в своих областях науки сделали ученые с мировыми именами, в числе которых – академики Владимир Захаров и Роальд Сагдеев, профессора Петр Уфимцев и Артем Оганов. Во встрече приняли активное участие российские чиновники – замминистра образования и науки РФ Людмила Огородова, Посол России в США Сергей Кисляк, а также вице-президент по академическим вопросам и международным отношениям Сколковского института науки и технологий Михаил Мягков и директор по науке кластера ядерных технологий Фонда “Сколково” Александр Фертман. Кстати, в этом году мероприятие проводилось при поддержке Сколтеха, Посольства России и Представительства Россотрудничества в США. О том, как проходила конференция и чем она запомнилась ее участникам, рассказал “Поиску” директор Центра ускорительной физики Национальной лаборатории им. Э.Ферми (Фермилаб), выпускник Новосибирского государственного университета Владимир Шильцев.
– Такие мероприятия проходят ежегодно в разных городах Америки, – говорит Владимир. – Как правило, мы стараемся собираться в местах наибольшей научной концентрации. В этом году мы выбрали Бостон, где находятся ведущие американские университеты (MIT, Harvard University) и откуда берет начало научно-технологический пояс северо-востока США.
– С чем было связано присутствие на конференции российских чиновников?
– Министерство науки и образования РФ уже в течение ряда лет проявляет большой интерес к использованию потенциала научной диаспоры, привлечению русскоязычных ученых, работающих за рубежом, к научным госпрограммам, которые реализуются в России. В последние годы усиливается активность министерства и в создании инфраструктуры для больших научных проектов, запущены так называемые мегапроекты. Чтобы они успешно развивались, нужны квалифицированные специалисты (в том числе из российской научной диаспоры), которые могли бы участвовать в их работе. Поскольку высококлассных ученых русского происхождения в США очень много, представителям Минобрнауки было интересно узнать, что они думают, хотят ли участвовать в российских проектах. На мой взгляд, в ходе встречи мы смогли продемонстрировать наше желание помогать науке России, поскольку многие из нас и сегодня всячески способствуют ее развитию.
– Давайте напомним о некоторых инициативах.
– Члены RASA (как европейского, так и американского отделения этой организации) на протяжении ряда лет ведут большое количество проектов с российскими вузами, что называется, по инициативе снизу. Наши ученые участвуют в работе различных научных советов, в создании зеркальных лабораторий. Одна из последних инициатив – открытие Центра научных исследований ассоциации RASA в Санкт-Петербургском государственном политехническом университете. Этот центр будет “точкой входа” для многих ученых, участвующих в программах, связанных с развитием российских университетов. Но мы не замыкаемся только на столичных городах, в скором времени готовим “десант” в Томск, чтобы создать аналогичный центр и там.
– А о новых совместных шагах по взаимодействию с Минобрнауки или “Сколково” шла речь на конференции?
– Конкретных предложений пока не поступало, но мы видим, что чиновники ищут возможность развития связей с соотечественниками, с представителями научной диаспоры… По словам посла Сергея Кисляка, в текущей ситуации очень заметного охлаждения отношений между двумя странами этой дополнительной возможностью “потепления” и улучшения российско-американского взаимодействия нельзя пренебрегать. А Людмила Огородова в своем выступлении сказала: “Чтобы в мире знали российскую науку, чтобы она стала передовой, нашим ученым нужно работать в ведущих мировых центрах. Вы олицетворяете авторитет России, представляя нас в разных странах”. В ходе встречи обсуждались модели развития сотрудничества с Россией, в том числе налаживание системы обмена научной информацией на основе реализации совместных проектов, стажировки российских студентов, магистров и аспирантов в американских лабораториях под руководством ученых-соотечественников, варианты взаимодействия с российскими организациями.
– Насколько мне известно, едва завершилась бостонская встреча, вы отправились в российский ОИЯИ.
– Меня пригласили в Дубну сделать доклад на Международном симпозиуме, посвященном 70-летию открытия академиком В.И.Векслером принципа автофазировки. Хотя конференция была посвящена выдающимся ученым – Владимиру Векслеру и его коллеге, американскому физику Эдвину Макмиллану, речь на ней шла, главным образом, о современных тенденциях в ускорительной физике. Было много выступающих из Европы, в частности из ЦЕРН, звучали доклады о новом российском ускорителе НИКА. Мне, как специалисту, было отрадно узнать о прогрессе в его технической части. Возможно, вы знаете, что многие физики-соотечественники (и я в том числе), работающие в Фермилаб, помогают в его создании. Кстати, представители Минобрнауки в Бостоне были приятно удивлены, узнав, что ведущие ученые российского происхождения из мировых лабораторий либо напрямую участвуют в этой работе, либо консультируют коллег по проекту НИКА. Это один из примеров того, как научная диаспора распространяет свою деятельность через страны и континенты.
– Раз уж мы заговорили о российско-американских связях, которые поддерживаются по инициативе ученых Фермилаб, расскажите, как обстоят дела со стипендиальной программой для российских студентов, которую вы запустили несколько лет назад.
– Эта программа сегодня официально не свернута, но ввиду непростой политической обстановки и осложнения отношений ее пришлось приостановить. Дело в том, что количество времени, требуемое на различные согласования и оформление поездок студентов, превысило разумные пределы и одновременно снизило вероятность того, что ребята успеют прибыть к нам в срок. Поначалу подобная ситуация наблюдалась и в отношении российских ученых – участников больших научных коллабораций, связанных с проведением экспериментов, например, в Брукхейвенской национальной лаборатории, Фермилаб. Но поскольку эти лаборатории очень “видимые” и значимые и никакого отношения к национальной безопасности не имеют, в конце концов ситуация нормализовалась. Оказалось, что, когда речь идет об оформлении десятков людей из России, “продавить” разрешения и получить необходимые документы проще.
Об определенном переломе говорит хотя бы тот факт, что недавно из России на запуск большого синхротрона для нового источника синхротронного излучения в Брукхейвенской лаборатории приезжала большая команда ученых, несколько десятков человек. В Институте ядерной физики им. Г.И.Будкера СО РАН была создана одна из крупнейших установок последних лет – бустерный синхротрон. Он стал важной частью нового источника синхротронного излучения NSLS-II, который заработал в Брукхейвенской лаборатории. Российские ученые не только изготовили и поставили оборудование, они его запустили, сделали полностью рабочим, отвечающим всем задачам проекта.
– А как идут дела в Фермилаб? Насколько известно, после остановки Тэватрона в 2011 году лаборатория определила для себя новые научные задачи.
– В Америке за прошедшие три года проведена большая работа по определению того, что делать дальше в физике высоких энергий. Церновский коллайдер LHC захватил лидерство, и в США сложилось понимание, что перехватить пальму первенства в ближайшее время будет тяжело. Поэтому здесь постарались найти другую интересную физику, на которую, кстати, требуется меньше денег. Этим летом специалисты, наконец, пришли к общему заключению: США будут продолжать поддерживать программу экспериментов на европейском LHC (это внешняя деятельность), а на своей территории решено переключиться на строительство самых мощных в мире источников нейтрино. Эти частицы были открыты давно, но их свойства до конца не изучены. Они почти ни с чем не взаимодействуют, ведут себя необычно и не укладываются в Стандартную модель физики элементарных частиц. Программа эта довольно крупная, но посильная для США. Фермилаб выпала самая трудная задача: построить ускоритель, который позволит в два раза повысить интенсивность получаемых пучков нейтрино. Произойти это должно уже через семь лет. Потребуются большие вложения, будет создана новая мощная коллаборация ученых.
– Будут ли, как прежде, участвовать в этой программе ученые из российских институтов?
– Будут, но во второй ее части, когда мы вплотную подойдем к строительству детекторов. Под эту задачу уже создана коллаборация, в которую вой­дут группы ученых из более чем 50 лабораторий, включая российские из ИЯИ РАН, ИФВЭ и др. Они уже выразили желание подписать меморандум об участии в строительстве детекторов нейтрино. Это будет очень большая программа, которая рассчитана, по меньшей мере, на десять лет. Надеюсь, она готовит нам массу “открытий чудных”.

Справка “Поиска”
Мультидисциплинарный Центр научных исследований “RASA-Политех” имеет шесть научных лабораторий медико-биологического направления. Их возглавили ведущие ученые, работающие в разных странах США и Европы. Научную лабораторию “Функциональные покрытия” возглавил профессор Сергей Михайлов (Университет прикладных наук Западной Швейцарии), лабораторию “Нанопроизводство” – профессор Борис Чичков (Университет Вильгельма Лейбница и Лазерный центр Ганновера, Германия), руководителем научного направления “Управляемая доставка биологически активных соединений” стал профессор Глеб Сухоруков (Школа инжиниринга и естественных наук, Лондонский университет королевы Марии), лабораторией “Медицинские технологии” будет руководить доктор Николай Васильев (Бостонский детский госпиталь, Гарвард, США), лабораторию “Синтетическая биология” возглавил профессор Андрей Пичугин (Институт им. Густава Русси, Франция) и лабораторию “Моделирование сложных биологических систем” – профессор Дмитрий Фришман (Технический университет Мюнхена, Германия). В новых лабораториях “RASA-Политех” будут разрабатываться имплантируемые устройства, наноматериалы, лазерные технологии на микро- и наноуровне, способы доставки в живые клетки биологически активных соединений и лекарственных средств.

Беседовала Светлана БЕЛЯЕВА
Фото Николая СТЕПАНЕНКОВА

Нет комментариев