Поиск - новости науки и техники

Горожане особого рода. Университеты ускоряют развитие территорий

Есть в мире небольшие города, ставшие знаменитыми благодаря университетам, которые их осчастливили своим присутствием: Оксфорд, Кембридж… Есть университеты, за которых говорит название города, где они расположены, скажем, Венеция. Есть университеты, чья слава сопоставима с известностью мегаполисов, давших им свое имя; чтобы далеко не ходить за примерами – Московский, Санкт-Петербургский.

В каждом случае взаимодействие вуза и города имеет ряд общих черт и специфичных особенностей и не ограничивается схемой: вы нам территорию, инфраструктуру, мы вам молодых специалистов и отчисления в бюджет. Поэтому участникам прошедшей в Санкт-Петербурге под патронатом Минобрнауки РФ Международной конференции “Образование и мировые города: перспективы БРИКС” было что обсудить. Тем более что исследований и публичных дискуссий на столь актуальную тему поразительно мало. Конференция (ее организовали Высшая школа экономики в Санкт-Петербурге, Университет ИТМО, Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н.Ельцина, а также Проект повышения конкурентоспособности ведущих российских университетов “5-100”) отчасти восполнила этот пробел.
Могут спросить: почему БРИКС? Ответ понятен: страны, наряду с Россией входящие в это международное объединение (Бразилия, Индия, Китай, ЮАР), обладают громадным потенциалом развития, драйверами которого являются именно университеты; демонстрируют ускоренный рост экономики, что напрямую связано с урбанизацией и формированием прошедшего через университетское горнило креативного класса. Университеты наших партнеров по БРИКС динамичны, расположены, как правило, в крупных городах, где концентрируется экономика знаний, охватывают перспективные рынки образовательных и научно-технологических услуг на разных континентах, но сотрудничество с ними российских вузов пока не назовешь системным. Кроме того, нынешний год знаменует начало председательства России в Деловом совете БРИКС, и конференция вписана в его официальную повестку отнюдь не для галочки.
Так, на ней обсуждались принципы концепции сетевого университета БРИКС. Ректор Уральского федерального университета Виктор Кокшаров предложил использовать в качестве узловых точек будущей сети созданные российскими вузами центры компетенций. На промышленном Урале действуют серьезные центры компетенций по материаловедению, металлургии, в Санкт-Петербурге – по ИT и т.д. На их базе можно наладить обмены студентами, преподавателями, проводить совместные исследования, что сделает сотрудничество адресным и предметным.
Научный руководитель НИУ ВШЭ-Санкт-Петербург, заместитель председателя правления Внешэкономбанка, председатель Делового совета Россия – Бразилия Сергей Васильев заострил внимание еще на одном практическом моменте. Переговоры с латиноамериканскими партнерами по БРИКС ведутся на английском языке, что, по его словам, “стерилизует общение” и мешает выстраивать доверительные деловые отношения. Надо проработать языковую основу сетевого университета, с тем чтобы участники обменов получали информацию на языке страны-партнера, равно как и на родном языке. В контактах же с китайскими партнерами помогают переводчики, причем со стороны Китая, – это филологи, сведущие в обсуждаемой теме, каковыми российская сторона похвастать не может. Развивая отношения со странами БРИКС, мы должны готовить специалистов, владеющих языками, на которых в этих странах разговаривают, заключил Васильев.
Как рассказал заместитель министра образования и науки Александр Климов, сетевой университет БРИКС предстоит учредить уже в сентябре 2015 года, а в октябре – провести глобальный университетский саммит стран БРИКС на площадках МГИМО и вузов-партнеров в Москве. Тем важнее сверить ключевые подходы в образовательной сфере, в частности разобраться, “как университет встроен в город, а город – в университет”. Вторая часть предложенной им формулы не выглядит натяжкой, и не только потому, что бюджет университета нередко больше бюджета города, в пределах которого он расположен. Университет – понятие более глобальное; благодаря академической мобильности и трансферу технологий он связан со всем миром. И в буквальном смысле открываясь навстречу городскому сообществу (бизнесу, властям, рядовым жителям) через социальные практики и образовательные программы, создавая пояс инновационных предприятий и трансформируя культурную среду, такой университет и городу добавляет глобальности, “легитимизирует его столичность”, как сказал ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов.
Он же поделился размышлениями о том, как сочетается миссия университетов, призванных отбирать и воспитывать интеллектуальную элиту, с наступлением массового высшего образования. Если миссия не выполняется, элита не генерируется, специалистов кроят по старым лекалам, то укрупнение и реструктуризация университетов необходимы и оправданны. Но при этом возникает дилемма глобальности: до какой степени мы заинтересованы в концентрации университетов, кто бенефициар глобального университета? Ректор одного из самых прогрессивных российских вузов обрисовал и такой аспект проблемы: сегодня в Москве обучаются 37% иногородних студентов (в Петербурге – целых 70%), после окончания вуза около 80% остаются в столицах. Какой интеллектуальный ландшафт они здесь сформируют? И хорошо ли это для страны – вытягивание одаренной поросли из регионов ради превращения ее в столичный офисный планктон?
Оперируя критериями глобальности университета, определяющими его место в мировом рейтинге, спикеры выделяли уровень взаимодействия вуза с городом в создании постиндустриальной среды и разработке стратегических планов. Вице-президент Фуданского университета (Шанхай, Китай) Лу Фан отметил, что город прекрасно понимает значение университета как образовательного, культурного и мозгового центра (think tank), в том числе помогает ему создавать очередной кампус и технопарк, видя в них элементы глобального иннограда.
Профессор урбанистики Государственного университета Рио-де-Жанейро Педро Новаис, представив широкую палитру университетов Бразилии (федеральные, частные, муниципальные, конфессиональные), выделил главный признак глобальности – интернационализацию образования. Современные студенты, не ограничиваясь учебными занятиями, должны постигать культуру страны, в которую приехали учиться, и проникаться заботами местного населения. Развернутой иллюстрацией этого тезиса стало выступление профессора Университета Гонконга (Китай) Хуго Хорта, рассказавшего о бакалаврской программе (из 120 часов лишь 24 часа лекции, остальное – ведение и защита социокультурных проектов), позволяющей “неместным” студентам самим адаптироваться в этом противоречивом мегаполисе и профессионально помогать  его населению.
Ректор Туринского университета Джанмария Айани заверил, что сегодня облик его города делают привлекательным уже не ФИАТ, а два глобальных университета, что завтрашние перемены спланируют не политики с их краткосрочным мандатом, а ректоры, что новую жизнь в него вдохнет современный кампус, который университетские урбанисты вписывают в городскую среду.
Университетский кампус в историческом центре города – давняя европейская традиция, обретающая новое звучание в наши дни. Он может быть компактным или распределенным, как у НИУ ВШЭ в Москве, но непременно сопряжен с миссией университета, которую заведующая лабораторией политических исследований этого вуза Валерия Касамара определила как воспитание ответственных граждан, в процессе взаимо­обучения студентов и горожан. Конечно, открываясь городу, университет должен видеть разные категории жителей, быть модератором между ними и студентами, добиваться согласования интересов: им жить рядом! Сессия, на которой она выступала, так и называлась: “Университет – горожанин особого рода”.
Правильная настройка отношений между университетом, правительством и бизнесом по модели Triple Helix (тройная спираль) порождает синергию, способствующую динамичному и устойчивому развитию города. Она преображает Томск – единственное в России муниципальное образование, в уставе которого зафиксирована ведущая роль научно-образовательного комплекса, а два из шести университетов имеют статус национальных исследовательских и участвуют в Проекте 5-100, о чем с гордостью сообщила на конференции заместитель мэра Елена Лазичева. И, увы, нехарактерна для Самары, где власти в архаично-директивной манере стремятся слить университеты, отправив культурную и научную элиту из исторического центра на выселки. Свой доклад, похожий на крик души, доцент Самарского архитектурно-строительного университета Евгения Репина подготовила совместно с Высшей школой урбанистики НИУ ВШЭ. И теплится надежда, что партнерская рука Москвы поможет сохранить уникальный креативный кампус в центре Самары (а значит, и сам этот оживленный центр).
Но, пожалуй, дальше всех в осознании роли вуза как горожанина продвинулись в петербургском Университете ИТМО. Объявили, что рассматривают город как… свою лабораторию и для исследований в ней создали Институт дизайна и урбанистики. Насколько город заинтересован в результатах этих исследований, можно судить по тому, что название проведенного вузом сразу вслед за конференцией I Петербургского форума пространственного развития, на котором они были представлены, предложил губернатор северной столицы Георгий Полтавченко – “Гармония многогранности”. Можно не сомневаться, что этот многогранный опыт будет востребован коллегами по БРИКС.

Аркадий СОСНОВ

Фото пресс-службы Университета ИТМО

Нет комментариев