Поиск - новости науки и техники

Чьи вы, активы? Интеллектуальная собственность ищет хозяина

“Берущий… идею получает руководство к действию, не обедняя меня; как зажигающий свою свечу от моей свечи получает свет, не погружая меня во тьму”. Это высказывание Томаса Джефферсона участникам заседания Президиума РАН напомнил заместитель директора Центрального экономико-математического института РАН доктор экономических наук Анатолий Козырев, выступая с сообщением “Экономика интеллектуальной собственности: измерения, мифология, математические модели”.

“Буду рассказывать об инструментах, потом о фактах, а потом позволю себе поговорить о теории выдачи патентов и лицензирования”, – обрисовал план выступления докладчик. Анатолий Козырев отметил, что благодаря развитию сетевых технологий, Интернету появилась возможность собирать информацию из огромного количества баз данных, использовать прямое сканирование интернет-трафика, а появление специальных средств финансового и патентного анализа принципиально расширило возможности для измерений и исследований в экономике интеллектуальной собственности.
Так, например, поисково-аналитическая система Questel (Франция) позволяет анализировать все базы данных мира, структурировать и визуально представлять полученную информацию в виде графиков. Очень интересные результаты могут быть получены благодаря использованию английского аналога французской программы – Thomson Innovation, а для анализа экономической информации – системы финансового анализа Thomson Reuters Eikon.
Ученый счел очень полезными отечественные разработки: Автоматизированную систему учета результатов интеллектуальной деятельности РАН, Систему профессионального анализа рынков и компаний. Последняя позволяет получить информацию по отдельному предприятию: налогообложение, статистика, владельцы, экономические связи, структура бизнеса. С их помощью “можно доносы писать”, сказал А.Козырев.
Докладчик привел интересные данные по учреждениям РАН. Так, например, среди институтов с наибольшим количеством результатов научно-технической деятельности, как-то: базы данных, изобретения, полевые модели, программы ЭВМ, ноу-хау, – зарегистрированных АСУ РИД РАН, лидируют Институт проблем химической физики и Институт проблем управления им. В.А.Трапезникова. Среди организаций с наибольшей суммарной стоимостью нематериальных активов (НМА), принятых к учету, на первых позициях находятся Институт биологии развития им. Н.К.Кольцова и Институт физики твердого тела. В списке институтов с наибольшим количеством НМА – программ для ЭВМ на первых местах стоят Институт программных систем им. А.К.Айламазяна и Институт проблем информатики.
Анализ ситуации с патентованием в мире показал, что “пиратят” в действительности гораздо меньше, нежели это стараются представить общественности правообладатели. Во всем мире, и Россия здесь не исключение, патентуется много, а лицензируется мало, другими словами, не все патенты продаются. Результаты измерений опровергают целый ряд мифов, успевших стать общим местом в экономической литературе, прежде всего в публикациях, посвященных управлению нематериальными активами, инновациям и эффективности науки.
Мифами оказались, например, ставшие общим местом утверждения о преобладании нематериальных активов в балансах американских и европейских компаний. Как оказалось, в среднем это 1,01%, что, конечно, больше, чем в РФ, но не в 50 раз, как это принято считать. Относительно большой процент нематериальных активов на балансе некоторых фармацевтических фирм, но это результат слияний и поглощений, а вовсе не постановки на баланс собственных разработок. Как показывают измерения с использованием системы Questel, как раз относительные показатели у нас стандартные. Если в России лицензируются примерно 1,39% патентов, то в США – 1,35% от общего числа выданных. Как в России, так и в США патенты получают в основном вовсе не для того, чтобы потом лицензировать.
Докладчик привел в пример “шесть задач патентования”, изложенных руководителем патентной службы ЗАО “Нанотехнология МДТ” Дмитрием Соколовым. Это, в первую очередь, отчет по бюджетному финансированию, успешное участие в тендерах на разработку, реклама продукции и продажа комплектующих изделий, входящих, например, в более крупные разработки, и только в последнюю очередь – защита продукции фирмы от копирования и парирование возможных попыток запрета производить и/или продавать на рынках продукцию фирмы.
Перейдя к “теоретической” части выступления, Анатолий Николаевич отметил, что многие трудности, возникающие при оценке прав интеллектуальной собственности и их учете в составе нематериальных активов, связаны с фундаментальным алгебраическим свойством информации – идемпотентностью (термин, означающий свойство математического объекта, которое проявляется в том, что повторное действие над объектом не изменяет его) ее сложения. На уровне битов это свойство проявляется в том, что “да” и еще раз “да” означает “да” и ничего больше. Однако в цифровой экономике, в экономике знаний и в экономике интеллектуальной собственности это алгебраическое свойство имеет множество практически важных следствий. Свойство идемпотентности сложения, характерное для всех интеллектуальных продуктов, проявляется в различных ситуациях и создает проблемы, плохо решаемые традиционными институтами.
Причина – противоречия между правилами обычного сложения, лежащего в основе бухгалтерского учета, и идемпотентного сложения, характерного для информации и интеллектуальных продуктов. Такие противоречия в принципе не поддаются точному решению. Их приходится обходить с большими или меньшими потерями, а попытки найти идеальное решение часто приводят к бесполезной трате времени и ресурсов. Измерения в экономике интеллектуальной собственности и математические модели с использованием получаемых данных должны заменить экспертные мнения, основанные на мифах. В этом путь к построению экономики, основанной на знаниях, сказал А.Козырев.
Как отметил академик Сергей Алдошин, докладчик коснулся только вопросов патентования и лицензирования, а проблема гораздо шире. Сергей Михайлович напомнил, что РАН этими вопросами активно занималась в течение пяти лет – была в том числе создана АСУ РИД РАН. Теперь же, поскольку Федеральное агентство научных организаций готовит свою базу данных, с точки зрения С.Алдошина, есть опасность потерять результаты проделанной работы. Академик выступил за то, чтобы сохранить собственную БД РАН.
Коснувшись вопроса о том, кому должны принадлежать результаты интеллектуальной деятельности институтов РАН, Сергей Михайлович отметил дороговизну переоценки интеллектуальных активов для постановки на баланс и сложности отношений институтов РАН-патентодержателей с Рос-патентом. Считалось, что интеллектуальная собственность, как и имущество, находится у институтов академии в оперативном управлении и продажа лицензий для учреждений РАН была, по сути, заблокирована. С осени этого года ситуация еще более усложнилась – нематериальные активы вообще перестали являться имуществом. Вопрос, кому теперь принадлежат НМА: госзаказчику, институту или еще кому, – не решен. В связи с этим Сергей Алдошин считает очень актуальной поддержку Министерства промышленности и торговли в вопросе создания целевого инжинирингового центра, в частности, для доведения до кондиции уже существующих патентов.
Из записавшихся для выступления по докладу пяти человек, в том числе и из профильных комитетов Госдумы, в предновогоднем зале Президиума РАН оказался только академик Валерий Макаров. “Спорное мнение хочу высказать, – сказал он. – Человечество производит знания. С ходом истории всё больший поток этих знаний направляется на извлечение денежной составляющей. И сегодня мы из Знания делаем Деньги. Мы с удовольствием обсуждаем тему “экономики знаний”, “знание – это товар”, говорим о фундаментальной и прикладной науке, ищем грань между ними. На самом деле, эту грань надо ликвидировать. Есть просто наука в целом! Наши институты не должны думать о зарабатывании денег, а заниматься наукой в широком смысле этого слова”.

Андрей СУББОТИН
Фото автора

Нет комментариев